НАША РАША: С ШУТКАМИ ВСЕ В ПОРЯДКЕ? С ЗАМЕСТИТЕЛЕМ ГЕНЕРАЛЬНОГО ДИРЕКТОРА КАНАЛА

№85
С заместителем генерального директора канала ТНТ Игорем Ростовым «Главный» обсудил состояние и перспективы развития юмора в России.
Текст  Сергей Медведев. Фото Алексея Снегова.

Кто такой.
Игорь Ростов родился 24 ноября 1960 года. В 1989 году окончил Московский институт культуры. Позже — Санкт-Петербургский международный институт менеджмента. Один из основателей калининградской телерадиокомпании «Каскад». С 2006 года работает на ТНТ.
Имеет звание «Медиаменеджер России 2002», ученую степень и ученое звание: академик Российской Академии телевидения, академик-профессор Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.


— Откуда пошло название «Наша Раша»?
— Это была идея создателей «Нашей Раши». Было несколько идей, но это название больше всего понравилось.


— Как вы думаете, за время существования канала ТНТ изменился характер юмора в стране?
— Конечно. Пока не было канала, Петросян был звездой... Конечно, юмор изменился. Появился юмор для молодых. Люди более старшего возраста не хотят понимать такой юмор, а молодежь более раскрепощена.


— Что изменилось конкретно у вас?
— Наверное, мы бы не стали при Ельцине шутить над депутатами. А сейчас над депутатами можно шутить. Раньше они что-то делали, а сейчас это просто машины для засовывания карточки в автомат. Поэтому в «Нашей Раше» появились два депутата, которые постоянно думают о народе. Гаишник и проститутка могли появиться в любое время, а вот геи могли появиться только сейчас. Трудно представить себе такую историю в более страшные времена. Хотя мы видим, что петербургские депутаты придумали гонять геев и в тюрьму их сажать...

Общество меняется, меняется и юмор. Вызовы есть, мы на них реагируем. Была в «Нашей Раше» футбольная команда, но когда наши реально стали третьими на Чемпионате Европы, мы ее убрали — шутить над этим стало бессмысленно.

Потом опять стали проигрывать — пора возвращать омский «Газмяс»... Зато сейчас у нас появился пенсионер, который ходит с оружием и радикально решает все вопросы с теми, кто мешает ему жить.


— В юморе часто один человек показывает свое превосходство над другим. Кто-то обижается? Таджики, например.
— Они написали письмо президенту. Нота была. Они официально обиделись, посчитав «Нашу Рашу» издевательством над таджикским народом. Мы им сказали: почему вы решили, что речь идет о таджиках? Они на таджикском языке разговаривают? Нам ничего не ответили — таджикского языка в «Нашей Раше» не было. Там говорят на тарабарском языке. К тому же, слово «таджик» стало нарицательным, и под ним мы понимаем и таджиков, и молдаван...


— А молдаване не обиделись? Там же еще и актер из Молдавии?
— Да нет, молдаване не обижались.


— А Светлаков бывает в Таганроге?
— Нет, наверное.


— Он же какие-то нехорошие слова и о Ростове говорил. В интервью.
— Да ладно, что он нехорошего мог говорить?


— Мне показалось, что парикмахер Сергей Зверев обижался на ваши розыгрыши в «Комеди Клаб».
— Ну, я не знаю, как он мог обидеться. Чем ему обижаться? Была история, когда часть аудитории сказала, что не будет сидеть в одном помещении с садистом— мы пригласили дрессировщика животных. Это были известные журналисты и одна очень известная актриса. Потому что все знают, как дрессируют животных — микроволновка, раскаленная сковородка, ошейник электрический.


— Вы думаете, микроволновка?
— А вы как думали?


— Анатолий Дуров воспитывал поощрением.
— Это было при царе. Попробовал бы он использовать сковородку, его бы сразу посадили.


— Анатолий Дуров при царе наряжал свиней в форму чиновников, его в ссылку за это отправили.
— У нас ссылка как-то еще не отработана.


— Как сочетаются юмор и политика на вашем канале?
— У нас Путин регулярно выступает в «Комеди Клаб». Актер похож на него и говорит, как он. Так что на ТНТ политики больше, чем на любом другом канале. «Наша Раша» — это вообще социально - политическая программа. Только с юмором.


— А какие-то политические силы не выходили на вас, мол, давайте, придумайте нам пиар-ход?
— Одно время канал участвовал в предвыборной кампании. Нам принесли предвыборные ролики. Но мы сказали, что ставить их не будем. Кремль возмутился — как так? Мы сказали им, что то г..., которое они принесли, нам не подходит — давайте, мол, мы сами сделаем. И мы сделали: крупный план — стоит Гарик и говорит: «Вы не пойдете голосовать, и вы не пойдете голосовать. Потому что вы, — камера отъезжает, видно, что Гарик стоит в овощном магазине, — потому что вы — овощи, а я пойду голосовать». Совершенно нормальная история — позвать молодежь на выборы.


— Самоцензура имеет место на вашем канале?
— Самоцензура имеет место в любом СМИ . Скорее всего, вы не станете писать статью матом, потому что, скорее всего, ее в таком виде не поставят... Всегда есть понимание, что можно, а что нельзя. У нас если матерятся, то только потому, что наши люди так разговаривают, иначе не выразить существующий юмор.


— Сейчас в России как мне кажется, много людей без чувства юмора.
— Есть такая притча. Правитель повышает налоги, их собирают, правитель интересуется, как на это реагирует народ. Ему отвечают: «Плачут». «Ну ничего, давайте повысим». Опять повысили. «Что люди делают?» — «Смеются». — «Тогда надо заканчивать с повышением». Так и в нашем случае. Когда люди будут смеяться, может, что-то и изменится в стране. А может, и нет. Я не знаю.


— О чем вы никогда не будете шутить?
— На мой взгляд, нет табу. Шутить можно надо всем.


— На радио «Маяк» недавно пошутили над инвалидами.
— Это была жесткая шутка. Но, наверное, она тоже имеет право на существование. Была еще программа «Розыгрыш» на Первом канале. Тоже жесткая история.


— А вы в коллективе разыгрываете друг друга?
— Делать юмор и одновременно подшучивать друг над другом — сложно. Нет, конечно. Творческая часть — авторы — подшучивают, а если говорить об управляющем составе... Мы имеем дело с большими деньгами, какие уж тут шутки!


— Ваш канал вовлекает в свою работу зрителей — в «Битве экстрасенсов», в «Комеди Баттл». Это было задумано или само собой получилось?
— Само собой. Хотя «Комеди Баттл» придумали для того, чтобы искать кадры, которые могут шутить — ведь шутить 24 часа в сутки очень сложно, нужны новые лица... А о «Битве экстрасенсов» мы, когда покупали формат, вообще думали, что она проживет один сезон. А прошло уже тринадцать сезонов. Кстати, город Ростов — поставщик экстрасенсов. Здесь их особенно много.


— Как и маньяков.
— Ну, а как вы думали. Если есть экстрасенсы, как не быть маньякам?


— На ТНТ еще есть передача «СуперИнтуиция». Кто эти люди, которых там угадывают участники?
— Проводится кастинг. Допустим, нам надо набрать стриптизера, фотографа и журналиста. Мы даем соответствующее объявление. Желающих много. Но они же и не бесплатно все это делают. К тому же, люди любят наблюдать себя в телевизоре. Нарциссизм свойственен человеку.


№ 85 Март2013 г.

Гости

Участник одной из самых известных команд КВН Вячеслав Мясников рассказал «Главному» о великих юмористах, телевизионном рейтинге и его самой любимой марке мотоциклов.

Гости

Молодой художник Евгений Зубков, рефлексирующий на тему современных технологий в России будущего, рассказал, можно ли заработать на «смешных картинках из интернета».

Гости

Сценарист фильма «Клубаре» Олег Груз рассказал «Главному», почему он сам больше не ходит в ночные клубы.

Гости

Известный ресторатор рассказал «Главному» о партнерах по бизнесу, современной русской кухне и заведениях, которыми он гордится.

Гости

Его знают, как того самого стендапера Сергеича, который шутит над тем, над чем обычно заламывают руки и закатывают глаза: «У него ДЦП, бедненький!» А Сергеич совсем не бедненький, а очень даже состоятельный и уверенный в себе москвич. Снялся в большом кино, гастролирует по всему миру и пользуется популярностью у женщин. В Ростове на фестивале мотивационного кино Bridge of Arts он представлял фильм «Любовь с ограничениями», в котором снимался с Павлом Прилучным, Анной Старшенбаум, Алексеем Чадовым и Алексеем Воробевым. В этой ленте Серегй выступил не только как актер, но и в некоторых моментах как консультант.