Как запустить человека на Луну

«Главный» вместе с доктором экономических наук Михаилом Чернышевым осмотрел здание мэрии, поговорил о ростовском характере, вспомнил прошлое города и помечтал о его будущем.
Текст:
Сергей Медведев
Фото:
Дмитрий Норов
Источник:
«Кто Главный.» № 43
10/06/2020 11:50:00
0

— Помните ли вы, когда впервые вошли в это здание?
— Честно — не помню.
— Но это был уже «официальный» визит?
— Если вспомнить, раньше мэрия города располагалась напротив областной администрации, в здании бывшего городского комитета партии. А здесь, после всем известных событий начала 90-х, сидел представитель президента. Потом это помещение «зависло», и губернатор передал его мэрии, восстановил историческую справедливость: здание в свое время было построено на деньги купцов, специально для городской Думы. Так сюда и переехали... Был сложный период, но сознательно пошли на то, чтобы восстановить это красивое здание архитектора Померанцева... В городе всего три здания его работы — гостиница «Московская», наше здание и «Рыба», как его называют в народе (здание на Б. Садовой, 68. — «Главный»). В своем кабинете практически ничего не менял, только сделал косметический ремонт. Мебель осталась прежняя — стол, шкаф, часы...

1.jpg
— Это с каких же пор?
— Даже и не знаю, с каких. Когда сюда переехали, все так и было. Единственное, что здесь установили — это сплит-систему. На столе перетянули полотно. Двери чуть-чуть обновили.
— Раньше в этом кабинете сидели первые секретари обкома КПСС?
— Да, это кабинет Ивана Афанасьевича Бондаренко, который здесь проработал первым секретарем 18 лет. Пивоваров, второй секретарь обкома, рассказывал, с каким трепетом он входил в этот кабинет.
— Во времена Бондаренко здесь, наверное, стояли «вертушки» для прямой связи с Москвой.
— Обязательно. У меня тоже есть правительственная связь. Она осталась... Мой кабинет защищен от внешнего воздействия — здесь обсуждаются в том числе и темы, так сказать, «для служебного пользования». Например, схемы обеспечения водой населения, другие вопросы, связанные с жизнедеятельностью города. Сегодня разрабатываем проект электронного правительства — его задача сделать доступной информацию о работе мэрии. Все, кому она нужна, смогут взять ее на нашем сайте... Бюрократический аппарат и сам страдает от бюрократии. Бывает, готовим справочные материалы по тем или иным вопросам — одни и те же, но в разные инстанции. Но зачем их готовить, если они будут на нашем сайте.
— Президент или премьер бывали в вашем кабинете?
— Путин был в этом здании, но на четвертом этаже, там где сейчас находится мой заместитель Манаков. А в этом кабинете не был. Но я его встречал. Когда была рабочая встреча с руководством области (в здании администрации области шел ремонт. — «Главный»).
— Говорят, что в здании огромные подвалы, каких-то фантастических размеров чердак.
— Подвалы есть, там раньше была угольная котельная. Посмотрели, что можно расчистить — расчистили. Раньше отопление в здании проходило через воздуховоды в стенах. Батарей не было. Но сейчас все эти ходы забиты... Чердак у нас действительно большой, сегодня его благоустраиваем, чтобы приспособить под административные помещения. Подземных ходов нет.
— А говорили, что есть.
— Это вы путаете с областной администрацией. Там есть ход в сторону всадников. Очень большие подземные помещения. Но обрываются. Может быть, они вели к зданию напротив... Зато у нас есть огромный внутренний двор. Есть идея накрыть его прозрачной крышей и сделать во дворе — в том числе — выставочный зал. Но это когда кризис в стране закончится.
— Что, по-вашему, самое сложное в работе мэра?
— Многое зависит от того, насколько быстро принимается решение. Взять Ворошиловский мост. Мне позвонили в воскресенье, спрашивают, что делать, трещина появилась. Закрыть Ворошиловский мост? Но в понедельник люди должны приехать на работу. Все решали часы. И надо было принять решение, которое бы минимизировало отрицательные последствия вывода этого объекта из эксплуатации. Нашли выход — организовали паромную переправу, пустили дополнительные электрички на Батайск, увеличили количество автобусов на объездных маршрутах. Но самое главное, мы быстро «подхватили» мост, зафиксировали его. И занялись капитальным ремонтом этого сооружения. Перебрали всю натяжную арматуру, поменяли ее. Мост сегодня не вызывает у нас никаких опасений. Службы внимательно следят за его состоянием.

2.jpg
— А насколько сегодня муниципалитет свободен в своих действиях. В свое время в Ростове не было освещения — и в 1847 году Дума ходатайствует губернатору о кредитах на освещение некоторых улиц. Ходатайство не удовлетворили. Чуть раньше, в 1842-м, городская Дума для «означения времени» открытия базара нашла необходимым «устроение на площади базарной флага». Флаг с шестом, который надо было поднимать каждое утро, должен был обойтись всего в три рубля. Без губернского разрешения потратить столь большие деньги не решились. Утвердительный ответ пришел только через год. Насколько нынешняя городская власть свободна в принятии решений?
— Нас сдерживают только финансовые возможности... Например, Ростов сегодня признан городом воинской славы. Делаем в честь этого стеллу. Самостоятельно, и ни у кого денег не просим. Это, конечно, не стоимость флага... На 260-летие города мы откроем композицию на Крепостном по истории города. Хочу, чтобы наш город был интересен и туристам, и нашим людям — причем они бы прочитали об истории Ростова не в учебниках, а непосредственно на улице. Мне намного легче, чем, как это ни парадоксально, советским руководителям. Тогда было все зацентрализовано. У города не было денег. Только то, что давал Совмин. Все надо было согласовывать. Борис Иванович Головец (первый секретарь Ростовского горкома партии. — «Главный») рассказывал, как ему тяжело давалось ростовское метро. Предпринимались колоссальные усилия. Но все деньги перетащили в Днепропетровск — Брежнев был оттуда родом. И Головец ничего не мог с этим поделать. Сегодня мы и сами что-то можем: создали группу, которая занимается метро, из бюджета оплатили разработку технического обоснования. Заручились поддержкой федеральной власти.
— Как вы сами расцениваете шансы на метро?
— Все будет зависеть от экономического состояния России. Мы попали в список Минтранса, шансы неплохие, но для этого надо проявлять инициативу. Если Краснодар продвинется в этом направлении дальше, чем мы, то Минтранс скажет: «Мы поддержим Краснодар». Помогают тем, кто работает. И я так делаю. Это мой принцип... Так что в рамках своих полномочий мы достаточно свободны. Сегодня на деньги городского бюджета разбиваем парки, строим дороги, реконструируем школы и больницы. При Байкове на подобные вещи сбрасывались купцы — казна была пуста.
— Когда Байкова пригласили вторично на пост городского головы, он сказал: «Что я могу сделать — казна пуста». Ему ответили: «Мы вас потому и пригласили, что казна пуста».
— Мы тоже не всегда могли позволить себе заниматься благоустройством. Большую Садовую в советское время раза три хотели выложить плиткой, не удалось... Десять лет назад отмечали 250-летие города. После августа 1998-го, после дефолта. Собрали предпринимателей, сказали: «Давайте сделаем улицу без выбоин!» Нас поддержали. Совместными усилиями Садовую ко Дню города замостили. Сопротивлялось только руководство «Ростовэнерго» — не самой бедной организации. Сказал, чтобы сняли асфальт рядом с их зданием и ничего больше не делали. «Ростовэнерго» было просто вынуждено положить плитку.

3.jpg
— Вы как-то сказали, что главная черта ростовского характера — в умении договариваться.
— Считаю, что у нас есть одна особенность, которая формирует и ростовский характер, и ростовский менталитет. Мы все немножко консервативны. Мы не революционны. На Дону всегда жили зажиточные люди, это был купеческий город. И достаточно самостоятельный. Эта самостоятельность ценилась. Человек дорожил местом, где он жил и работал. Геополитическое расположение Ростова всегда было выгодным. Это тоже формировало определенную линию поведения. Человеку было что терять и что защищать. И он не ввязывался в авантюры. У нас город многонациональный, у нас уживаются нации, которые в других местах воюют друг с другом. И еще — если ты предприимчивый человек, ты всегда найдешь себе здесь применение. У нас достаточно хорошие возможности для ведения бизнеса. Есть, где развернуться. И люди это ценят. Люблю Ростов именно за то, что здесь можно сделать любое дело. Главное — захотеть и объединить вокруг себя людей. Нет ни одной проблемы, которую нельзя было бы решить в Ростове.
— Вы — технарь. Во власти технари встречаются достаточно редко.
— Возможно. Не знаю, кто в идеале должен возглавлять город — технарь или гуманитарий... Когда закончил РИСХМ, по распределению попал в НИИ радиосвязи. Оборонный институт, очень хороший коллектив. Благодаря руководителю группы сформировалась очень творческая атмосфера. Секретарь парткома Рогачев однажды дал мне книжку о том, как американцы запускали человека на Луну, сказал: «Хочешь запустить человека на Луну, прочитай и запустишь. Ты будешь знать, что нужно делать, чтобы достичь результата, как правильно выстроить работу, какой алгоритм задать». Технарям это легче понять. Раз в неделю приходил в техническую библиотеку и по своим направлениям перерабатывал все патентные материалы, которые там были. Надо было думать. К примеру, как сделать изделие в три раза легче. Это и была моя первая работа. Мое изделие весило 670 граммов вместо 3 килограммов...
— В Ростовской области никогда не было противоречий между мэром и губернатором... Но говорят, что, с другой стороны, это убило политическую жизнь на Дону.
— Когда говорят о политической жизни, представляется революция. А в Ростове, как уже говорил, люди более консервативны. Многие объекты — это детище и области, и города. У нас с губернатором полное взаимопонимание, потому что нас объединяет общее дело. Он очень требовательный человек, когда касается конкретных результатов.
— На стенде с подарками я увидел фигурку Уго Чавеса.
— Мы встречались с ним на Роствертоле... У нас в городе бывает много гостей. Здесь вы видите не всю экспозицию, остальное храним на складе.
— Есть специальный склад для подарков?
— Конечно. Там есть журнал. Можно посмотреть, что мы дарили и что нам дарили.
— Что подарите одесситам? (Наша беседа проходила накануне визита мэра в Одессу. — «Главный»).
— Сувенирные фужеры с надписью «Ростов-папа» и «Одесса-мама».

4.jpg
— Что еще дарят в подобных случаях?
— Часто герб города дарим. Есть серебряные гербы. Их дарим городам-партнерам. Иногда картины местных художников с видами Ростова.
— Рыбу не дарите?
— Иногда. И с выгодой. Но как-то повезли вяленых лещей в Германию, а нас там не поняли, говорят, что это за мертвая рыба... Но раков всюду знают и любят.
— У вас в кабинете на столе стоят песочные часы. Они тоже достались вам от прежних хозяев?
— Это современная деталь.
— Что же вы ими измеряете?
— Это намек всем, кто сюда приходит — время дорого. У нас есть люди, которые очень долго излагают свои мысли. Тогда могу сказать: «Переверните часы и ориентируйтесь». Самое ценное, что у нас есть — это время.
— Кстати о времени. Скоро у города юбилей, хотя, казалось, вчера отмечали 250-летие. А ведь столько событий произошло. Какие, по вашему мнению, были главные?
— Согласен, время летит быстро. Какие события? Если брать городское хозяйство, то это реконструкция улицы Пушкинской, набережной, многих других парков и скверов. Это 68-й коллектор, строительство которого наконец-то позволяет нам не только строить новые жилые микрорайоны, но и решить проблему очистки р. Темерник. Это начало строительства моста в створе Сиверса, который мы закончим в 2010 году, это миллион квадратных метров жилья в прошлом году и миллион квадратных метров дорог в этом. Среди общественных событий — пасторский визит патриарха Алексия II , проведение Госсовета с В. Путиным, приезд Д. Медведева, финал кубка России по футболу со «Спартаком», матч «Ростсельмаш» – «Ювентус» в Ростове, это выдающиеся победы донских спортсменов на олимпиадах в Афинах и Пекине. Что еще? Ростов подтвердил статус миллионника, стал столицей ЮФО и получил звание «Город воинской славы». Конечно, это не все. Пожалуй, только основное. Но главным событием лично для меня стало рождение внуков.

Читайте также: