Виктор Глушков. Человек, который придумал интернет

Это сегодня нам кажется, что в начале 90-х годов XX века откуда ни возьмись появились персональные компьютеры и сеть интернет. Однако работы над компьютерами и сетью начались еще в конце 50-х годов XX века. Одна из ключевых фигур в этой истории — это уроженец Ростова академик Виктор Глушков.
Текст:
Подготовил Сергей Медведев
Фото:
сайта по истории ОГАС
Источник:
«Кто Главный.» № 157
17/03/2020
0

7 февраля 1982 года американская газета «Нью-Йорк таймс» написала, что, как им только что стало известно, 30 января в Киеве после продолжительной болезни в возрасте 58 лет умер Виктор Глушков, директор Института кибернетики в украинской столице. «Глушков долгое время был сторонником большего использования компьютеров в советской экономике и разработал национальную компьютерную систему для экономического планирования. Из-за препятствий на идеологической основе Советский Союз отстал от западных стран в этой сфере».
Согласитесь, не о каждом советском ученом напишет «Нью-Йорк таймс».
В 2016 году в той же Америке в издательстве Массачусетского технологического института вышла книга о нелегкой судьбе советского интернета (Benjamin Peters. How Not to Network a Nation: The Uneasy History of the Soviet Internet. — MIT Press, 2016). Главный герой повествования — Виктор Глушков.
У нас подобных книжек пока нет. Есть пересказ американской на портале «Горький». Ну и можно найти статьи в «Нью-Йорк таймс» — благодаря интернету.
«Советский Союз не смог построить интернет не столько из-за нехватки технологий или отсутствия частной собственности, — пишет Бенджамин Питерс, — сколько из-за невозможности протолкнуть столь масштабный проект через все ведомства, интересам которых он противоречил».

Сын горного инженера.


 

Виктор Михайлович Глушков родился 24 августа 1923 года в Ростове-на-Дону.
Мать Виктора Вера Львовна — родом из станицы Каменской, отец Михаил Иванович — из станицы Луганской.
Михаил Иванович рассказывал, что его предок был адъютантом атамана Платова, отличился во время Бородинского сражения, а в 1814 году есаул Глушков въезжал на коне в Париж. Император пожаловал ему имение и дворянство, которое его потомки потеряли, поскольку единственная дочь тайно вышла замуж за простого казака и убежала с ним на Дон.
В 1929 семья Глушковых переехала в город Шахты. Михаилу Ивановичу предложили должность горного инженера на шахте имени Артема.

Дочь Виктора Глушкова Вера Викторовна вспоминала, что, когда отец был еще совсем маленьким, его бабушка Ефимия Петровна в 53 года освоила грамоту, чтобы читать внуку детские книжки:
— Но уже в четыре с половиной года папа научился читать, и литература — художественная и научно-популярная — стала его увлечением.
Виктор был вундеркиндом: однажды за летние школьные каникулы самостоятельно выучил вузовский курс математики и алгебры, смастерил управляемую коротковолновым передатчиком модель трамвая, домашний телефон, фотоувеличитель и даже, по словам дочери Веры, телевизионный приемник.
По словам Веры Викторовны, ее отец мог на спор десять часов кряду декламировать на память стихи.
— А еще мой папа в юные годы страстно увлекался спортом. Он был не очень крепкого телосложения. Чтобы стать сильным и ловким, занимался волейболом, боксом, бегом на лыжах, плаванием.
Школу Виктор окончил в Шахтах в 1941 году, выпускной бал — 21 июня.
Как рассказывала Вера в одном интервью, «утром папа вернулся домой, включил собранный с отцом радиоприемник и из программы немецкой радиостанции узнал, что фашистская Германия напала на СССР. Вместе с друзьями пошел в военкомат, просил направить его в артиллерийское училище. У отца было плохое зрение (минус 12. — «Главный»), без очков он почти не видел, поэтому его признали непригодным к воинской службе даже в военное время. Так что на фронт папа не попал. Глушкова-старшего отправили в эвакуацию с техникумом, преподавателем которого он был. Виктор с матерью Верой Львовной ушли из города, когда летом 1942 года во время наступления на Сталинград гитлеровцы подходили к Шахтам. Бабушка с папой добрались до переправы через реку Дон и наткнулись там на прорвавшиеся немецкие танки. Пришлось поворачивать домой. Моя бабушка стала участницей подполья, а папа собрал для подпольщиков несколько приемников. Во время оккупации произошла страшная трагедия в жизни моего отца: фашисты расстреляли его маму. Кто-то выдал врагу, что она была депутатом городского совета. О том, что гитлеровцы арестовали Веру Львовну, Виктор узнал от соседей. Они встретили его на улице, сообщили эту новость и сказали, что домой идти опасно. Папа прятался в одном из заброшенных строений, по ночам ходил на поля добывать мерзлую картошку. Подкрадывался к зданию гестапо, надеясь, что повезет увидеть маму. Только когда город был освобожден, узнал, что ее расстреляли. Меня назвали в ее честь».
Приезжая в Шахты, Виктор регулярно ходил к мемориалу, возлагал цветы.

Институт кибернетики.

Виктор Глушков писал: «Вначале я решил поехать в Москву. Однако, приехав туда, я понял, что это безнадежное дело — приезжих в университет не брали. Пришлось возвратиться».
На самом деле, в университет не брали переживших оккупацию.
В 44-м Виктор поступил в Новочеркасский индустриальный институт на теплотехнический факультет.
Именно там он и встретил свою Валю.
Вот что на сей счет рассказывала его дочь Вера:
— Они вместе учились в Новочеркасском индустриальном институте. Знаете, отец был блестящим рассказчиком и собеседником. Тем и завоевал сердце моей мамы Валентины. Так случилось, что они расстались на длительный период. После четвертого курса Виктор захотел перевестись в Ростовский университет. Для этого ему следовало сдать там 25 экзаменов и зачетов. Сделать это за один день не успел. Преподаватели разошлись по домам, и отец разыскивал их по городу. Профессора астрономии нашел, когда тот стоял в очереди, чтобы отоварить хлебные карточки, и прямо там сдал ему экзамен. Места в общежитии Ростовского университета не оказалось, поэтому Виктору разрешили готовить дипломную работу дома, в Шахтах. Он уехал туда, и связь с Валентиной прервалась. Через год она сама написала ему письмо. Папа приехал к ней и четко расставил акценты: «Знаю, что все время буду посвящать науке. Следовательно, мне нужна жена, которая возьмет на себя заботы о доме. Если ты, Валя, на это согласна, выходи за меня замуж». У них родилось двое детей — я и моя сестра Ольга.
Важная деталь — диплом в Ростовском университете Глушков писал под руководством легендарного Дмитрия Дмитриевича Мордухай-Болтовского.
В 1948 году Виктор с женой отправились по распределению на Урал — в Свердловский лесотехнический институт. Там молодой ученый работал сначала над кандидатской, а потом — над докторской диссертацией.
Валентина стала руководителем аварийной службы «Свердловэнерго», получала высокую зарплату, имела служебный автомобиль с шофером.
Когда Виктор Михайлович нашел решение одной из проблем Гильберта (гуляя по Военно-Грузинской дороге) и в 1955 году защитил докторскую диссертацию в МГУ, ему предложили на выбор работу в Москве, Ленинграде или Киеве.
Валентина сказала: «Хочу на юг». Так семья оказалась в Киеве.
В Киеве Глушков стал заведующим лабораторией вычислительной техники Института математики. С 1956-го преподавал в Киевском университете на механико-математическом факультете.
В декабре 1957 года на базе лаборатории был создан Вычислительный центр АН УССР, директором которого стал Глушков. В декабре 1962 года он возглавил Институт кибернетики АН УССР.
В 1964 году работа Глушкова «Синтез цифровых автоматов» была удостоена Ленинской премии, а сам Виктор Михайлович стал академиком АН СССР.
Под руководством Глушков в 1966 году была разработана первая в СССР персональная ЭВМ «МИР-1» (машина для инженерных расчетов). Информация вводилась с помощью электронного пера, которым писали по экрану. Этот способ ввода информации не прижился — в начале 1970-х правительство СССР приняло решение просто-напросто скопировать машину IBM. Советский Союз был под американскими санкциями — IBM для изучения пришлось покупать обходными путями.
Бенджамин Питерс в своей книге о советском интернете пишет, что сотрудники института умели развлекаться: к новогодней вечеринке 1960 года сотрудники придумали «Кибертонию» — виртуальную страну, в которой правит совет роботов. «Кибертония» издавала брошюры, собственную валюту и даже проект кибернетической конституции. В 1965 году детям раздавали паспорта страны, на обложке которых был изображен робот, играющий на саксофоне.
В «Комсомольской правде» позже напишут: «Его путь в науку был так блестящ и стремителен, что мог бы стать предметом специального изучения и для социолога, и для психолога».
Глушкову выделили служебную квартиру в Москве, поскольку каждую неделю ездил туда.
Ольга Викторовна рассказывала: «Отец объехал практически весь мир, был во всех индустриально развитых странах, в 1960-е годы руководил комиссией ООН по вопросам компьютеризации развивающихся стран и имел кабинет в Нью-Йорке, входил в программные комитеты многих международных конференций, сам выступал на конференциях, конгрессах и других мероприятиях. Руководители IBM пригласили его выступить с лекциями в США и предложили занять высокую должность в области исследований и разработок».
Глушков отказался.

Цифровой коммунизм.

В 1958 году группа военного инженера Анатолия Китова разработала один из самых быстрых компьютеров в мире — «М-100».
В 1959 году в письме на имя Хрущева Китов представил проект «Красная книга», предусматривавший создание в СССР Единой государственной сети вычислительных центров, которая объединяла бы управление армией и народным хозяйством. Мол, днем — армия, а ночью — народное хозяйство.
Секретная комиссия признала идеи Китова вредными (военные возмущались, как это они могут делиться своими ресурсами с гражданскими), инженера исключили из партии.
На Глушкова повлияли идеи Китова. По собственному признанию, он узнал о том, как работают компьютеры и что они могут, из книги А.И. Китова «Электронные цифровые машины», появившейся в начале 1956 года.
Впервые Глушков предложил Общегосударственную автоматизированную систему учета и обработки информации (ОГАС) еще в 1962 году. По его задумкам, это была сеть с компьютерным центром в Москве, 200 центров среднего уровня — в других крупных городах и до 20 000 локальных терминалов в экономически значимых местах. Для связи должна была использоваться существующая телефонная сеть. Каждый терминал мог взаимодействовать с любым другим.
Когда в 1964 году проект Глушкова поступил на рассмотрение, против него выступило руководство ЦСУ. Создание ОГАС позволяло уличить это ведомство в искажении статистической отчетности и открывало возможность проникновения в ее тайны. После того как в 1966 году ЦСУ представило переработанный вариант проекта Глушкова, против него выступил Госплан СССР, стране не нужна единая ОГАС, достаточно отраслевых.
Между тем стало известно, что «американцы еще в 1966 году сделали эскизный проект информационной сети» и на 1969 год запланировали «пуск сети ARPANET» — предшественника интернета.
«Только тогда, — пишет В. М. Глушков, — забеспокоились и у нас». Под руководством заместителя премьера, председателя ГКНТ В.А. Кириллина была создана новая комиссия с участием министра финансов, министра приборостроения. Она должна была подготовить проект решения по созданию ОГАС.
За это время советская вычислительная техника пришла в некоторый упадок. К работе по проектированию новой компьютерной сети была привлечена американская Control Data Corporation — американцы заключили 10-летний контракт с советским правительством. В США к тому времени уже четыре года существовал Аrpanet — распределенная система связи на случай ядерного конфликта, затем Аrpanet развивался как система обмена научной информацией.

На ОГАС денег не нашлось.

Глушков рассматривал ОГАС как единственную возможность для дальнейшего развития страны.


«Разрабатывая ОГАС, мы движемся не только к централизации, но и к децентрализации», — говорил Глушков редактору «Нью-Йорк таймс». Делегированные компьютерам важнейшие хозяйственные решения могли бы приниматься на местах. Авторизованные пользователи в регионах могли в дальнейшем связываться друг с другом напрямую, без разрешения из центральных узлов сети.
Надо сказать, что Глушков очень долгое время был членом ЦК КПСС, был вхож к членам Политбюро, занимал фактически министерские должности, но и ему не удалось объединить интересы отдельных ведомств Страны Советов.
1 октября 1970 года внедрение ОГАС обсуждалось на заседании Политбюро. Министр финансов СССР Василий Гарбузов был против, Гарбузов по сути сказал, что денег на кибернетическую экономку нет.
Ориентировочно стоимость проекта оценивалась в 20 млрд рублей.
— Мы предусмотрели самоокупаемость затрат, — вспоминал Глушков. — За три пятилетки реализация программы принесла бы в бюджет не менее 100 млрд рублей. Но наши горе-экономисты сбили Косыгина с толку. Нас отставили в сторону, стали относиться с настороженностью.
Проект ОГАС положили на полку, хотя никогда до конца не отказывались от него. Планы правительства предполагали, в частности, что девятая пятилетка (1971–1975 годы) должна среди прочего заложить материальную базу для создания ОГАС, запустив 1600 вычислительных центров в регионах и увеличив выпуск компьютерной техники в СССР в 2,6 раза.

Америка против.

Любители видеть во всем теорию заговора винят в провале «красного интернета» Америку.
«Перфокарта управляет Кремлем» — с такой шапкой вышла статья в «Вашингтон пост». В статье говорилось: «Царь советской кибернетики академик В.М. Глушков предлагает заменить кремлевских руководителей вычислительными машинами».
Мол, американцы, специально злили Никиту Хрущева.
Были статьи и в советской прессе. В газете «Известия» вышла статья «Уроки электронного бума». В ней сообщалось, что работа над портативными ЭВМ признана за океаном бессмысленной, слишком дорогостоящей и неэффективной.
Были и докладные записки в ЦК КПСС от экономистов, побывавших в командировках в США. Использование вычислительной техники для управления экономикой приравнивалось к моде на абстрактную живопись.
Между тем в конце 1973 года «Нью-Йорк таймс» напечатала серию статей, посвященных советской компьютерной системе управления национальной экономикой. Автор — редактор научного раздела газеты Генри Либерман. Генри описывал, как он своими глазами видел строительство в Москве и Ленинграде первых вычислительных центров будущей сети общей государственной автоматизированной системы учета и обработки информации. Работами руководил математик Виктор Глушков.
Кто знает, чем бы закончилась борьба Глушкова с системой, если бы не его преждевременная смерть.
Летом 1981 года Глушков пожаловался жене, что не чувствует левую ногу, его беспокоили постоянные головные боли в затылке. Врачи не могли поставить точный диагноз. Его состояние все ухудшалось и ухудшалось. 7 января 1982 года известным немецким нейрохирургом профессором Цюльхом, который лично приехал в Москву, был поставлен страшный диагноз — опухоль продолговатого мозга.
Умирая, Глушков утешал свою жену: «Не волнуйся, однажды свет нашей Земли достигнет далеких созвездий, и на каждой из солнечных систем мы вновь будем молодыми. Так мы вечно будем вместе».

Глушков — суперзвезда.

Статьи, посвященные Глушкову, сегодня обычно называют «Забытый гений» или что-то в этом роде.
Это не совсем так. Широким массам его имя неизвестно, но специалисты помнят и ценят работы Глушкова.
На здании новочеркасского политеха (ныне — ЮРГТУ) есть мемориальная доска с барельефом Глушкова. Доска была открыта в годовщину его 60-летия — 2 июля 1983 года: «Здесь с 1943 по 1947 год обучался академик, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий СССР Глушков Виктор Михайлович (1923–1982)».

Имя Глушкова носят школа в Шахтах, созданный им Институт кибернетики Национальной академии наук Украины. В Киеве есть проспект, названный его именем.
В честь ученого в СССР и на Украине были выпущены почтовые конверты, а в 1996 году международное компьютерное общество посмертно присудило Виктору Михайловичу Глушкову медаль «Пионер компьютерной техники».
В 2007 году композитор Виктор Аргонов создал технооперу в жанре альтернативной истории — «2032: Легенда о несбывшемся грядущем».
Что было бы, если бы советская власть решила экономические и политические проблемы, использовав идеи академика Глушкова о комплексной автоматизации управления советской экономикой?
Коммунисты-технократы в мире Аргонова к 2019 году создали АСГУ, Автоматизированную систему государственного управления, работающую не менее эффективно, чем рыночные методы регулирования развития экономики.
Опера широко представлена в интернете.

P.S.

Супруга, Валентина Михайловна, умерла 21 мая 2003 года.
Старшая дочь Глушкова Ольга более десяти лет занимала руководящие позиции в ведущих международных и российских ИТ-компаниях, таких как «Лаборатория Касперского», «Люксофт», АйТи, Software AG. Сейчас она заведует кафедрой информатики РЭУ им. Г.В. Плеханова.
Вера Викторовна Глушкова работает старшим научным сотрудником Института кибернетики им. В.М. Глушкова НАН Украины, координирует сайт по истории ОГАС.
Замужем за Владимиром Анатольевичем Китовым, сыном А.И. Китова, того самого, автора проекта «Красная книга». Их сын Виктор Владимирович Китов (1982) — к.ф.-м.н., работает преподавателем в МГУ имени М.В. Ломоносова на факультете ВМиК.





Читайте также:

История
13/03/2020
ГРАНД КОКЕТ ФАИНА РАНЕВСКАЯ
С годами Раневская — как вино — становится только лучше. Теперь на ее злые шутки никто не обижается — объекты насмешек по большей части ушли в мир иной. А было время, и Фаин...
История
14/10/2019
ГЕРОЙ ИЗ НАШЕГО ГОРОДА.
О подвиге Аалександра Печерского снят кинофильм с голливудской звездой Рутгером Хауэром. В Америке поставили стелу с именем Печерского. в Израиле установили ему памятник. А на р...
История
10/03/2020
Дело о голове Андрее Байкове
Ни одному ростовскому градоначальнику не приписывают такое количество сделанного, как Андрею Байкову. И никто из них не слыл столь спорной личностью...
История
ИВАН БОНДАРЕНКО: ПОРТРЕТ НА ФОНЕ ЭПОХИ.
Родившись где-нибудь на Западе, Иван Афанасьевич Бондаренко мог искренне и с успехом защищать права трудящихся — например, в швейцарском Совете Кантонов. Но Бонд...
История
28/02/2020 11:11:00
Варпет Мартирос
В ростовской Нахичевани вы можете пройти по улице Сарьяна, в Ереване — заглянуть в музей его имени и поскрипеть половицами его старого дома. Судьба и история распорядились так, что нахи...
История
КНЯЖНА НАТАЛЬЯ
Романы Султан - Гирей — «Рубикон» и «Флорентийский изгнанник» увидели свет лишь в девяностых годах прошлого века в Ростове-на -Дону и произвели фурор среди литераторов и любителей истори...

Текст:
Подготовил Сергей Медведев
Фото:
сайта по истории ОГАС
Источник:
«Кто Главный.» № 157
17/03/2020
0