Анна Самохина. Актриса из ростовского театра

Уезжая из Ростова, Анна Самохина подарила семье актеров Рузановых свою фотографию в образе Мерседес. С надписью: «Ну, запомните меня такой и не забывайте мой неповторимый облик на общественной кухне».
Текст:
Мария Зелинская
Источник:
«Кто Главный.» № 61
01/01/2020 17:57:00
0

Как закалялась Анна.

Восьмого февраля, когда не стало заслуженной артистки России Анны Самохиной, и телеканалы вспомнили детали ее биографии, многие ростовчане искренне удивились: как, она шесть лет работала в нашемТЮЗ е? Не может быть! Может...
...Один человек когда-то давно сказал —«счастливая пора — детство!», другой согласился — «беззаботная».
И большинство людей в эти утверждения вдруг поверили. На самом же деле можно по пальцам пересчитать людей, детство которых было «счастливым» или «беззаботным».
Анна Самохина, которая никогда не жаловалась на свою жизнь, уж точно к ним бы не относилась. Ее детство было тяжелым.
В славном городе Гурьевске, где ее родители соединили себя узами брака — по большой любви — и отпраздновали появление на свет Анечки Подгорной, все шло хорошо. Но как только молодая семья переехала в Череповецк, начались проблемы. Сначала молодоженам выделили места в разных общежитиях, разделив их по гендерному признаку. Мать взяли на работу в конструкторское бюро, отца — в сталелитейный цех. Уже став знаменитой актрисой, Анна Самохина в одном из интервью скажет: «Если где-то и был ад на земле, то он был в том месте, где работал мой отец».
Измученный работой и тотальной бедностью, отец, как, впрочем, и многие рабочие завода, начал пить. Придя домой, он устраивал скандалы. Аня часто слышала, как в их городе бьются стекла, ломается мебель, кричат мужчины и плачут женщины. Ее мама тоже плакала.
И спасалась тем, что пыталась дать дочери советы, которые помогли бы ей не повторить ее судьбу. Анечке приобрели фортепиано. Ее мама решила сделать все возможное, чтобы девочка в будущем стала преподавателем музыкальной школы и вышла замуж за военного, который никогда бы не столкнулся с бедностью и жилищными проблемами.
А девочка спасалась тем, что придумывала себе иллюзорный мир. Повязав на голову гардину на манер фаты, Анна воображала, что она — принцесса, которая живет в сказочном королевстве, где никто не плачет и не ругается. Лучший способ для ребенка выжить в экстремальных условиях — это сказать себе, что «это не я», «это не со мной». А условия были и правда экстремальные. Аню и ее старшую сестру Риту за неимением площади укла-
дывали спать на полу общей кухни, положив там матрац и одеяла. И еще одна вещь помогала Анне не печалиться — ее очень любила мама. Нередко она прижимала ее к себе, целовала в макушку и говорила с любовью: «Ты у меня косая, как заяц».
Мама верила, что у ее дочки все получится. Основания для этогобыли: девочка, стоя на стуле, читала маме басни, «мучила» свои волосы, заливая их перекисью водорода(чтобы внешность была «более интересной»). Портрет Ани вешали на школьную стену почета как отличницу, лучшую ученицу и комсорга.

Доказательство.

Как ни странно, «с пеленок» Анна не мечтала быть актрисой. Вплоть до наступления подросткового возраста она упорно занималась музыкой и готовила себя к преподавательской карьере. Однако потом пришло то, что заставляет забыть и о словах мамы, и обо всем на свете — первая любовь. Причем вопреки легендам о первой любви, которая всегда бывает неразделенной, и девушка, и юноша были влюблены друг в друга. Чтобы расстроить их отношения, его родители были вынуждены перевезти юношу в Москву. Отчего-то Аня им не угодила...
Девушка сжала кулаки: «Они еще поймут, от чего отказались! Я стану актрисой...».
И, не имея за спиной именитых родителей или хоть капельки опыта или знаний о служении Талии и Мельпомене, едва закончив 8-й класс, Аня едет поступать в Ярославское училище.
Хотя, если подумать, «капелька» знаний об актерстве у нее все же была. И эта капелька очень сильно «точила камень», заставляя Анну сомневаться в своих способностях. Дело в том, что как раз накануне окончания 8-го класса девушка отправилась в Народный театр Череповецка. 14-летнюю Аню взяли, но — вот незадача! —отправили в группу к «малявкам», самому старшему из которых было 7 лет. Вот тогда появилось первое сомнение.
— Если меня не взяли в старшую группу, значит, я ни на что не гожусь! — думала Аня.
Ее сердце убежало в пятки, когда в Ярославле, позволив прочитать всего две строчки из стихотворения, приемная комиссия поблагодарила ее и сказала ужасающее: «Следующий!»
Когда на стене объявлений появились списки принятых в театральное училище, Анна даже не смогла заставить себя подойти к ним.
— Раз мне не дали продолжить, моей фамилии там нет! — решила она и услышала, как ее поздравляют с поступлением.

Терпение — вежливость королев.

В Ярославле у нее началась совершенно другая жизнь. Ну, не так, чтобы совсем другая... Она все также считала себя не красавицей и очень стеснялась своего возраста — ей было 15, тогда как девочкам на курсе уже давно исполнилось 18, а то и 20 — они знали, как за собой ухаживать и как вести себя с мальчиками. Еще Аня стеснялась своей бедности. Она всерьез полагала, что «самый красивый парень училища» Александр Самохин заметил ее только, когда сестра прислала ей красивую юбку и босоножки на каблучках. И так заметил, что повел под венец!
Сначала ее мама была против отношений с 24-летним красавцем. Но потом приняла. Не военный, но все равно надежный. Главное, что его любит дочь! 1988 год стал для Ани очень важным. Она закончила училище и по распределению вместе с мужем должна быть принята в Ростовский театр юного зрителя, который выделяет им общежитие на улице Турмалиновской.
Супруги Самохины сразу всем понравились. Театральное общежитие оценило молодую неунывающую девушку и спокойного красавца, приняв их в свое «братство», разделив с ними общую кухню, коридор, где, куда бы ты ни шел, всегда кого-то встретишь, и, конечно
же, душ.
— Стоя в огромной очереди в душ, можно было вдоволь поговорить друг с другом, пошутить, посмеяться... Аня любила шутить и, что важно, понимала шутки. Бывало, приедет Саша с гастролей, и только они уединятся в своей комнатке — в самом конце коридора, как мы начинаем стучаться, один за другим: «Аня, у тебя не будет немного соли?», «Не одолжишь ли сахара?»
Находили всяческие предлоги, все же понимали, что соскучились супруги. Все заканчивалось тем, что хохочущая Аня открывала дверь и грозилась дать нам не только соли с сахаром, — рассказывает подруга и коллега Анны Самохиной Марина Любимова — в то время актриса ТЮЗ а, ныне — Ростовского Академического театра драмы имени М. Горького.
В веселой и дружной театральной общине вскоре появилось прибавление — в семье Самохиных родилась девочка, которую мама решила назвать в честь папы — Сашенькой. Анна радовалась девочке, как чуду — долгожданному чуду. Однако не будем забывать, что перед нами не просто мама, а мама-актриса. Когда Саше было два месяца, Анна решила вернуться в театр. Ее коллеги честно говорят, что в театре Анну хотя и любили как человека, но режиссеры не замечали как профессионала.
— Молодому актеру, который только пришел в театр, нужно обязательно дать понять, что он нужен, что в случае чего ему помогут, его поддержат, — скажет спустя десять с небольшим лет Анна Самохина, вспоминая свое ростовское прошлое. В Ростове у Анны Самохиной были роли. Но какие? Анчутка — кикимора болотная обыкновенная — существо с большими несуразными ушами и столь же несуразными манерами, бабки ежки, Ляля из «Дорогой Елены Сергеевны». Впрочем, к Ляле она относилась очень трепетно. Это была уже Роль. Но и ее, как оказалось, не стало, когда Аня вышла из декрета. Оказалось, что все ее роли отдали другим актрисам. Ей было больно и обидно. Газеты, ссылаясь на слова самой актрисы, пишут, что в то время она даже уговаривала мужа бросить этот театр и уехать в другой — подальше, желательно заграницу. «А какой артист не переживает, если он не востребован?» — зададут риторический вопрос ее коллеги. — Переживала, переживала, конечно! Но скрывала. Ее не видели подаваленной, в кризисе, депрессии. Анна Самохина была в глазах ее друзей и партнеров по сцене человеком, который умел ждать, который обладал бесконечным терпением.
— Как сейчас помню, стоит Аня на кухне, что-то готовит — она любила готовить и очень хорошо это делала, а неподалеку от нее Саша, захватив полную ладошку черешен, жует их и выплевывает косточки на пол… Кухня — общественная, каждый за собой убирает. Аня замечает это и говорит: «Сашенька, не плюй косточки на пол». Саша — ноль внимания — кидает черешенку в рот, после — косточку на пол. Аня опять улыбается доченьке: «Сашенька, не плюй косточки на пол!» Саша — ноль внимания. Аня мило и с улыбкой повторила несколько раз одно и то же перед тем, как повысить голос! — вспоминает Марина Любимова. — Она была очень терпеливой. И к Саше, и к людям, которые ее окружали.

Секс-символ.

Это терпение ей и позволило дождаться того волшебного 1987 года, когда в общежитие вдруг по наводке кого-то из театрального мира «зарулил» ассистент Юнгвальд-Хилькевича, режиссера «Трех мушкетеров». Инкогнито, без предупреждения.
— Вы Анна Самохина? — сдвинув брови и хмыкнув, — спросил он.
— Я , — ответила запыхавшаяся молодая женщина, сжимающая в руках то ли тазы, то ли большие кастрюли.
— Понятно, — сказал он и пошел прочь.
Эту историю с упоением рассказывает актриса ростовского ТЮЗа Маргарита Александровна Лобанова, которая играла вместе с Аней в «Дорогой Елене Сергеевне». Ассистент искал «красавицу с кошачьим взглядом», восточной внешности. На роль Мерседес в экранизации романа Дюма «Граф Монте-Кристо». Женщина, стоящая перед ним, — как бы это помягче — немного не подходила. Очевидно, ассистент Одесской киностудии забыл, что актриса может быть хозяйкой, женой и мамой. А это — совершенно разные профессии.
— Подождите! Я не всегда такая! Я могу быть другой! — закричала актриса и потащила его за собой — показывать фотографии.
Если бы Самохина не подала голос, быть может, «Узника замка Иф», подарившего Ане первую серьезную роль в кино (Мерседес), украсила бы другая актриса. Потом были «Воры в законе» Юрия Кары (по произведениям Фазиля Искандера). Обойдя на пробах многих знаменитых актрис, Ритой стала именно Анна Самохина. После выхода «Воров» на экраны Самохина стала звездой и секс-символом страны.
«Воры в законе» породили другие предложения. Тем не менее, актриса все еще числилась в штате ростовского театра. Были актеры, советовавшие Ане бросить бесперспективный — для нее — театр. Были и те, кто говорил: «Ей, значит, в кино сниматься, а нам анчуток играть?!» И был режиссер, который поставил Анну Самохину перед выбором: «Или кино, или театр». Анна выбрала кино и была уволена из театра. Собирая вещи, она наклеила на лист альбомной бумаги свою фотографию, запечатлевшую ее в образе Мерседес, и написала на нем много добрых слов для семьи Владимира Рузанова, его жены Марины Любимовой и их сыночка, которого она нянчила с самого рождения — А ртема. В конце было: «Ну, запомните меня такой и не забывайте мой неповторимый облик на общественной кухне». Эта самодельная открытка хранится в семье Рузановых до сих пор.
Рузановы помнят, как Аня, сидя в компании, начала рассказывать анекдот, одно из первых слов которого было нецензурным. Услышав его из уст трогательной девушки с огромными красивейшими глазами с озорной «косинкой», все покатились со смеху. Она пробовала рассказать этот анекдот несколько раз, но как только доходила до этого слова, все тут же начинали смеяться и вытирать слезы.
— Аня, ну так чем же закончился анекдот, который ты нам рассказывала? — спросил Владимир Рузанов, встретив ее через несколько лет.
— А, анекдот! Так вот... — она повторила те самые несколько слов, вздохнула, улыбнулась и рассмеялась. — Я не помню!

Гастроли длиною в вечность.

Ее ростовские друзья и коллеги не поверили, когда в первых числах января узнали, что их хохотушка, которую они привыкли видеть на экранах, которая еще в 2000 году встречала «хлебом-солью» в двух своих питерских ресторанах ростовских гастролеров, тяжело больна.
Рак желудка четвертой степени. Поставив такой диагноз, врачи обычно отказываются от своих пациентов. Врачи не только в России — во всем мире.
Из Ростова множество людей несколько дней подряд пытались дозвониться до Петербурга — звонили Анне домой, на сотовый первому мужу и дочери. Безрезультатно. Вот тогда все и поняли, что страшный диагноз — не чья-то злая шутка.
— Утром 8 февраля я выглянула в окно и увидела большую птицу, сидящую на ветке. Я почувствовала — что-то случилось, — рассказывает Марина Любимова. — Немного позже мне позвонили и сказали, что Аня умерла... На похороны мы с мужем не поехали специально. Чтобы запомнить ее живой. Такой, какой мы знали ее. Для нас она вся в делах, заботах, где-то на гастролях и все у нее хорошо.

Читайте также:

История
06/01/2020 18:25:00
Ростовчанка Тамара Ильинская глазами Юрия Фетинга
Тамару Ильиничну я вспоминаю всегда с улыбкой и благодарностью. Ее неистощимая энергия потрясала и часто переходила всякие границы. Помню первую вст...
История
04/01/2020 18:54:00
Юрий Жданов глазами жены
В Ростов, в Ростов, в Ростов! В том, что Жданов оказался в Ростове-на-Дону, немалую роль сыграли горы. После смерти Сталина его «убрали» из Москвы. В почетную ссылку ...
История
20/12/2019 16:30:00
С кем пойти в разведку
О Вартаняне известно немного. Мы знаем, что он первый разведчик, получивший в мирное время - в 1984 году звание Героя Советского Союза. За что конкретно - Геворг Андреевич не гов...
История
29/12/2019 18:31:00
Тима – из – «Пекина»
Парень с фингалом. Заканчивался 1986 год. Афиша на главном здании ростовского университета гласила о музыкально-поэтическом вечере. За столом с графином и стаканами на сцене ун...
История
28/11/2019 13:16:00
Кукольник, которого не любили
В сентябре этого года человечество могло широко отметить 210-ю годовщину со дня рождения драматурга и общественного деятеля Нестора Кукольника. Но не отметило. Та...
История
15/01/2020 13:21:00
Человек в белом «аэродроме»
Знаменитый Лоуренс Оливье в середине 60-х сказал о Луспекаеве: «В России есть один актер — абсолютный гений! Только фамилию его произнести невозможно». После выхода на эк...

Текст:
Мария Зелинская
Источник:
«Кто Главный.» № 61
01/01/2020 17:57:00
0
Интересное по теме: