ВИТАЛИЙ СЕМИН. «ЛАСТОЧКА-ЗВЕЗДОЧКА».

Виталий Николаевич Семин родился 12 июля 1927 года в Ростове-на-Дону в семье служащих. В1942 году был угнан в Германию, вернулся в 1945. Учился на литературном факультетеРостовского педагогического института, но был отчислен, когда стало известно о его пребывании в Германии. В 1953–1954 в административном порядке отправлен на работы по строительству Куйбышевской ГЭС. В  1956 получил разрешение вернуться в Ростов, преподавал в автодорожном техникуме. С 1963 — редактор литературно-драматических передач Ростовского телевидения. 10 мая 1978 умер в Коктебеле. Большинство произведений носят автобиографический характер. В повести 1963 года «Ласточка-звездочка» описаны первые дни Великой Отечественной.

ОБ АВТОРЕ.

Виталий Николаевич Семин родился 12 июля 1927 года в Ростове-на-Дону в семье служащих. В1942 году был угнан в Германию, вернулся в 1945. Учился на литературном факультетеРостовского педагогического института, но был отчислен, когда стало известно о его пребывании в Германии. В 1953–1954 в административном порядке отправлен на работы по строительству Куйбышевской ГЭС. В  1956 получил разрешение вернуться в Ростов, преподавал в автодорожном техникуме. С 1963 — редактор литературно-драматических передач Ростовского телевидения. 10 мая 1978 умер в Коктебеле. Большинство произведений носят автобиографический характер. В повести 1963 года «Ласточка-звездочка» описаны первые дни Великой Отечественной.

Центральная улица была самой старой и в то же время самой новой улицей города. Несколько сот лет назад она была просто пыльной степной дорогой. Потом здесь, на месте небольшого поселения, по царскому повелению воздвигли крепость — опору против турок и татар, и крошечная часть степного пути стала улицей. Об этом ребятам говорили на уроках истории. Но история — это так давно, что и представить себе не очень-то можно, а вот за последние лет шесть, уже на памяти ребят, с главной улицы убрали трамвайные рельсы, залили ее асфальтом и натянули над ней тонкую сетку троллейбусных проводов, а на месте пустырей или развалин времен гражданской войны разбили скверы, настроили новые дома.

— Наш город, — объявил как-то Гарик Лучин (Гайчи), — расположен на одной параллели с Марселем. И планировался он, как Марсель. Никакой путаницы. Улицы параллельно реке, проспекты — перпендикулярно. Много парков и зелени.

Заявление Гайчи никто не подверг сомнению. Во-первых, это сказал Гайчи — едва ли не самый уважаемый член Двора, а во-вторых, очень понравилась сама идея: наш город — Марсель…

— Смотри! — сказал Сявон Сергею и показал в сторону вокзала, туда, где гордо плыл в утренних низких облаках океанский корабль новостроек Железнодорожного района.

Сергей посмотрел и вдруг понял — корабль не плывет. Он стоит, выбросившись на мель, и кто-то уже разворотил, отрезал ему автогеном носовую часть, словно корабль решили пустить на слом.

— Гады! — сказал Сявон. — Что сделали, гады! А зенитчики эти!.. — Сявон плюнул и растер плевок ногой.

— Пойдем туда! — сказал Сергей.

...На остановке они с передней площадки втиснулись в утренний переполненный автобус — протискивался Сявон, а Сергей сзади подпирал и подталкивал его. Какой-то еще не успевший похудеть дядька закричал на Сявона, но потом взглянул в его очень уж открытые глаза — у Сявона были короткие, «собачьи» брови и короткие тающе-белесые ресницы — и замолчал.

К железнодорожным новостройкам они пришли усталыми — дома стояли дальше, чем они ожидали. Новостройки оказались четырех- и пятиэтажными зданиями с широкими квадратными окнами, с просторными балконами, почти такими же, как в их доме. Здесь все было как в новых районах города — решительная ясность в архитектуре, много асфальта и зелени, магазины с высоченными витринами, песочницы и фанерные грибки около детского сада. Домов было много, и Сергей с Сявоном не сразу нашли тот, в который попала бомба. На этот дом Сергею было так же страшно и любопытно смотреть, как на покойника. Ужасали податливо и безжизненно свисавшие балки потолочного перекрытия верхнего этажа, безобразно изорванное железо крыши, продавленная, превращенная в кучу известковой и кирпичной трухи тяжелая стена. Близко их не пустили — там еще шли спасательные работы.

— Уходите, пацаны, — сказал им милиционер, — вас еще не хватало!

Источник:
«Кто Главный.» № 104
0
Комментарии (0)

Читайте также:


Источник:
«Кто Главный.» № 104
0
Интересное по теме: