Вася и Роза здесь были.

На фестивале «Трансформация» в Ростове-на-Дону заслуженная артистка Роза Хайруллина и радикальный театральный экспериментатор Василий Березин представили проект «Бездомная дохлая собака». Место действия — пятый этаж закрытой макаронной фабрики. Время действия — четверг, 20 июня 2019 года.

Кто такие.

Заслуженная артистка РФ, заслуженная артистка Татарстана Роза Хайруллина родилась в 1961 году в Норильске. После школы Роза поступила в Казанское театральное училище. Со второго курса играла на сцене Национального театра имени Камала. После окончания училища работала в Казанском ТЮЗе. В 1992 году была награждена Государственной премией РФ за роль в спектакле «Погром».

С 1999 года — в Самарском ТЮЗе. В 2008 году актриса по приглашению Олега Табакова перебралась в Москву, играла в «Табакерке», Театре Наций, МХТ имени Чехова.

В 2013 году Хайруллина получила «Золотую маску» за роль в спектакле «Лир», театр «Приют Комедианта» (Санкт-Петербург, режиссер Константин Богомолов).

В ее фильмографии 25 фильмов. Среди них — «Орда» (реж. Андрей Прошкин), «Милый Ханс, дорогой Петр» (реж. Александр Миндадзе), «Кроткая» (реж. Сергей Лозница).

Режиссер и актер Василий Березин родился в 1992 году в селе Вазалемма Харьюского уезда Эстонской Республики. Окончил режиссерский факультет ГИТИСа (мастерская Е. Каменьковича и Д. Крымова). Поставил «Тибетскую книгу мертвых» в заброшенном депо у Курского вокзала, аукцион-перформанс «Богадельня» в заброшенном кинотеатре «Таллин» при свете пламени горящего пианино... Как актер принимает участие в экспериментальных проектах Всеволода Лисовского.

Вместе с Хайруллиной Березин играет в спектакле Кирилла Вытоптова «Крошка Цахес» (Театр имени М.Н. Ермоловой).

    orig.jpg

«Главный»:

— Как возникла идея этого проекта?

Василий Березин:

— Думал, что буду ставить в Ростове записки патологоанатома. Приезжаю, говорят, того нет, этого нет, этого нельзя, это сложно. Спрашиваю: а что есть? И приходим на эту заброшку. И я подумал, что да, здесь хотелось бы что-то сделать. Мы отказались от декорации, решили, что достаточно веток. Тем более что они всюду валялись — видимо, как раз в этот момент в Ростове стали обрезать деревья. Еще решил, что обязательно должен быть какой-то строительный мусор.

«Главный»:

— Как вы нашли друг друга?

Роза Хайруллина:

— Познакомились в Ермоловском театре на репетиции спектакля Кирилла Вытоптова «Крошка Цахес». Это была химия. Я просто сразу увидела, что это мой человек. Просто прямо сразу. И все. Спектакль уже не надо и репетировать. В самом кастинге уже была химия: Вася — Цахес, а я — Фея. (Фея одаряет Цахеса способностью присваивать таланты и достижения окружающих, он становится медийной личностью. — «Главный».)

Василий Березин:

— Встретились, и я сразу начал называть Розу на «ты». Мне все говорили: «Чувак, ты как-то странно общаешься». Потом я пробовал на «вы», но Роза сразу отсекала.

«Главный»:

— Часто у вас возникает ощущение, что перед вами — ваш человек?

Роза Хайруллина:

— Нет.

«Главный»:

— Своим человеком вы называли еще и Константина Богомолова.

Роза Хайруллина:

— Эти люди знают обо мне что-то другое... Мне кажется, что Вася знает меня больше, чем я знаю себя, и относится ко мне даже более жестко, чем я сама, хотя я не знаю человека, который относился бы ко мне более жестко, чем я сама.

«Главный»:

— А как Вася сформулировал задание ростовского спектакля?

Роза Хайруллина:

— У Васи нет заданий. Он мыслит образами, и ты в них либо попадаешь, либо нет.

«Главный»:

— Хорошо. Что говорил Вася?

Василий Березин:

— Практически до последнего дня я не понимал, что Роза будет играть собаку. Проект назывался «Бездомная дохлая собака», но я не знал, что именно Роза будет играть, практически до последнего дня. Потом я не знал, как сказать, что она завтра будет играть собаку. И вот Роза приезжает, я абсолютно никакой, мы ходим с ней, она спрашивает, что со мной. А я не знаю, как сказать, что ей придется играть собаку и надо будет гавкать. Потому что для Розы — это больная тема. Поэтому мне было об этом очень неудобно говорить.

«Главный»:

— В каком смысле больная тема?

Роза Хайруллина:

— У меня была собака, она прожила со мной очень долго, пережила все переезды. А когда ее не стало, я поняла, что в принципе в моей жизни никого роднее не было. Мне стало горько, я подумала, жизнь прожита, были любови, привязанности, а это существо оставило какой-то необыкновенный след в моей жизни. Когда ее не стало, меня как будто перерезало.

65308320_575308489542418_7624955302873399296_n.jpg

«Главный»:

— Вы легко отвлекаетесь на такого рода предложения, на авантюры, я бы сказал?

Роза Хайруллина:

— Смотря у кого. Мне важно, что человека в этой жизни трогает и куда это ведет. Но Вася недорассказал... Пока он мне рассказывал о проекте, я ему сказала: давай я сыграю собаку.

«Главный»:

— А текст, который говорит собака, кто придумал? «Передайте Вите, что я скучаю».

Роза Хайруллина:

— Я сама.

«Главный»:

— Была такая группа «Оркестровая яма» из Хабаровска. У них была песня «Колю позови, Коля, это ты? Коля, ты один? Подожди».

Роза Хайруллина:

— Да-да. Я слышала эту песню.

«Главный»:

— По настроению очень похоже. Всего несколько слов, но за ними — такая тоска... А все остальное было импровизацией?

Роза Хайруллина:

— Практически да. У Васи так. У него, конечно, есть жесткий каркас. Я это вижу. Я вижу, как он общается с музыкантами...

«Главный»:

— А как вы взаимодействовали с музыкантами (это были участники InEnsemble плюс несколько человек из других коллективов. — «Главный»)?

Василий Березин:

— Я точно понимал, кто мне нужен, какие духовые, какие нужны струнные. Валторны я обязательно просил, баян. Это инструменты, с которыми я часто работаю в других спектаклях. Я сам учился играть на баяне, играл четыре года... Я изначально знал, как все это должно быть. Я им говорил, что они должны играть не так, как они играют в филармонии. Музыкальная канва была определена заранее.

«Главный»:

— Как бы вы для определили жанр выступления? Оратория? Опера? Литературно-музыкальная композиция?

Василий Березин:

— Когда я сюда ехал, думал, что будет музыкальный спектакль. Но в конце концов я назвал это произведение концертом для собаки. Собачий вальс, концерт для собаки. Хорошо, что это прозвучало здесь, для всей ростовской — часто — напыщенности и непонятного гопничества. Неплохо, что есть те, кто может все это тонко слышать. Это самое важное.

«Главный»:

— В Ростове много людей, связанных с музыкой.

Роза Хайруллина:

— Это чувствуется.

Василий Березин:

— Поэтому «Белые розы» и прозвучали.

Роза Хайруллина:

— У меня с музыкантами было такое взаимопонимание, какое я редко встречаю в Москве. Вот эти «Белые розы» были придуманы за пять минут до того как вошли зрители. Должна была прозвучать детдомовская тема. Пускай это и в лобешник.

«Главный»:

— Можно ли назвать этот проект самым радикальным из всех, в которых вы принимали участие?

Роза Хайруллина:

— Да. Этот радикален как никакой другой. Я не была чем-то прикрыта, не было ни текста, ни костюма, ни режиссерских приемов. Есть ты и все.

Василий Березин:

— Костюм мы купили.

Роза Хайруллина:

— Я имею в виду театральный костюм, который сразу определяет персонаж.

«Главный»:

— О том, что вы играли собаку, можно было догадаться только в самом конце.

Роза Хайруллина:

— Это классно.

«Главный»:

— Как возникла тема кроликов (на сцене сидели четыре кролика в ванне. — «Главный»)?

Василий Березин:

— У меня есть такая идея, чтобы Роза пасла коров в разных городах мира... Она бы пасла коров и читала им разные произведения. Я хотел, чтобы это происходило и в Ростове. Спросил и о козах. Но в итоге в Ростове нашли только кроликов. Сначала говорили, что будет сто кроликов. Сто кроликов — это просто шик! Очень хорошо по мысли. Но нашли всего четыре... Они передавали нам свое сердцебиение, при всей этой жаре. У них такое утонченное восприятие происходящего.

«Главный»:

— Роза, на вручении премии «Ника» (за «Орду». — «Главный») вы сказали: «Спасибо степи, что услышала меня и позволила стать ею».

Роза Хайруллина:

— Для меня это очень важно. Мне важно, где я снимаюсь, в каком городе, какие люди меня окружают. А на природу я прямо западаю. Потому что она круче, чем я.

«Главный»:

— Почему именно степь?

Роза Хайруллина:

— По сдержанности, по сухости, по просторам, по жаре... Я вчера ехала из аэропорта и говорила Васе: «Здесь богатые деревья, у них шуба богатая. Листва очень отличается от российской листвы, как будто бы деревья оберегают землю от этой жары».

«Главный»:

— Какое событие вы бы назвали главным в своей жизни?

Роза Хайруллина:

— Главное, что я родилась. Я так прямо и честно всегда и говорю. А потом были еще какие-то события.

«Главный»:

— Вы из тех людей, которые готовы положиться на волю случая, или будете бороться за свое место в этой жизни?

Роза Хайруллина:

— Не буду, такого места нет, мне его никто не определял. У человека нет ничего кроме него самого. Почему он решил, что у него что-то есть? Что это место есть?

«Главный»:

— Сегодня увидел такую новость: «Хайруллина вернулась в Казань». Что имеется в виду?

Роза Хайруллина:

— Мы с Васей показывали там перформанс. В казанском театре «Угол».

Василий Березин:

— Так написали, чтобы привлечь внимание. Перформанс назывался «Мне показалось»... Мы привезли Розу в Казань, чтобы она рассказала, что ей показалось в этой жизни.

вася на рынке.JPG

«Главный»:

— Как понять?

Роза Хайруллина:

— Например. «Мне показалось, что я — это моя почка. Мне показалось что я — моя нога». А самое главное, что зрители меня не видели. Они думали, что откроется занавес, появится актриса из «Табакерки» и будет выступать. Они же пришли на это. А этого не было. Вася посадил меня в некую клетку, и были видны только ухо, профиль и спина Розы. И слышен был голос. В финале Роза танцевала, и я говорила: «Мне показалось, что я сейчас танцевала». По-моему, это было круто.

Мне показалось, что это и есть моя правда. Мне правда так показалось. Мне показалось, что я в телевизоре, мне показалось, что я — телевизор. Мне показалось, что я на дне. Мне показалось, что я играю «На дне».

Василий Березин:

— Сколько раз замечал, что когда человек умирает, он растворяется. Ему кажется, что он везде, и он куда-то пропадает. Мы просто взяли и вытащили эту энергию.

«Главный»

— Как в вашей жизни возникли Нидерланды?

Роза Хайруллина:

— В Ростове-на-Дону (на театральном фестивале «Минифест» в 1996 году. — «Главный») голландцы увидели знаменитый спектакль казанского ТЮЗа «Буря», режиссер Борис Цейтлин. Ночью казанские и голландские артисты пили. Двумя труппами, ни бельмеса не понимали друг друга, но на каком-то уровне, энергетически сговорились. И утром голландский продюсер сказал: давайте замутим что-нибудь с этими двумя труппами. Там еще был никому не известный Кирилл Серебренников, который сидел, поджав ноги, и смотрел наши этюды, потом он и в Голландии к нам приходил.

Василий Березин:

— Так что можно написать: «Роза вернулась в Ростов через 23 года».

Роза Хайруллина:

— Значит, существует связь между этими двумя городами.

«Главный»

— Какое место в вашей жизни сейчас занимает кино?

Роза Хайруллина:

— А оно занимало какое-то место в моей жизни?

«Главный»:

— Был же фильм «Орда»?

Роза Хайруллина:

— Да. Ну и...

«Главный»:

— Видел вас в фильме «Кислота» и в слабеньком фильме «Когда я стал».

Роза Хайруллина:

— Я не смотрю свои фильмы. Вася сказал, что после выхода «Чернобыля» надо прекращать снимать сериалы и сниматься в них, потому что стыдно. Мне лично стыдно.

«Главный»:

— А где брать деньги на перформансы?

Василий Березин:

— Будем просить.

Роза Хайруллина:

— Или играть в сериалах. Вы думаете, я не заметила, что вчера приходили люди посмотреть на актрису из сериала «Ольга»?

«Главный»:

— А что, он еще идет?

Роза Хайруллина:

— Вы не представляете, сейчас будет четвертый сезон.

Комментарии (0)

Читайте также:


Текст:
СЕРГЕЯ МЕДВЕДЕВА.
Фото:
СЕРГЕЯ МЕДВЕДЕВА; ИЗ АРХИВОВ ГЕРОЕВ ПУБЛИКАЦИИ
Источник:
«Кто Главный.» № 151
04/09/2019 11:15:00
0
Интересное по теме: