В ОЖИДАНИИ СПИЛБЕРГА.

№91
Английского писателя Джо Аберкромби, автора трилогии «Первый закон» и романа «Лучше подавать холодным», называют надеждой «темного» фэнтези. обычно после интервью джо говорит: «Не сочтите за наглость, можно попросить у вас за это 10 долларов?» с «Главного» он денег не взял и даже рассказал, как заработать, сочиняя романы.

КТО ТАКОЙ.

Джо Аберкромби родился 31 декабря 1974 года в Ланкастере. Окончил Университет Манчестера, где учился на факультете психологии. После окончания университета начал работать на телевидении, а потом монтажером-фрилансером. В 2004 году написал свой первый роман «Кровь и железо». Дважды его романы признавались «книгами года» посетителями популярного тематического ресурса SFF World. В 2008 году Джо участвовал в телевизионном проекте BBC World of Fantasy вместе с такими писателями, как Майкл Муркок, Терри Пратчетт, Чайна Мьевиль. В настоящее время вместе с женой Лу и двумя дочерьми проживает в городе Бат, графства Сомерсет.

Критики считают, что его творчество — гремучая смесь книг Джорджа

Мартина («Игра престолов») и фильмов Квентина Тарантино.

Права на произведения Аберкромби были

приобретены в тринадцати странах, включая Россию.


Каковы ваши первые впечатления от пребывания в России?

Я приехал вечером и пока что видел только мою комнату в отеле и вас. Еще я видел дорогу из аэропорта, много дорожных знаков. Это мои самые первые впечатления. Позднее увижу еще что-нибудь, тогда и расскажу.


— Насколько сложно писать фантастические книги?

«Герои» (новый роман Аберкромби. — «Главный») дались мне довольно сложно, потому что я поставил себе задачу сконцентрироваться на одной битве, которая, правда, длится три дня. Это сложно. Надо отслеживать сюжетные нити, которые переплетаются друг с другом, поступки персонажей.

— Вы часто описываете сражения. Используете исторические материалы для придания сценам достоверности?

Да. (Джо отвечает по-русски. — «Главный») Я считаю, что короткий ответ — самый лучший. Очень часто в фэнтези герои прорубаются сквозь толпу врагов, а когда битва завершается, они отряхивают с себя пыль сражений и опять становятся нормальными членами общества. В «Героях» приходится расплачиваться за насилие не только жертвам, но и победителям. В романе мне хотелось рассмотреть и технические аспекты битвы, логистику, допустим, доставки еды.


Как часто вы встречаетесь с читателями, раздаете автографы?

В Англии я делаю это часто, мы говорим о том, о сем, я подписываю книги, мы обсуждаем произведения других авторов, пишущих в стиле фэнтези. Приятно, что можно выйти из комнаты, где ты сидишь взаперти, наедине с компьютером и поговорить с другими людьми.

— Знакомы ли вы с российской фантастикой?

Я отказываюсь называть конкретные имена. Чтобы читатели не искали книги других авторов кроме меня. Я ревную читателей к другим британским писателям, а к российским и подавно.

В мире есть лишь один фантаст — это я. Я — бог скромности.


Есть люди, которые делают вам замечания?

Я недавно получил от одного читателя по электронной почте письмо: «Прочитал вашу книгу, она мне понравилась. Но я вынужден был ее сжечь, потому что в ней очень много мата, плохих слов и ругательств, и я был очень озабочен тем, что дети увидят, что я читаю эту книгу и могут тоже ее прочесть. Именно поэтому я вынужден был ее сжечь».

Мне кажется, что издателям эти откровения не понравились бы.


Кому первому вы показываете свои произведения?

Это моя мама, она учитель английского языка, действительно замечательный редактор. Она дала мне два замечательных совета, которым я всегда пытаюсь следовать. Первый совет — будь правдив. Когда используешь метафору, подумай, насколько она правдива. Второй совет — когда пишешь диалог, спроси себя, представляешь ли ты людей, которые так разговаривают. Еще один замечательный совет я получил от своего коллеги писателя-фантаста, он сказал мне так: «Каждое утро встань и оденься». Впрочем, у меня не всегда получается ему следовать.


— Как вы относитесь к русской классике?

Кроме общеизвестных Толстого и Достоевского мне нравятся Солженицын и Булгаков. Я не большой любитель фантастики, а сейчас вообще предпочитаю читать что-то другое.


Но хоть каких-то авторов фэнтези вы читаете?

Я читал Урсулу Ле Гуин, Майкла Муркока. В настоящий момент практически не читаю. В определенный момент мне стало неинтересно читать фэнтези, так как я легко мог предсказать сюжет. Но исключения были. Когда я открыл «Игру престолов», подумал: да мне же известно, что будет дальше — этот положительный и порядочный Старк будет

помогать королю. Стал читать дальше...

Ого! Джордж Мартин оказал на меня очень большое влияние.


— Как вы относитесь к своим фанатам?

Это сложный вопрос... Но здорово, что люди находят на мое творчество время и силы. Я как писатель всегда немножко озабочен тем, как будут продаваться мои книги... Мне кажется, то, что делают фаны, хорошо скажется на продажах... Вообще на всем.


Комиксы на вас как-то повлияли (По первым трем главам «Первого закона» вышел

комикс. — «Главный»)?

Я не могу сказать, что вырос на комиксах, что это моя страсть и я много об этом знаю. Но они мне нравятся, всегда ужасно интересно посмотреть, как художник интерпретирует твоих персонажей. Мы сейчас начали адаптацию для комикса трилогии «Первый закон».

Это онлайн-проект. Я никогда не думал, что способен привлечь в этой области

большую аудиторию, поэтому мы решили, что комикс будет бесплатно распространяться в Интернете. Страницы появляются раз в несколько дней, и затем, когда будет создан завершенный фрагмент, мы сможем напечатать его на бумаге и продавать. Идея в том, чтобы

привлечь как можно больше людей, которые просто будут смотреть комикс. Мне это понравилось. Очень приятно чувствовать себя благотворителем.


Вам хватает доходов от писательской деятельности? Кем вы работали раньше?

Раньше я работал редактором на телевидении, организовывал концерты, снимал документальные фильмы. Но я был при этом фрилансером, и между проектами у меня было много свободного времени. Четыре года я посвящал свободное время компьютерным

играм, а потом подумал, может быть, заняться чем-то более продуктивным?

А у меня давно была идея написать фэнтези. Сначала писал в свободное время,

затем, когда подписал первый контракт, почувствовал, что постепенно могу бросить редактирование. Не было такого — я врываюсь в офис своего босса, пинаю его стол и говорю — да пошли вы все!

Это было постепенно, я брал все меньше и меньше работы. После того, как я подписал контракт, у меня было тридцать недель в году, которые я посвящал своей редакторской работе, на следующий год — двадцать, потом — десять, а потом редакторство естественным образом пропало. Так я работаю последние три-четыре года. И все еще играю в компьютерные игры.


— Какую музыку вы слушаете, когда пишете?

Я не слушаю музыку, когда пишу, потому что считаю, что это меня отвлекает... Я работал музыкальным редактором, работал с самыми различными группами. Когда вы музыкальный редактор, у вас должны быть широкие музыкальные вкусы. У меня реально широкие вкусы.


Есть ли в ваших книгах персонажи, которые вам не нравятся?

Единственная причина, по которой мне что-то может не нравиться в персонаже, это то, что он скучный и ненужный. Тогда я вырезаю его безжалостно.


В вашей первой книге что для вас было сложнее: начать ее или закончить?

Закончить легко... Идеи моих первых книг возникли очень давно. Основное время ушло на экспериментирование. Я все время переписывал текст, прикидывал, как лучше подать то или другое. Это было просто развитие личного стиля, обучение процессу письма. Мне понадобилось три года, чтобы закончить первую книгу.


— Что вы делаете, если нужно успеть написать к сроку, а вдохновения нет?

Если автор популярен, то издатель подождет, пока он закончит произведение. А если нет — расторгнет контракт. Но вообще я считаю, что вдохновение — не самое главное в работе писателя. Я не художник, я — ремесленник и должен работать независимо от настроения и вдохновения. Проявить упорство и трудолюбие, тогда все получится. Иногда я смотрю на свои книги и думаю — неужели я все это написал? Быть может, это свалилось с неба?


Как бы вы охарактеризовали свое творчество людям, которые ничего о вас не слышали?

Ну, во-первых, я просто потрясающий. Потрясающие книги, замечательное качество литературной работы. Во всех отношениях выдающийся. Но если серьезно, я придерживаюсь линии классических фантастов — Толкиена или Джорджа Мартина. У них яркие события помогают раскрыть характер персонажей. Я хотел писать, избегая клише, книги, которые развлекут читателя, но и оставят возможность о чем-то подумать в свободное время. Ну и, разумеется, вызовут желание купить мою следующую книгу.


— Признак популярности — это миллионные тиражи, а затем — экранизация.

По моим книгам пока не снимают фильмов, но надеюсь, что все сложится более или менее благополучно. Надеюсь, Спилберг однажды предложит мне поработать вместе.

№ 91 Октябрь2013 г.

Гости

Солист группы «Мумий Тролль» поговорил с «Главным» о фестивале V-ROX EXPO, «Вахтенном журнале», Дэвиде Боуи, советских 80-х и дал совет, на каких исполнителей стоит обратить внимание.

Гости

Заслуженный артист России рассказал «Главному» о том, какие цели ставит перед собой, какая музыка его вдохновляла в юности, о памятных событиях в своей жизни и о том, ради чего стоит терпеть муки творчества.

Гости

Накануне премьеры спектакля «Безымянная звезда» в ростовском Молодежном театре «Главный» побеседовал с его режиссером о причинах популярности румынской пьесы в России.

Гости

Шестеро незнакомых людей получают приглашение сыграть в квест, победитель которого получит солидную сумму. Вскоре им становится понятно, что их выбрали для игры не случайно. Накануне российской премьеры "Клаустрофобов" "Главный" поговорил с его режиссером Адамом Робителом о любимых фильмах детства и о качествах, которыми должны обладать создатели триллеров.

Гости

Участник одной из самых известных команд КВН Вячеслав Мясников рассказал «Главному» о великих юмористах, телевизионном рейтинге и его самой любимой марке мотоциклов.