Образ мыслей людей остается прежним

№145
Молодой художник Евгений Зубков, рефлексирующий на тему современных технологий в России будущего, рассказал, можно ли заработать на «смешных картинках из интернета».
Текст Анны Лоббоды ФОТО ИЛЛЮСТРАЦИИ ПРЕДОСТАВЛЕНЫ ГЕРОЕМ ПУБЛИКАЦИИ.
Евгений Зубков родился далеко в Сибири, потом переехал в Ростовскую область, в Белую Калитву. Этим летом он окончил Академию архитектуры и искусств ЮФУ в Ростове-на-Дону.

— То есть это не просто увлечение, а еще и ваша профессия?

— По сути, да. Мы изучали дизайн фирменных стилей, логотипов, что-то менее художественное, более промышленное и техническое. А мне всегда было ближе именно создавать что-то, визуализировать, рисовать. Поэтому я параллельно с учебой развивался в направлении digital art (цифровое искусство). Уже потом пришел к фотобашу, синтезу разных направлении и жанров: 3D, 2D, рисование, фотографии.

— Вы любите фантастику? Когда-то был журнал «Техника молодежи», и там в каждом номере на обложке было что-то в таком духе. Но они были более оптимистичными.

— Да, я люблю фантастику и ретрофутуризм. В 50-е и 60-е годы научный прогресс шел очень быстро. Возможно, поэтому представления фантастов были радостные, такие смелые, необычные,
самые интересные. У меня же сатира на современный мир. Технологии меняются, а среда остается. Образ мыслей людей остается прежним и отношение к технологиям — тоже.

— А какое место в ваших работах занимает Ростов?

— Раньше мы с ребятами делали проект, в котором помещали персонажей массовой культуры в привычную нам среду. Например, на улицах Соборного разворачивался бой с Суперсемейкой, а на набережной оказался корабль «Мстителей». Хотели создать контраст, вызвать у людей визуальный диссонанс. Также делал серию работ именно в Ростове. То есть брал, так сказать, не совсем чистые улицы и персонажей из фильмов. Смотрелось очень странно. Но это старые работы, больше для интернета. Сейчас уже хочется делать что-то более серьезное, с какой-то смысловой нагрузкой, подходить к концептам более осознанно. Представлять, как технологии будут развиваться, какие сферы жизни будут затрагивать.

— Собственный образ вы используете в каких-нибудь работах?

— Да, я начинал серию работ. Назвал ее «Деформация детскихвоспоминаний». Я брал свои детские страхи, кошмары и пытался их визуализировать. Помещал образ из детства в, так
сказать, агрессивную среду.

— У вас не было желания поискать источники для вдохновения в истории, прошлом?

— Прошлое меня как-то не интересует. У меня есть серия работ по русским сказкам, в том числе и дипломный проект. Я их делал более мрачными, осовременивал, представлял, как бы они выглядели, если бы это было современным фильмом. Допустим, в образе Горыныча я опирался на славянские рисунки, а не на образ, который уже закрепился в фантастике и фэнтези. Довольно странный.

— В работах о сказках еще есть надписи...

— Да. Достаточно давно я занимаюсь леттерингом. Вот есть каллиграфия — это когда берется
инструмент и пишутся буквы. А леттеринг — это когда, допустим, карандашом выстраиваешь
разные шрифты, надписи, имитируя различные инструменты. Создавая, по сути, композиции из
букв. В этом случае я рисовал пословицы на основе русской вязи. Основа — это старославянская письменность, их композиции.

— С помощью каких технологий вы работаете? Все сами рисуете?

— Все работы нарисованы в Photoshop в цифровом виде. Однако, например, работы в киберпанке сделаны из фотографий, 3D-объектов и рисования. Если что-то проще взять из фото, я так и делаю. Это может быть трава или ветки деревьев. Их нет смысла делать самому, потому что это очень долгая и механическая работа. То, что интереснее рисовать, допустим, лица или более живые, уникальные вещи, рисую вручную.

— Скажите, можно ли зарабатывать на вашем увлечении? Какие могут быть заказы?

— Последние года три я живу за счет творчества. Заказы абсолютно разные. Это могут быть обложка музыкального альбома, книги, проекты вирусного маркетинга в интернете, корпоративные календари и многое другое. Сейчас, например, я делаю сразу два календаря для одной питерской компании, которая строит мосты, железнодорожные станции. Они заказали календарь, в котором визуализируется будущее их компании. Летающие поезда, роботы-сварщики и все такое. (Смеется.)
Плюс эти вещи очень хорошо работают в интернете. Они довольно быстро распространяются по социальным сетям за счет того, что темы узнаваемые и форматы популярные. Многие компании
хотят пропиарить свою продукцию с помощью таких необычных интеграций, коллабораций с художниками. Сегодня это довольно частая практика.

— Насколько у заказчиков вообще востребован юмор? Или они хотят, скорее, позитив?

— У всех по-разному, в принципе. Чаще всего они хотят, чтобы было все чистенько, аккуратненько. Никаких намеков на двойное дно. Но бывают и такие, которые приветствуют сатиру и юмор. Так было с Alfa Future People и проектом «Россия 2077». Они приветствовали юмор. Там есть сатира на Роскомнадзор, на отключение горячей воды, на такие злободневные темы.

— Вы выставляете работы в интернете, но были ли у вас оффлайн-выставки?

— Да, было довольно много разных выставок, на которых меня не было. Часто звали на разные мероприятия в Москву, Питер. Мои работы выставляли на «Старконе», Comic Con Russia, «Видфесте». Но постоянно времени не было приехать самому. Во время «Видфеста», например, я работал над проектом про киберпанк для Alfa Future People, фестиваль от «Альфа-банка». В итоге никак не могу выйти в реальный мир. По сути, предстоящая выставка — это первая, которая будет с моим непосредственным участием. Я буду показывать все работы, которые уже есть в жанре киберпанка, их около 20, и хочу еще успеть хотя бы 5 новых работ сделать.

— Есть связи с художниками, работающими в подобных направлениях за границей? Возможно ли выйти на иностранную аудиторию?

— Да, можно. Недавно сделал портфолио на платформе Behance, там можно находить заказы со всего мира. Когда я разместил последнюю серию работ по киберпанку, то получил довольно большое внимание разных зарубежных СМИ: и японских, и французских, и английских.
Потом пошли довольно забавные заказы. Например, из Германии написали музыканты. Пока все в процессе, не знаю, получится или нет. Вообще, писали люди из разных стран Европы, которым нравится такое. Если мне в этом направлении идти, то думаю, можно будет и заграничные заказы брать.

— А как они формулируют эти заказы?

— Сначала рассказывали о себе: там такие мужички, играют инди- винил в марте. Им нужны обложка и три арта. Мы решили взять старые работы и переделать слегка, чтобы это было более близко.

— О проблемах в Германии?

— Нет, что-то нейтральное. Сейчас стираются границы между культурами и менталитетами. Все идет к интернациональности. Одна из причин — интернет. Ты можешь с ними общаться и понимать, что, по сути, все мы одинаковые.

— Какой у вас был самый необычный заказ?

— Необычное, даже не знаю... Из интересных, которые запомнились, это обложка для группы «Аффинаж». Играют в жанре нуар-шансона. У них входит альбом по частям. Для каждой из них я рисовал рисунок, который раскрывал историю, не прослеживавшуюся в песнях напрямую.
Вообще, я заказы редко публикую. А тут сразу запостил. На первой обложке — робот, который открывает солнце внутри себя, и в это время его накрывает волна. Потом фрагменты этого робота, его голова в комнате, которую вынесло в открытый космос. Полный сюрреализм. Интересный заказ, было очень приятно с ними работать.
А бывают и не очень приятные заказы. Летом делал иллюстрацию для афиши панк-рок фестиваля в Москве. И переделывал ее раз 10, наверное. Сначала они хотели какие-то лаконичные формы: просто контур, заливка и все. Потом захотели в цвете, потом — большую детализацию, потом — реализм с текстурами. Это было ужасно для меня.

— Сколько работ уже сделано?

— Очень много. Я постоянно работаю. Своих работ очень мало, потому что нет времени. Чтобы публиковать заказы, их хочется довести до идеала, в условиях работы это не получается. Сдаешь
работу заказчику, и если приняли, то забываешь про ее. А чтобы показать ее миру, хочется сделать лучше, поэтому они копятся. Их уже сотни, наверное. ×
№ 145 ДЕКАБРЬ 2018 г.

Гости

Лидер «Чайфа» Владимир Шахрин рассказал «Главному» о будущем рок-музыки, о своем отношении к хип-хопу, о метафизике Урала, а также о том, почему рок-музыканты никому ничего не должны.

Гости

Популярный музыкант, бизнесмен и солист группы «Руки Вверх!» рассказал «Главному» о съемках клипа «Слэмятся пацаны», женском футболе, безумных поступках фанаток и о том, что ждать от группы в будущем.

Гости

«Представить себе режиссера-жиголо, даже глядя на сегодняшнюю современную сцену, трудно. Актеров, которые строят карьеру таким образом, очень много» - считает режиссер спектакля «Сладкоголосая птица юности» Михаил Чумаченко.

Гости

Солист группы «Мумий Тролль» поговорил с «Главным» о фестивале V-ROX EXPO, «Вахтенном журнале», Дэвиде Боуи, советских 80-х и дал совет, на каких исполнителей стоит обратить внимание.

Гости

Заслуженный артист России рассказал «Главному» о том, какие цели ставит перед собой, какая музыка его вдохновляла в юности, о памятных событиях в своей жизни и о том, ради чего стоит терпеть муки творчества.