ОДИН ДЕНЬ ПОЗАДИ.

№71
«Главному» удалось встретиться и побеседовать с Дэвидом Николсом о его романе «Один день». Права на перевод романа куплены в 40 странах мира, а фильм, снятый по мотивам романа, с Энн Хэтэуэй в главной роли принес в Российском прокате почти три миллиона долларов — третье место после США и Великобритании.
Текст Родион Петров.

Acr27542902852288-10452.jpg  Кто такой.
  Дэвид Алан Николс родился 30 ноября 1966 года в Хэмпшире. В детстве мечтал стать
  музыкантом, палеонтологом, врачом или художником.
  В колледже два года изучал сценическое искусство. В 1988 году окончил Бристольский
  университет со степенью бакалавра искусства. 

Учился также в Нью-Йорке в Американской академии музыки и драматического искусства. Двенадцать лет играл под сценическим псевдонимом Дэвид Холдуэй в театрах Западного Йоркшира, «Аркадия» и Королевском Национальном театре. Является соавтором сценария фильма «Симпатико» с Шэрон Стоун в главной роли. Автор романов «Вопрос на десять очков», «Дублер». Роман «Один день» сразу стал национальным бестселлером в Великобритании и США — в Америке продано свыше 600 тысяч экземпляров. В New York Times Book Review роман включен в список ста главных книг.


— Дэвид, как вы начали писать? 

— В университете я изучал английский язык и театр. Я мечтал стать актером. Когда мне было 20 лет, я играл в театре и этим зарабатывал на жизнь. Но я был не очень хорошим актером, хотя и увлеченным. Я понял, что мне нужно найти другую работу, сменить профессию. Так я начал писать сценарии, а затем и книги. Писать начал пять лет назад. Роман «Один день» начал, когда мне было около 40 лет. А первая моя книга была о человеке, которому всего 20 лет. Меня очень интересовало, как люди меняются с годами, в чем они остаются прежними. «Один день» — любовная история о двух людях, которые впервые встретились 15 июля 1988 года. На протяжении двадцати лет они встречаются в один и тот же день, они взрослеют, меняются, а в некоторой степени остаются теми же. В книге смешано комедийное и серьезное начало. Рад, что в России есть люди, которым интересна эта книга.

— Насколько для вас важно, чтобы книга экранизировалась? 

— Когда пишешь, ты должен стремиться написать хорошую книгу, а не сценарий в замаскированном виде, и не думать о том, что она потом будет экранизирована... Конечно, я был в определенной степени подвержен влиянию киноиндустрии, поскольку любил смотреть фильмы, как любой, наверное, человек. Кроме того, я был вначале сценаристом в чистом виде, потом уже начал писать книги. Я был актером, и это тоже повлияло на мое творчество. В юности у меня было два увлечения — книги и фильмы, и мне всегда сложно было выбирать между ними. Моя первая книга «Попади в десятку» была экранизирована шесть лет назад. Считаю, что это хороший фильм. Надеюсь, он найдет своего зрителя в России. Вторая книга «Дупло» — о театре, о судьбе неудачливого актера театра. По этой книге тоже написан сценарий. Очень трудно снимать фильм о театре, поэтому не знаю, будет ли снято «Дупло»... Фильмом «Один день» я очень горжусь, я писал для него сценарий. Конечно, книга и фильм — не одно и то же.


— Так вам понравился фильм? 

— Режиссер Лоне Шерфиг отлично потрудилась. Ей удалось адекватно передать в своем фильме дух книги. Картина нравится и тем, кто читал роман, и тем, кто познакомился с этой историей только в кино. Работа Энн Хэтэуэй и Джима Стерджесса, на мой взгляд, вообще выше всяких похвал... Жаль, что невозможно было вместить 470 страниц книги в сценарий фильма, который длится 110 минут. С некоторыми частями романа, например с внутренними монологами героев, было очень тяжело расставаться. Также в романе есть несколько писем, которые мне как автору очень дороги. В фильме, естественно, этот фрагмент был преобразован в драматическую сцену... Но было принято решение, чтобы я не был слишком активно вовлечен в процесс съемок. Я лишь несколько раз разговаривал с актерами. Но они в процессе съемок постоянно обращались к книге.

Режиссер — главный человек на съемках, он определяет, каким получится фильм. Первая, монтажная, версия картины длилась на 20 минут дольше прокатной версии. Надеюсь, некоторые из вырезанных сцен появятся в бонусах на DVD. В целом же я очень доволен фильмом Лоне. Я обычно не слежу за прокатной судьбой снятых по моим книгам фильмов, все эти цифры заставляют меня очень нервничать, и я не читаю рецензий. Мне, конечно же, хочется, чтобы эти картины посмотрело бы как можно больше людей. Очень рад, что фильм был хорошо воспринят в вашей стране. Насколько я знаю, Россия — это третья страна по объему кассовых сборов фильма «Один день» после США и Великобритании.


— Ваши книги основаны на каких-то подлинных событиях? 

— Мою первую книгу я написал о неуклюжем, застенчивом подростке из рабочего класса, который учился в одном из лучших университетов. Книга во многом автобиографична и основана на личном опыте, на каких-то событиях, которые случались со мной. Я писал о неловких ситуациях, в которых сам когда-то оказывался. Потом я был актером, дублером. Об этом — моя вторая книга, которая также в некотором смысле основана на личном опыте. А вот третья книга уже менее автобиографична. У меня не было таких отношений, как у Эммы и Декстера, но в то же время некоторые сцены книги в какой-то мере списаны с жизни. Например, те места, где работала Эмма, ее ужасная квартира — все это реальные места. Все произведения в какой-то степени автобиографичны, поскольку невозможно писать, полностью отстранившись от себя самого, только если это не научная фантастика. В книге все обретает свою структуру, свою форму и, возможно, приобретает какой-то смысл, которого в реальной жизни не было.


— Когда вы писали сценарий, не возникало ли желания что-то изменить в книге? Может, переписать финал, добавить к характерам главных героев другие черты? 

— Бывают моменты, когда тебе хочется сказать: «Верните мне мой роман, я хочу кое-что исправить!» Что касается книги «Один день», то в ней совсем немного моментов, которые хотелось бы переписать. Повторюсь, роман «Один день» — книга, которой я доволен больше всего, там меньше всего ошибок, но все же они там есть.


— В одном из своих интервью 2009 года вы сказали, что попробуете найти двух людей, которые могли бы сыграть одновременно студентов и людей средних лет, это очень сложно, но мы нашли способ. 

— Актеры взрослели по мере развития фильма благодаря гриму, одежде, мимике... Мне сейчас 44 года, и я с трудом вспоминаю, что было со мной десять лет назад. Я постоянно спрашивал себя, как же смогут Энн и Джим за несколько съемочных дней «набрать» по десять лет. Но они справились. Не только благодаря гриму, но и за счет маленьких нюансов, которые мы часто придумывали вместе. Перед самым началом съемок я отдал Энн Хэтэуэй айпэд с музыкой, на нем была музыкальная подборка тех песен, которые нравились главной героине... Я сделал это для того, чтобы она поняла, какой характер у Эммы. Это и было моим вкладом. Кстати, из Энн получилась идеальная Эмма, у нее очень много общего с романтичной героиней моей книги.


— Не считаете ли вы, что концовка жестокая? В одном из отзывов на книгу есть такая фраза: «Мне хотелось разорвать эту книгу, вышвырнуть ее в окно, сделать хоть что-нибудь, чтобы изменить окончание этой истории».

— Да, я получаю такие отклики. Не хочу испортить впечатление тем, кто еще не читал книгу, поэтому буду говорить несколько туманно. Считаю, что концовка очень возвышает читателя, потому что это праздник дружбы, хотя он и очень драматичен. Никогда не стал бы менять финал, потому что для меня именно он был отправной точкой для написания книги. Люблю сильные эмоции! Я из тех, кто плачет, когда читает книгу или смотрит фильм. Ключевые слова для моей книги: горько-сладкий, сочетание смешного и грустного.


— Чему, на ваш взгляд, нужно было научиться Декстеру в жизни? 

— Ему нужно было научиться заботиться о людях, приобрести уверенность. В начале 90-х как и в России, так и в Великобритании происходили огромные изменения. Я смотрел на своих друзей и видел, что люди становятся эгоистичными материалистами. Думаю, путь к любви, к настоящим, искренним отношениям лежит через сопротивление этому эгоизму, именно по этому пути преодоления эгоизма и идет мой главный герой. Роман именно об этом.


— Одна из ваших сценарных работ — адаптация «Ночь нежна» Фицджеральда. 

— Да, я написал такой сценарий по книге «Ночь нежна». Эта чудесная печальная и добрая история. Если снимать по ней фильм, то это будет очень дорогостоящий проект, и получится очень грустный фильм. В Голливуде трудно найти деньги на грустные фильмы.


— Важна ли для вас реакция читателей? 

— Безусловно, особенно если реакция положительная. Могу честно сказать, что очень трудно переношу критику, у меня чувствительная кожа. Когда пишу, понимаю, что делаю это для того, чтобы книгу прочли. С появлением интернета людям легче выразить свою оценку, рассказать о том, что им понравилось, а что кажется спорным, поделиться этим с автором. На протяжении двух последних лет часто получаю отклики читателей. Я польщен и тронут таким вниманием, очень благодарен всем. Но наступает время, когда надо оставить позади все комплиментарные реплики, очистить голову. Сейчас для меня наступает именно такой момент, я пытаюсь пойти дальше, оставить «Один день» позади.


— Не хотелось бы вам написать книгу, сценарий, а потом самому снять фильм или сыграть в нем? 

— Как уже говорил, я был плохим актером и лишь иногда произносил что-то на сцене. На съемках я прошел вдали перед камерой, поднимаясь по лестнице. Даже это мне удалось сделать не очень хорошо. Что касается того, чтобы стать режиссером, считаю, что для меня это трудная задача. Режиссер должен обладать специальными знаниями о камерах, о том, как выставить свет, и так далее, то есть пройти специальное обучение. Я его не проходил. И еще — чтобы снять фильм, потребуется около двух лет. Я не смогу вытерпеть два года, чтобы не писать книги. Кроме того, работа режиссера — самая стрессовая в мире. Я очень плохо переношу стрессовые ситуации, поэтому считаю, что эта профессия не для меня.


— Как вам удалось стать одним из самых популярных авторов Великобритании? Есть ли рецепт? 

— Не знаю, могу ли я давать советы, потому что мой карьерный путь извилист. Даже если бы у меня был стопроцентный рецепт того, как стать успешным, то вряд ли я раскрыл бы его, правда? Мне помогает борьба с ленью. Как именно я это делаю? Вначале пишу роман полностью, а затем переписываю его набело, причем не на компьютере, а на старенькой печатной машинке. Компьютер облегчает работу, вы можете быстро стереть, заменить фразу или даже переписать целую главу. А когда пишете по старинке, то каждое слово приходится взвешивать, прежде чем перенести на бумагу. Это дисциплинирует. Один из рецептов — постоянно переписывать, переделывать. Кроме того, мне помогает планирование сюжета. Знаю писателей, которым нравится импровизировать. Они пишут какую-то фразу, абзац и смотрят, как это все получится. У них получаются хорошие книги, не спорю. Но для меня такой принцип работы неприемлем. Я должен заранее точно знать, что будет происходить в каждой части книги. Вообще, меня беспокоит то, что нужно продолжать писать еще в течение лет 30.


— Ваше отношение к электронным книгам... 

— Пытался читать книги в электронном варианте на своем айпэде, но при этом постоянно отвлекаюсь, проверяю электронную почту, играю в Angry birds, брожу по интернету, серфлю, занимаюсь всем, кроме чтения книги. Если же я читаю именно электронную книгу, то уже не отвлекаюсь. Весь день сидишь за компьютером, а потом вновь читать электронную книгу! Разве это отдых? Для меня отдых — сесть и почитать бумажную книгу. И все-таки считаю, что за электронными книгами, действительно, будущее. У людей будут иллюстрации, карты, дополнительная информация — все в электронной книге. Считаю, это интересно. Когда читаешь печатную книгу, ты больше концентрируешься. Исчезнут ли печатные книги вообще? Наверное, станут предметом роскоши. Конечно, количество читателей обычных книг уменьшится. Но не думаю, что печатные книги исчезнут полностью. Что касается меня лично, предпочитаю читать обычные книги.


— Ваше любимое занятие кроме чтения?

— Люблю смотреть фильмы, ездить на велосипеде, гулять по Лондону — не люблю автомобили. Но самое главное — это все же чтение. Очень важная часть моей жизни — это мои дети. Когда ты молод, кажется, что не сможешь с ними совладать, полная катастрофа. Но потом оказывается, что дети — это самое чудесное и удивительное, что может быть в жизни. Счастье — это моя семья, потому что я такой человек, который много волнуется, беспокоится, а семья — та тихая гавань, где я могу отдохнуть... Для меня сейчас самое главное — семья и работа, но если нужно выбрать что-то одно, то это будет семья.


№ 71 Декабрь2011 г.

Гости

Лидер «Чайфа» Владимир Шахрин рассказал «Главному» о будущем рок-музыки, о своем отношении к хип-хопу, о метафизике Урала, а также о том, почему рок-музыканты никому ничего не должны.

Гости

Популярный музыкант, бизнесмен и солист группы «Руки Вверх!» рассказал «Главному» о съемках клипа «Слэмятся пацаны», женском футболе, безумных поступках фанаток и о том, что ждать от группы в будущем.

Гости

«Представить себе режиссера-жиголо, даже глядя на сегодняшнюю современную сцену, трудно. Актеров, которые строят карьеру таким образом, очень много» - считает режиссер спектакля «Сладкоголосая птица юности» Михаил Чумаченко.

Гости

Солист группы «Мумий Тролль» поговорил с «Главным» о фестивале V-ROX EXPO, «Вахтенном журнале», Дэвиде Боуи, советских 80-х и дал совет, на каких исполнителей стоит обратить внимание.

Гости

Заслуженный артист России рассказал «Главному» о том, какие цели ставит перед собой, какая музыка его вдохновляла в юности, о памятных событиях в своей жизни и о том, ради чего стоит терпеть муки творчества.