1
из

ЛИНДА: «Я НЕ МОГУ ДУМАТЬ О МУЗЫКЕ В ХОРОШЕМ НАСТРОЕНИИ».

№129
Девушка-легенда, песни которой невозможно отнести ни к одному музыкальному жанру, рассказала «Главному» о том, что скрыто внутри ее творческой и загадочной души.
Текст ДАРЬИ РУБИНСКОЙ ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНЫ ПРЕСС-СЛУЖБОЙ ЛИНДЫ

КТО ТАКАЯ.

Светлана Гейман (Линда) — российская певица, поэтесса, художница. Родилась в городе Кентау, Казахстан. Окончила вокальное отделение Музыкального училища имени Гнесиных. Уже в 15 лет Линда начинает свою музыкальную карьеру. А спустя три года, в 1995, у нее состоялся первый крупный концерт в Санкт-Петербурге. Тогда же певица отправилась в первое гастрольное турне. В 1997 году во время сольного выступления в Киеве Линде удалось собрать рекордное количество зрителей за всю историю российской эстрады — 450 тысяч человек. С 1994 года по сегодняшний день было выпущено 12 альбомов, общий тираж только официальных продаж превышает 5 миллионов копий.


— Все знают Линду как одну из самых загадочных и эпатажных певиц нашего шоу-бизнеса. А если спросить вас — кто такая Линда, что это за человек?

— Это постоянный знак вопроса. Бесконечный поиск чего-то. Слишком много разных граней одного человека внутри, поэтому я все время нахожусь в каком-то диалоге. От чего это зависит — пока не понимаю.

— 20 лет на сцене. Работа, наверное, стала смыслом жизни?

— Все взаимосвязано. Когда мы начинали в 1995 году, это был максимализм во всем. Потом все перерастало в историю, которую я в себе вынашивала, и нигде не могла поделиться этим, кроме как на сцене. И неважно, насколько хорошо меня понимают. Главное, что я самовыражаюсь. Постоянно происходит какой-то анализ внутри, который дает почву для новых песен. Конечно, помимо свежих треков мы исполняем старые песни на протяжении всех этих лет. И меня часто спрашивают: не надоело? Нет, не надоело, потому что каждый раз на концертах я нахожусь в разных состояниях, ведь человек — это не статичный организм. Я бы сравнила это с литературой — можно перечитывать одну книгу 100 раз и находить в ней постоянно что-то новое. Так и с творчеством — пока оно внутри не остановится, не закончится, оно будет жить. Одни и те же вещи в разные моменты жизни мы воспринимаем по-разному. Все меняется. И причиной этому может стать любая мелочь, деталь, случайность. Например, в 5 лет я четко поняла, что не хочу быть кладбищем для какой-то плоти. Так я стала вегетарианкой.

— Вы в таком раннем возрасте уже осознанно решили отказаться от мяса?

— Да. Я росла в особенном месте, в городе Кентау, Казахстан. Туда ссылали всех «ненужных». И поскольку мы — еврейская семья, то оказались там. И у казахов есть такой обряд — во время традиционного праздника обрезания вывешивали живых баранов, которых вспарывали. И во мне это очень сильно отпечаталось.

— А такой сложный сценический образ тоже формировался благодаря вашему внутреннему миру или это было видение продюсера?

— Понимаешь, в то время у нас не было связки «продюсер — артист». Мы просто нашли друг друга и дополняли. Никому ничего не было навязано, мы так чувствовали. Это была наша атмосфера, и мы в ней жили, иначе не было бы той музыки. Для меня вообще непонятно было тогда слово «продюсер». Был интерес к тому, что я делала, я находилась в поиске, и мне были интересны люди, с которыми я работала. Потому что было единое мышление. И это здорово. Я для себя зафиксировала тот период и оставила в положительном ключе.

— Произошла ли какая-то трансформация внутри и в творчестве после того, как пути с Фадеевым разошлись?

— Первоначально было опустошение, потом — ожесточенность. Я не могла с этим смириться — с такими неожиданными поступками близкого человека. Это ранило меня.

— Не было страшно одной продолжать работу?

— Нет, абсолютно. Из-за нервов я весила 34 кг! От меня остался только воздух на тот период. Поэтому этот разрыв стал скорее освобождением.

— Был ли такой момент, когда вы поняли, что проснулись знаменитой?

— Очень раздражало, когда люди ходили и постоянно фотографировали меня. Чувствовала себя как в зоопарке. В популярности нет свободы. На концерте в Киеве мы собрали 450 тысяч человек. После выступления нас запихивали под сцену, и мы 6 часов сидели, ждали, пока толпа разойдется. Это реально страшно и напрягает. Там была просто давка, приехали машины скорой помощи. А на следующий день меня обвиняют в том, что люди пострадали. В чем здесь популярность? Например, однажды на меня накинулись с ножом и хотели выколоть глаза. На другом концерте прямо перед моим выступлением кто-то пытался меня задушить, когда я стояла за кулисами. Правда, такое происходило только на гастролях, в поездках. В жизни меня никто не узнавал и не узнает. Иногда говорят: «Вы так на кого-то похожи...» Я просто пожимаю плечами и улыбаюсь.

— Вы сами пишете свои песни?

— Не все, но в последнее время стараюсь писать сама.

— А какая самая любимая композиция и почему? 

— Нет любимых. В данный момент я болею новым материалом, который создается. Любая песня — история, и ты с ней взаимодействуешь, это твои чувства в конкретный период жизни. И когда нужно поставить какую-то точку, то всегда рождается музыкальный трек. Потому что, прожив это, нужно пустить дальше. Я кайфую в процессе создания песен. Ассоциации сейчас новые, опять же, навеянные каким-то минором, но мне минор очень близок. Я не могу думать о музыке в хорошем настроении.

— Не так давно вы побывали на программе «Битва экстрасенсов». Почему решили пойти?

— Первоначально это было неосознанно. Я даже не знала об этой программе и отказывалась. Но поскольку долгое время мы были внесены в черные списки на музыкальных платформах стараниями некоторых людей, то решили, что стоит напомнить о себе. Потом участие в «Битве экстрасенсов» переросло в нечто большее — я познакомилась с действительно интересными людьми. Хотя шла туда с ощущением, что все наигранно, фальшивка. Но в режиме реального времени, пока находилась там, мое мнение менялось. Я не жалею, что приняла участие, потому что это принесло свои плоды, лично для моего внутреннего мира.

— Кто-то верит в магию, кто-то — в Бога, кто-то — в информационное поле, кто-то — в себя. А во что верите вы?

— Верю в Высшее духовное начало. Хочется пойти дальше, познать глубже, чем все перечисленное. И для того чтобы пойти дальше, нужно осознать, что было, и попытаться это изменить. Это важно. А способствовать расширению границ сознания могут любые вещи: и вера, и ты сам, и ситуации в твоей жизни, которые происходят.

— Какая самая главная цель в жизни?

— Увидеть и узнать свое отражение в этом мире. Изучить саму себя.

— Если бы вам предложили вернуться в любой день вашей жизни, что бы это был за день?

— Я бы вернулась в день своего зачатия.

— Чтобы все повторить сначала?

— Именно.

№ 129 МАЙ 2017 г.