У меня очень терпеливый муж

Заслуженная артистка России рассказала «Главному» о своих женских слабостях, о качествах, которые она ценит в мужчинах, и почему ей не нравится, когда ее сравнивают с Мадонной.
Текст:
Татьяна Иванова
Фото:
Михаил Большаков
Источник:
«Кто Главный.» № 46
09/06/2020 13:54:00
0

— Валерия, раз вы звезда, вам, наверное, положен экстраординарный райдер...
— Ничего экстраординарного! Рассказы о капризах артистов — это вообще миф. В нашем шоу-бизнесе нередко артист сам не знает, что ему напридумывает в райдере менеджер ради искусственного создания имиджа. У Лолиты была одно время такая проверка: она вписывала отдельным пунктом «Запорожец» с мигалками». Если звонили, значит, райдер читали.
— Так значит, вы не требовательны?
— Почему-то принято считать, что артисты ведут какую-то особенную гламурную жизнь. Но единственное, что мне нужно, когда я не дома, — твердая кровать. И еще мне нужна тишина, хотя бы временно, ведь у нас большая семья. Мне кажется, что в первую очередь призвание любой женщины — это материнство и семья. Так и должно быть. Но при этом женщина обязательно должна быть независимой, иметь профессию. Об этом я постоянно говорю своей дочери. Мое убеждение, что мужчины больше привязаны к тем женщинам, которые смогли как-то реализоваться в этой жизни. Теперь я стараюсь подсказать молодежи, как избежать слез и ошибок в будущем. Внимательно смотрите, за кого вы выходите замуж, понаблюдайте, как он относится к вам, какие поступки совершает. Если что-то не нравится, не терпите.
— Вы не так давно стали послом доброй воли ООН.
— Я помогаю людям, которые оказались в очень сложной ситуации. Моя миссия в том, чтобы донести до них, что такая проблема и опасность, как работорговля, существует в современном мире и что по незнанию можно оступиться. В Москве есть специальный социально-реабилитационный центр, где я провожу с такими людьми встречи, помогаю адаптироваться к нормальной жизни. Я ведь в какой-то мере тоже человек, пострадавший от домашнего рабства, домашнего насилия, и поэтому знаю, о чем говорю. Когда со мной происходило такое, мне не от кого было услышать слова поддержки, которые так необходимы.
— Вы производите впечатление человека, который умеет говорить «нет». Как же так получилось, что вы сами попали в зависимость от другого человека?

иосиф.jpg
— Могу сказать, что я в своей жизни совершила много ошибок только лишь потому, что не хотела обидеть ни словом, ни недоверием. Но я все же смогла найти в себе силы, чтобы разорвать эти отношения и спасти себя и своих детей. Сделав это, затем я решила и все финансовые проблемы. Я убеждена: человек сам творец своего счастья, это надо только понять. Все зависит от нас самих!
— Это правда, что вы соблюдаете посты?
— Соблюдаю все православные посты. Пост — это потребность, духовное очищение. Отказ от любимой еды — это самое малое и простое, что человек может сделать в борьбе со своими страстями.
— Как вы думаете, какие черты характера взяли от родителей?
— У нас много общего с мамой. Хотя я, наверное, пожестче немножко, поупрямее. Мама у меня очень мягкий, добрый и легкий в общении человечек. Она из тех, с кем рядом легко дышится.
— Поэтому вы после развода уехали к ней вместе с детьми. Чего вы тогда искали? Защиты? Помощи?
— Нет, это было просто бегство. Мне нужно было уехать так, чтоб нас нелегко было достать, увезти всех от шумихи. И, кроме всего прочего, я осталась ни с чем, денег не было. И началась моя новая счастливая жизнь. Именно тогда я перестала бояться. Исчез тот ужас, который сопровождал все эти десять лет и меня, и моих детей.
— Отец не пытался их вернуть никогда?
— Были звонки от Шульгина, он мою маму «успокаивал»: «Галина Николаевна, не волнуйтесь, все будет хорошо». Я ей тогда ответила: «Мама, мне уже хорошо, мне просто замечательно, потому что не находиться в той обстановке — это уже счастье».
— Валерия, сейчас модно писать книги о пережитом. Скажите, вам кто- нибудь помогал с выходом вашей автобиографии «И жизнь, и слезы, и любовь»?
— Все писала сама! Мне помогло то, что я уже много лет веду дневники, очень подробные, и если делаю пропуск в несколько дней, обязательно потом восстанавливаю.
— Самой вам нравится, что получилось?
— С литературной точки зрения я не претендую на то, чтобы называть себя писателем, хотя были хорошие отзывы. Я больше довольна моральными итогами. Мой опыт оказался полезен, я получила массу писем! Я даже не подозревала, что женщин, попавших в подобную ситуацию, так много — а ведь мне написали далеко не все.
— Валерия, сейчас вы как никогда успешны. Как думаете, кому по жизни сопутствует успех?
— Всем, кто его ждет. Главное — это желание жить, любовь к самой жизни, к людям в том числе, и, конечно, работоспособность. С самого детства, сколько себя помню, я была нацелена на результат. Я делала все сама, каждый день, шаг за шагом, и сегодня продолжаю идти, не останавливаясь. Думаю, в этом поступательном движении и есть сила жизни.
— Такие перемены в карьере нашли отражение и в вашем имидже. Вы стали еще увереннее в себе, сексуальнее...
— С возрастом начинаешь понимать, что тебе нужно. Сегодня я уверена, что все эти романтические наряды, кудряшки и оборочки не для меня. И когда я пришла к парикмахеру, чтобы обрезать свои длинные волосы, я тоже точно знала, чего хочу, хотя стилист несколько раз испытывал на прочность мою решимость.
— Образ гламурной блондинки — не ваш?
— Как натуральная блондинка отвечаю: цвет волос не помешал мне закончить институт им. Гнесиных и получать призовые места на разных конкурсах и вообще добиться всего того, что я имею сейчас. Я абсолютно самодостаточный человек и гламурной блондинкой себя совсем не ощущаю.
— Валерия, сейчас во всем мире кризис. Вы многое пережили, как думаете, что сейчас главное?
— В моем характере есть черта: чем хуже складываются внешние обстоятельства, тем я больше развиваю бурную деятельность. Ни одно испытание в жизни не заставило меня опустить руки, наоборот, я рвалась в бой, предпринимала какие-то шаги и совершала поступки. Думаю, такое поведение — панацея.

с семьей .jpg
— У такой сильной женщины есть слабости?
— В отношениях с любимым человеком я могу позволить себе быть разной и даже слабой. А если вы о мелочах — я могу себе отказать в чем угодно. Абсолютно. Так получилось, что обычные женские слабости мне чужды: я с детства не люблю ни шоколад, ни мороженое.
— Есть что-то, что вас не устраивает в себе?
— Было и, наверное, есть и будет. И это нормально. Нет пределов совершенству. Я продолжаю работать над собой. Потому что не считаю себя идеалом во всех отношениях, и внешне, и внутренне. Кстати, именно эта неудовлетворенность во многом способствует саморазвитию.
— Валерия, как вы сумели снова довериться мужчине после всего пережитого?
— Иосиф как-то сразу у меня вызвал доверие. Но я — наученная горьким опытом — боялась ошибиться. Поэтому проверяла его без конца, расспрашивала очень многих людей, которые с ним общались. И не получила ни одного отрицательного отзыва. Кроме того, контракты я заключала, уже советуясь с юристами, проверяла каждую букву.
— И все же ситуация похожа — жена-певица, муж-продюсер...
— Это да. Я тогда думала «этого не может быть, я же не сумасшедшая, чтобы повторять свои ошибки». С другой стороны — вот, например, врачи. Они же все разные люди. Или учителя. В конце концов, это просто профессия — продюсер. Это совершенно никак не отражается на человеческих качествах.
— Со стороны вы всегда кажетесь идеальной парой. Чем вы восхищаетесь в муже?
— Он необыкновенно добрый человек. Это самое его, наверное, большое достоинство. И еще: он настолько самодостаточный человек. Он не считает зазорным спросить совета у женщины или, к примеру, извиниться вслух, прилюдно. Он может посмеяться над собой.
— Кажется, вы абсолютно счастливы...
— У меня очень хорошая семья — дети, муж, замечательные родители, потрясающая бабушка. Мои близкие люди не просто меня любят, мы с ними близки по духу, что очень важно. И потому, когда мы собираемся все вместе, нам очень хорошо. Я боюсь спугнуть свое счастье. Ничего больше желать в своей жизни не хочу — пусть все будет так, как на сегодня есть.
— Ни за что не поверю, что все так безоблачно. В любой семье возникают конфликты...
— Да, как и в любой семье, и у нас бывают ссоры. А вы как думали? Но мы никогда не оскорбили друг друга — впрочем, так ведь и должно быть в любящей семье.
— И все же людям свойственны ошибки. Что вы готовы простить близкому человеку, и что — никогда?
— Я не компьютер, с моей стороны тоже бывают ошибки. Наверное, поэтому я спокойно прощаю ошибки других. Но предательства — нет.
— Валерия, какая вы хозяйка?
— Ну очень домовитая (смеется). Я могу все! В свое время закончила курсы кройки и шитья, перешивала себе наряды из маминых платьев. Лет с пяти умею вязать. Даже одевала себя.
— Сегодня вряд ли вы этим дома занимаетесь...
— Сейчас мое основное занятие дома — расчищать жизненное пространство! Все завалено бумагами! Я разбираю шкафы и поверхности, чтобы нам было где жить, чтобы все лежало на своих местах.
— Валерия, говорю с вами и кажется, что вы человек без недостатков... Или есть какие-нибудь?
— Есть, конечно. Я так требовательна к себе и окружающим, до занудства. У меня очень терпеливый муж, другой бы ушел давно, а Иосиф слушает мою критику и даже бывает благодарен.
— Вы как-то повлияли на Иосифа?
Начнем с того, что он стал по-другому смотреть на себя и свой внешний вид. Я не командовала, не навязывала, не приказывала. Просто мы вместе ходили по магазинам, и когда Иосиф спрашивал меня, показывая на какой-нибудь свитер: «Тебе это нравится?», я честно ему отвечала: «По-моему, это ужасно». При нашей первой встрече я, если честно, подумала: «Ой, ему, наверное, лет пятьдесят». А Иосифу было всего 34! Но постепенно в гардеробе мужа стали преобладать более светлые тона, которые, к слову, идеально ему подходят. Костюмы перестали быть слишком классическими. Иосиф полюбил Гальяно, обожает Жана-Поля Готье.
— Слухи о вашем намерении родить Пригожину ребенка — только слухи?
— Уже пять лет мы с Иосифом вместе, и меня в газетах делают матерью с завидным постоянством. В принципе, мы готовы. К тому же так получалось по жизни, что я никогда не планировала рождение своих детей. Они у меня все «внеплановые» (смеется) и очень любимые. Так что, если родится еще один, будет очень хорошо.
— Расскажите, пожалуйста, о своих детях...
— Дети учатся, как все обычные дети постигают азы наук. Сеня еще очень успешно занимается музыкой. И меня радует, что ему это очень нравится. В прошлом году вместе со мной он участвовал в записи программы «Золотой граммофон» в Кремле и аккомпанировал мне на рояле. Мы вместе с ним исполнили песню «Человек дождя».
— Они уже как-то определяются с будущей профессией?
— Аня — да. Сначала она хотела быть дрессировщиком, потом биологом. В этом году она успешно закончила школу и поступила в театральное училище имени Щукина. Я чувствовала, что этим закончится!
— Вы строгая мама?
— Безусловно. Когда возникают конфликты с детьми, я говорю: «Меня вы все равно переспорить не сможете. Лучше сделайте так, как мне надо». Я не пойду на поводу, никогда. Я гораздо строже, чем была моя мама.
— Как считаете, дети пользуются вашим именем?
— Ни в коем случае!
— Откуда такая уверенность?
— Знаю совершенно точно! Они в жизни никогда не скажут, что они мои дети! Был период у Темы, когда он переживал: «Ну почему у меня родители не такие, как у всех? С вами нельзя никуда пойти!» Они страшно комплексуют по этому поводу и хотят, чтобы их ценили самих по себе, а не за то, что они чьи- то дети.
— Что вы обычно дарите и что дарят вам близкие на праздники?
— Я никогда не загадываю ничего, и для меня важен сам факт подарка, а не его стоимость. Например, мне было очень приятно, когда Аня подарила открытку с поздравлениями, которую сделала сама, Сеня выучил достаточно сложное стихотворение и прочитал его, Тема подарил полотенце. Я была очень тронута. Сама я стараюсь прислушиваться и дарить близким то, о чем они мечтают... Мне бы очень хотелось, чтобы люди жили в гармонии с самими собой. Когда в доме царит покой, никакие внешние бури не страшны. Их всегда можно переждать дома и порой не заметить. Мне хочется попросить людей улыбаться друг другу почаще. И настроение от этого всегда становится лучше, и жизнь легче. Давайте просто жить и радоваться этой жизни, ценя каждый миг и каждый час. И жизнь ответит вам взаимностью, поверьте!
— Вы знаете, что вас окрестили русской копией Мадонны? Что думаете об этом?
— Не могу принять за комплимент. Один из британских журналистов спрашивал меня, как я отношусь к творчеству Мадонны. Я уверила его, что мы — антиподы. Но, видно, заголовок сделали по принципу «чтобы было броско». И с тех пор это мой ярлык, который приклеен намертво. У меня же слово «мадонна» ассоциируется с материнством.

Читайте также: