Из 9-й роты – в забой

Главное лицо фильма «9 рота» Артур Смольянинов признался «Главному», почему сам не служил в армии.
Текст:
Андрей Бережной, Ольга Майдельман
Фото:
Дмитрий Норов, Александр Артемчук
Источник:
«Кто Главный.» № 2
19/03/2020 14:09:00
0

Оглушающий блокбастер «9 рота» вывел солдата по кличке Лютый – выпускника ГИТИСа Артура Смольянинова в настоящие кинозвезды, которым пишут о любви «девченки» и братски улыбаются знаменитости. За два дня до всероссийской премьеры боевика года герой ходил по Ростову в образе загулявшего шахтера на съемочной площадке новой картины Валерия Тодоровского «Последний забой». Пользуясь моментом, «Главный» пошел на ты и узнал, что думает Смольянинов о Бондарчуке, почему не служил в армии и в каком порнофильме снялся бы.

– Артур, есть такое ощущение, что «9 рота» – фильм, который тебя прославит?
– На самом деле я стараюсь не думать об этом. Но реально понимаю, что это так и будет.
– ...или это кино – просто набор хороших спецэффектов?
– Послушайте, после премьеры в Москве ко мне подходили Янковский, Эрнст, Кадыров – у них стояли слезы в глазах, они не хотели отходить от нас... А самая лучшая для меня похвала – реакция ветеранов Афгана: они 20 минут стоя аплодировали, 20 минут! И рыдали все. 2400 здоровых мужиков... ну, или не очень здоровых. И ни один из них не ткнул в нас пальцем, не сказал: «Вы все набрехали». Это кино – не аттракцион, это кино, которое заставляет людей задуматься об очень конкретных вещах: какого х...я была нужна эта война?
– А почему на роль Лютого выбрали именно тебя?
– А меня не выбрали. Я вообще должен был играть Джоконду – безобидного художника. А Лютого – другой артист, известный. Но получилось иначе.
– Фильм про шахтеров тебя чем зацепил?
– Сценарий хороший, написал Юрий Коротков, тот же, что и «9 роту». Там три кореша, три шахтера: молодой, средний и старый, и у каждого своя лирическая история.
– Ты что-то знаешь о шахтерах вообще?
– Да то же, что и обыватель: что шахтер – человек в каске с фонариком, что у него черное лицо, что он долбит своим отбойным молотком уголь на страшных глубинах и периодически его заваливает. Что шахтер бухает ночи напролет, потому что ему годами не платят зарплату, что это очень тяжелая работа... я не знаю, каким нужно быть фанатом.., а с другой стороны, если альтернативы нет – приходится, вот это самое отвратительное.
– Тебе не кажется, что сегодня есть сильная обойма актеров и куда хуже обстоит дело с режиссерами?
– Почему – есть Федор Бондарчук. Я считаю, он мощнейший режиссер.
– Ну это, наверное, первый его фильм, который стоит обсуждать.
– Что значит первый, зато какой!
– Тебе самому из нового нашего кино что нравится? «Ночной дозор» – да или нет?
– Да нельзя ответить «да» или «нет»! Мне очень понравилось это кино с точки зрения потрясающего технического прогресса. Ему за это памятник можно ставить.
– Да-а, очень быстро тараканы по мусоропроводу бежали...
– Ну быстро бежали тараканы, а что в этом такого? Они же офигенно красиво бежали, замечательно правдоподобно, всеми ногами.
– «Люди в черном» насколько раньше сняли, и фильм не назвали чем-то сногсшибательным для страны.
– Ну это Америка! Вы что, хотите сравнить американскую киноиндустрию с нашей!? Наше кино сейчас в стадии австралопитеков, понимаете?
– Но до этого же Данелия снял «Кин-дза-дза!» – фильм мирового уровня, а там из всех спецэффектов – пепелац.
– Отличный фильм, согласен.
– Так почему раньше мы не пытались брать спецэффектами, а сегодня из всех жанров выбрали блокбастер?
– Самый массовый он потому что! Да и блокбастеры бывают разные. Есть просто шедевральный блокбастер – «Терминатор». И какая разница, сколько он стоил? Он вошел в историю, хоть и не получил ни одного приза.
– «Терминатор-2» получил. За спецэффекты.
– А-а-а. Ну видишь как. А я тебя уверяю, что «9 роту» призы за спецэффекты ждут в последнюю очередь. А в первую – за артистов, за режиссера, за сценарий.
– А среди молодых актеров «9 роты» кого больше – москвичей или провинциалов?
– Один человек из Осетии, два – из Питера. Откуда Алексей Серебряков или Алексей Кравченко, не знаю, но явно не из Москвы.
Правда, артист, который выходит на такой уровень популярности, перестает быть провинциальным, потому что сразу переезжает в Москву.
– Ты вот из Москвы и фамилия русская, а мы считали тебя своим – северокавказцем.
– Извините, что не оправдал. Я не знаю, по-моему, ничего такого в крови нет. Еврейские есть, индейские корни. Да знаю я, что похож на кавказского...мм... интеллигента, но, по-моему, стоит мне заговорить, и сразу ясно.
– А неясно. Ты очень похож на ростовчанина.
– Да ты шо! Так, чувствую, плавно переходим к геополитике.
– Давай перейдем к другому. Откуда тату скорпиона на плече?
– Все просто. Я – Скорпион по знаку зодиака. И сделал тату на «9 роте». Прямо в чистом поле. Приехал к нам человек с машинкой, краской и полгруппы забил. Правда, коллеги-артисты воздержались от этой очень неприятной процедуры.
– А в армии карают за татуировки. Ты служил?
– Я не служил.
– А как косил?
– Я не косил, у меня отсрочка. Я – единственный кормилец в семье, а семья у меня большая: мама, брат, которому 14, брат, которому 4 с половиной, и сестра чуть больше 2 лет, и всех я один содержу.
– И можно прокормить семью на актерские гонорары?
– На такие, как сейчас, – с трудом. Но, честно сказать, мне больше интересно, что происходит здесь, на площадке. А то, что заплатят... Если б один жил, вообще б было наплевать. Я непривередлив в быту. У меня нет потребности в машине. Наверное, она у меня возникнет только потому, что я не смогу спокойно жить. Это не признак «звездной болезни», но так и будет.
– А есть уже узнавание?
– Есть. В основном узнают по «Шику» Худойназарова, по «Кто, если не мы» Приемыхова. Но «9 рота» – это моя лучшая работа, я считаю. Я там просто качественный скачок для себя сделал благодаря режиссеру и своим прекрасным партнерам. Мы до сих пор, что удивительно в наше время, все дружим, встречаемся и с большим нежеланием расстаемся. Я не думал, что такое может произойти, особенно в это долбаное время высоких технологий, когда без мобильного телефона даже в туалет не сходишь.
– Ты тоже без мобильного никуда?
– Да у меня он сломался. Хотел купить здесь. Дошел до салона, посмотрел на цены, офигел и ушел. У вас цены больше московских! (задумывается)... А «звездной болезни» избежать почти невозможно, я считаю. Я прекрасно понимаю известных артистов, которые порой ведут себя как полные мудаки. Люди говорят: «Ой, как он изменился!». Да у человека вся жизнь изменилась!
Кто был никем, тот станет всем. И покажите мне того, кто останется прежним. Ни на одну секундочку не позволит себе сесть и сказать: «Да, я лучший!!!».
– А к постельным сценам ты готов?
– Я бы не ставил так вопрос.
– Поставим иначе: в порнофильме снялся бы? В зять ту же «Пианистку» Михаэля Ханеке, «Интим» Патриса Шеро, «9 песен» Уинтерботтома – высоколобое кино на грани порно.
– Это такой гипотетический вопрос! Хм! Сегодня я скажу, что нет. А что будет завтра... Тут можно так нафантазировать... Ну, вот если бы, скажем, Стивен Спилберг...
– Нет, Спилберг вряд ли.
– Я представляю или ты, ёпть?!
– А, давай ты, извини.
– Фу, сбили мне всю фантазию...

Читайте также:


Текст:
Андрей Бережной, Ольга Майдельман
Фото:
Дмитрий Норов, Александр Артемчук
Источник:
«Кто Главный.» № 2
19/03/2020 14:09:00
0