ОТКУДА ТЫ, АННА?

№99
В мае на 4-й варшавской книжной выставке одним из событий стала презентация книги Ивана Ильичева об Анне Герман. Книгу единственного Российского биографа известной певицы долго ждали и в России, и в Польше. В ней собраны уникальные материалы о годах жизни Анны Герман в СССР, ее детстве, гастролях, интервью и ранее не известные материалы. При содействии руководителя пресс-службы генеральной дирекции международных книжных выставок и ярмарок Максима Макаренкова «Главному» удалось взять у него интервью.
Текст Родион Петров. Фото из архива автора публикации.

ANNA_GERMAN1.jpg  Кто такой.
  Писатель, биограф певицы Анны Герман Иван Ильичев является основателем
  и президентом Международного клуба поклонников Анны Герман, он коллекционер,
  певец и музыкальный продюсер, автор нескольких сотен публикаций о звездах
  советской и российской эстрады. Иван Ильичев родился через три месяца после
  смерти Анны Герман — в 1982 году. Впервые послушал ее пластинку в шесть лет
  и заинтересовался ее творчеством. 

Посвятил свою жизнь сбору материалов, связанных с ее жизнью и творчеством, изучению ее биографии, коллекционированию записей певицы. Иван Ильичев познакомился с семьей Анны Герман, в 2002 году в течение полутора месяцев жил в их доме в Варшаве. Издал биографические книги: «Мы долгое эхо» (2012), «Анна Герман. Гори, гори, моя звезда...» (2010), «Анна Герман. Белый ангел песни» (2012). Исполнитель современных романсов, баллад, песен, сотрудничает с такими авторами, как Лариса Рубальская, Ирина Грибулина, Михаил Муромов, Евгений Щекалев, Алексей Исааков, Владимир Завещевский. В его репертуаре песни советских композиторов Евгения Мартынова и Владимира Мигули. Является одним из основателей музыкального проекта «Имена на все времена», часто выступает в Театре Эстрады, Центральном Доме ученых, Центральном Доме литераторов и других залах.


— Иван, советская и польская певица, звезда эстрады 60-х — начала 80-х годов известна как исполнительница песен в первую очередь на польском и русском. С чем это было связано, ведь, как известно, она была этническая немка? 

— В советские годы Анна Герман была вынуждена скрывать свое настоящее происхождение — по отцу она была немка, по матери — голландка (из меннонитов). Выросла она в СССР в атмосфере многоязычия: в детстве вокруг Анны говорили и на русском, и на немецком, и на узбекском, и на киргизском, и на иврите. В связи с переездом семьи Анны в Польшу в 1946-м она стала гражданкой Польши, выучила польский язык. В России она любила петь на русском языке, так как владела им в совершенстве, хотя родным для нее всегда был немецкий.


— Есть ли какие-нибудь сведения о ее голландских предках, живших в Германии и переселившихся в Россию в екатерининские времена? 

— Это целый пласт истории. Есть очень много сведений о меннонитах, о том, как они появились в России. Это довольно подробно описывает мать Анны — Ирма. Предки Герман появились в России в 1850 году, они стояли у истоков создания колоний на Кубани недалеко от Невинномысска, где в 1909 году родилась мать Анны Герман — Ирма Мартенс. В годы раскулачивания многие семьи меннонитов были вынуждены скитаться, искать себе пристанище. Но связь между ними не терялась. В 1942 году, спасаясь от преследований советской власти, мать Анны Герман вместе с маленькой Анечкой оказалась в далеком киргизском меннонитском поселке Орловка. Там по сей день живут люди, которые выросли вместе с Анной Герман.


— Анна выступала в разных жанрах: в эстрадном жанре, опере и жанре романса. Хотела ли она стать оперной дивой?

— Такие мысли не раз посещали Анну, но, по ее признанию, ее рост никак не способствовал служению оперному искусству. Она лишь однажды записала пластинку с ариями из средневековой придворной оперы Доменико Скарлатти «Тетида на острове Скирос». Это была ее совместная работа с профессором Варшавской консерватории Тадеушем Охлевским.


— Мы знаем, что бухгалтер русско-немецкого происхождения Ойген Херманн в 1937 году был арестован по обвинению в шпионаже и осужден на 10 лет без права переписки, расстрелян в Ташкенте в 1938 году. Что известно о ее семье?

— Судьба семьи Анны Герман — судьба сотен тысяч немцев, живших тогда на территории СССР. Ирма и Ойген не состояли в официальном браке, поэтому при рождении Анна Герман была записана как Анна Мартенс (по девичьей фамилии матери). С этой фамилией она и жила на территории СССР. Этот факт стал для нее спасительным — девочку никто не связывал с расстрелянным отцом. Сейчас страшно подумать, что в те годы могло бы произойти с Анной, ее матерью и бабушкой, если бы не сильный характер и хитрость ее матери, постоянно маскировавшей следы их пребывания в СССР: за первые десять лет своей жизни Анна Герман успела пожить в Ургенче, в Ташкенте, в Новосибирске, в Сталинске, в Бухаре, в Орловке (Киргизия), в Джамбуле.


— Отца Анны посмертно реабилитировали в 1957-м, и только в 1975 году его родственники получили справку об этом.

— Тогда справки о реабилитации получили многие немецкие семьи, которые все эти годы не теряли надежды на встречу с родными. Анна Герман посвятила памяти своего расстрелянного отца знаменитый романс «Гори, гори, моя звезда». Зрители думали, что она поет о себе, о своей звезде, а Анна на самом деле в этот момент думала об отце, о том, что он стал для нее «звездой любви, звездой волшебной»... Она пела этот романс на земле, где пролилась кровь ее родного отца.


— Второй брак матери Анны с поляком позволил Ирме с семьей уехать в 1946 году в Польшу. Известно, что поляк был офицером Войска Польского и погиб в битве под Ленино в октябре 43-го. Что-то о нем еще известно?

— Если быть точным, то брак Ирмы Мартенс с поляком Германом Гернером был первым и единственным в ее жизни, с родным отцом Анны у Ирмы не был оформлен брак. Ирма и Герман познакомились в 1942 году, в разгар войны, в Киргизии, в селе Орловка. Они оба работали в средней школе. Время было голодное, холодное. Герман как мог помогал Ирме переживать и военное время, и отношение к немцам во время войны (Ирма была мобилизована в Трудовую Армию на строительство железной дороги в Узбекистане, ей удалось оттуда сбежать). Пока удалось найти очень мало сведений о Германе Гернере. Слухи о том, что он в 1943 году якобы вступил в ряды дивизии Костюшко и погиб под Ленино, пока не проверены. Зная способность Ирмы «заметать следы», история с Германом могла разворачиваться совсем по-другому. Мне как биографу еще предстоит проделать немало исследований, чтобы выяснить правду.


— Анна Герман преподавала немецкий язык, затем стала геологом. Как это повлияло на ее творчество?

— Она никогда ничего не преподавала, а лишь иногда помогала матери проверять тетради учеников. Анна была отличницей, а знание немецкого языка позволяло ей проверять тетради. Профессию геолога она выбрала почти случайно: по настоянию матери она оставила идею поступать в Академию изящных искусств на художника и выбрала «серьезную» профессию.


— Первое признание Анна получила в 1963-м на ІІІ Международном фестивале песни в Сопоте, получив ІІ премию за песню «Так мне с этим плохо», а также на Всепольском фестивале эстрадных коллективов в Ольштыне — за итальянскую песню Ave Maria. Что было потом?

— Начало 60-х — время становления Анны Герман как певицы в Польше, период ее первых гастролей и успехов. Тогда у нее еще не было статуса «звезды», поэтому свои первые гастроли по Польше Анна часто вспоминала с юмором: ездить приходилось в неотапливаемых вагонах, петь — в каких-то сельских клубах, где иногда даже не было нормального пианино, а однажды ей даже довелось выступать на мукомольной мельнице, внутри которой был небольшой зал, где Анну слушали польские земледельцы. В те годы и состоялось ее знакомство с композитором Катажиной Гертнер, которая написала для Анны много песен, в том числе и песню «Танцующие Эвридики».


— Широкую известность Герман принесла в 1964 году именно она...

— Эта песня была громом среди ясного неба. Благодаря «Эвридикам» популярность Анны в Польше и за ее пределами росла не по дням, а по часам. Это действительно волшебная песня!

— В то время Анна была тем исполнителем, кто развивал тесные культурные связи между Польшей и Советским Союзом.

— Ее даже называли послом советской песни в Польше, хотя Анна в первую очередь была просто певицей, она была вне политики. Для нее не было важно, какой национальности зритель в зале, она просто дарила свое сердце зрителям целиком, без остатка!


— Поклонников потрясла катастрофа, которая произошла с певицей, когда Анну выбросило из автомобиля через лобовое стекло... Как ей удалось вернуться на эстраду?

— Это была настоящая борьба за жизнь. Анна могла погибнуть, могла остаться инвалидом на всю жизнь, но она переборола себя, переборола болезнь и сумела вернуться на сцену. Иногда она выступала, превозмогая боль, но зрители об этом даже не догадывались.


— Анна обладала драматическим артистическим даром, умела показать безутешное горе и глубокое отчаяние...

— Здесь я позволю себе не согласиться. В исполнении Анны Герман мы слышим трагизм только потому, что мы знаем о ее трагической судьбе. Но Анна не пела автобиографических песен. Я не раз проверял реакцию людей на записи Анны Герман, людей, которые не знают, кто эта певица. И ни у кого не создавалось ощущения трагедии. Я слышу в исполнении Анны Герман неохватную глубину, мудрость, мощный внутренний посыл — все это заставляет слушателя думать, обращаться внутрь себя. Сначала это может показаться грустью, но это — лишь отклик нашей души.


— Расскажите о ее последних днях и песнях...

— Последней песней Анны Герман стали молитвы — слова из Библии. Анна воспитывалась в религиозной семье, ни одно дело в жизни не начинала без молитвы. И в конце жизни ее душа попросила духовной поэзии — она нашла слова для своих новых песен в Библии. Слова псалма Давида «Господь — пастырь мой» высечены на ее надгробии...


— Как биограф певицы вы проделали огромную работу. Какие архивные материалы вам удалось обнародовать впервые?

— За 15 лет поисков удалось найти очень многое: около 2 000 фотографий, оригинальные письма Анны Герман, а совсем недавно мне в руки попали настоящие раритеты времен 1943: школьные классные журналы, где проставлены школьные оценки Анны Герман в первом классе. Эта находка обнаружилась в Киргизии, в селе Орловка, куда я специально ездил с исследовательской целью.


— С какими сложностями в работе вам пришлось столкнуться?

— Самое сложное было найти людей, которые обладают достоверными и документально подтвержденными сведениями... Увы, время уходит и уносит с собой и людей, и документы, и воспоминания...


— О гастролях Анны Герман в Ростове сохранились воспоминания Эммы Агоповой, которая в 70-е годы была художественным руководителем Ростовской филармонии.

— Да, по ее воспоминаниям, в те годы самыми кассовыми были концерты советских звезд — Муслима Магомаева, Людмилы Зыкиной, ВИА «Песняры», особенной любовью у зрителей пользовались зарубежные артисты.

Песни Анны Герман ростовчане очень любили. Эмма Агопова лично занималась организацией концертов: встречала Анну, показывала ей город, сопровождала на концерты и в гостиницу.

Анна попросила Эмму отвезти ее на городской рынок, где купила себе банку меда. На вопрос, зачем ей мед, она сказала, что признает только натуральные продукты: мед помогает ей бороться с простудой, которую она часто подхватывала во время гастрольных поездок.

Анна Герман купила в Ростове и два колечка — одно себе, другое в подарок своей маме.

Спустя некоторое время, в январе 1976 года, Эмма Агопова неожиданно получила от Анны Герман письмо, очень удивившее ее, так как не давала Анне своего адреса. Герман просто написала на конверте: «СССР. Ростов-на-Дону, филармония (дирекция), Эмма Вагановна Агопова». И письмо нашло адресата! Оно сохранилось, оно было очень теплое и трогательное: «Дорогая Эмма! С опозданием — но самые лучшие пожелания на весь 76 год!! Здоровья Вам, милая Эмма, спокойствия и радости на работе и дома!

У нас сын — большой, крепкий и страшный обжора. Ел бы и ел весь божий день! Теперь самая большая проблема у меня — не тональность, не микрофоны, не ноты, не платье... Только его аппетит! Мне до сих пор не верится, что это действительно мой сын, наш мальчик — сегодня, завтра, навсегда!

Эмма, пока, конечно, сижу дома — сегодня ему два месяца. На будущий год собираюсь в СССР. В этом году — даже из дому не выйти, т.к. нет у меня никого, кто бы помог хотя бы прибрать или хлеб купить. Муж тоже с ног валится, а найти кого-нибудь в Варшаве (домработницу), да еще и к маленькому ребенку — пока невозможно... Но ничего, лишь бы он был здоровым мальчиком, правда?

Пока, Эмма. Я Вас все вижу в Ваших изящных платьицах и с очаровательной улыбкой. До встречи, будьте здоровы и счастливы! Ваша Аня и Збышек-Ивар.

P.S. Мед я довезла, и всем он очень понравился — маме и мужу» (Варшава, 15 января 1976).

№ 99 Июнь2014 г.