Мария Аронова: «Я всегда мечтала об историческом кино».

№150
Народная артистка России Мария Аронова рассказала «Главному» о том, как вживалась в роль Екатерины II, почему не любит репетиции, о любимых спектаклях и режиссерах и о том, откуда черпает творческую энергию.
Текст Никиты Жукова ФОТО из архива героини публикации
Кто такая.
Актриса театра и кино Мария Валерьевна Аронова родилась в 1972 году в подмосковном городе Долгопрудный в семье инженера и библиотекаря. В 1994 году окончила Театральное училище им. Щукина (курс В. Иванова). На втором курсе училища была приглашена в Московский академический театр им. Е. Вахтангова Аркадием Фридриховичем Кацем, который ставил там «Женитьбу Бальзаминова» (пьеса А. Островского). После окончания училища, в 1994 году, принята в труппу театра им. Евг. Вахтангова. В кино дебютировала в 1995 году в фильме Сергея Урсуляка «Летние люди» по пьесе М. Горького «Дачники». Обладательница множества премий и наград в области кино и театра.

— Актерская профессия требует полной самоотдачи и погружения, тем не менее кажется, что вам это дается легко. Это действительно так?

— Это далеко не так. Для меня это очень нелегкая работа. Независимо от количества слов в моей роли, от того, кого я играю и с кем, репетиционный период спектакля для меня всегда очень мучителен. Короче говоря, репетиция — нелюбовь моя. (Смеется.) Зато я очень люблю периоды после того, как ты уже 15 или 20 раз отыграл спектакль и понимаешь, какой будет реакция зрителя. Но все равно работа над спектаклем продолжается, даже когда он вышел. Счастье, если актеру выпал выигрышный лотерейный билет и у него талантливый партнер по сцене.

— Вы говорили, что актрисой мечтали стать с детства, а были ли у вас какие-то ориентиры, любимые актеры? Что вас вдохновляло?

— Для меня путеводной звездой всегда была Наталья Георгиевна Гундарева. Однажды мои родители свозили меня на спектакль «Леди Макбет Мценского уезда» в академический театр имени Маяковского. Главную роль как раз исполняла Наталья Георгиевна... Я была еще совсем юной, и меня очень впечатлил гром аплодисментов в конце спектакля. Я тогда закрыла глаза и подумала: когда-нибудь лотерейный билет выпадет и мне. К счастью, Бог услышал мои молитвы и мечтания!

— Еще на втором курсе Щукинского училища вы начали играть в театре, имея при этом маленького ребенка на руках. Откуда в вас столько творческой и жизненной энергии?

— Наверное, это передалось мне от родителей. Я думаю, это какое-то генетическое наследие, сундучок, который мне родители подарили. А самый главный мой источник энергии — это, конечно же, моя семья: мои дети, внучка, мои крестники, мои племянники, мой муж, брат, отец. В этом смысле я богатая — у меня много источников энергии. Мы очень часто говорим об этом, но очень редко отдаем себе отчет в том, что именно близкие люди дают нам такую колоссальную творческую и жизненную энергию. Они также могут и отнимать эту энергию, конечно, если у них возникают проблемы.

— Расскажите, как вы готовились к поступлению в театральное училище?

— Сама я никогда в жизни не поступила бы. В моей жизни есть человек, которому я кланяюсь в ноги — это Тихонова Ирина Николаевна. Она была моим педагогом, я училась у нее в юношеской театральной студии. Она готовила меня к поступлению, болела за меня и всячески поддерживала. Кроме того, Тихонова — моя крестная, она привела меня к Богу. Думаю, без нее я бы была несчастным человеком.

— В дипломном спектакле «Царская охота» вы сыграли Екатерину Вторую. Трудно ли вам далась эта роль?

— О, это был чудесный спектакль! Репетиции, как всегда, проходили достаточно тяжело. А делал этот спектакль мой «гуру» и творческий папа, мой мастер, человек, который продолжает работать до сегодняшнего дня в театре, — Иванов Владимир Владимирович. Он и ставил этот спектакль по великолепной пьесе Зорина. Также мне помогал мой театральный педагог Павел Евгеньевич Любимцев, с которым мы тщательно подготавливались к спектаклю: проштудировали огромное количество исторических материалов — писем и воспоминаний Екатерины, работали над акцентом императрицы. Это была интереснейшая работа для меня: когда ты настолько вживаешься в роль, настолько пропитан материалом об этом человеке, настолько влюблен в своего персонажа... Я иногда ловила себя на мысли, что я высоко поднимаю подбородок, хожу с прямой спиной, как-то по-особенному поворачиваю голову. Словом, это был великолепный спектакль, а уж для студентов это был и вовсе какой-то нонсенс. Там все потрясающе сыграли. Владимир Епифанцев, мой однокурсник, сыграл Алексея Орлова — он очень мощная личность и великолепный актер. Было очень интересно. Я бы даже сказала, что этот спектакль — подарок судьбы.

— Какая роль еще вам запомнилась?

— У меня они почти все любимые! Но из вахтанговских театральных работ, конечно, надо выделить две. Это, во-первых, спектакль «За двумя зайцами» по пьесе Старицкого, где я играла Проню Прокопьевну. Постановка была Александра Горбаня — моего очень нежно любимого режиссера, который, к сожалению, рано ушел из жизни. В этом спектакле я смогла показать себя как острокомедийную актрису. И, конечно же, спектакль Иванова «Дядюшкин сон» по Достоевскому, где я играла Москалеву. Моим партнером по сцене был Владимир Абрамович Этуш.

«Дядюшкин сон» — трагикомедия, там мы играли без всяких приспособлений, без грима. Для меня как для комика это был большой шаг. Я стала «внутренним» клоуном, без маски и улыбающегося рта. И это был для меня серьезный шаг. С одной стороны, я смешу, но в то же время у меня внутри — боль, слезы и одиночество. И я показываю эти микромоменты, которые, как ушат холодной воды, обливают зрителя.

Ну и работа с Владимиром Абрамовичем Этушем, конечно же, была большим экзаменом для меня. Это сейчас я говорю, что он для меня — дорогой и любимый человек, а когда мы только приступали к репетициям — это был мой бывший ректор, которого я боялась как огня. При нем мы чувствовали себя как кролики при удаве. На первый взгляд, он казался очень жестким и авторитарным человеком. Шаг в сторону — расстрел. Но за годы совместной работы он действительно стал для меня близким и любимым.

— С какими режиссерами вам бы хотелось работать?

— Идеальным режиссером для меня всегда был и остается Владимир Владимирович Иванов — человек, который работает в контексте русского психологического театра. Это то, чему меня учили в моем великом институте великие люди. Мне очень бы хотелось поработать с Римасом Владимировичем Туминасом над какой-нибудь большой ролью, которая дала бы мне как актеру какое-то другое звучание... Я, к великому сожалению, не успела поработать с Петром Наумовичем Фоменко. Очень бы хотелось второй раз поработать с Урсуляком, и, слава Богу, я успела поработать с Говорухиным. Я, конечно же, мечтаю поработать с Никитой Сергеевичем Михалковым — это человек, который знает, что такое актерская кухня. Еще раз с удовольствием бы поработала с Дмитрием Дмитриевичем Месхиевым, который снимал «Батальон».

Кроме того, сейчас есть много молодых талантливых режиссеров. Это ребята, которые точно знают, чего они хотят. Приходишь и понимаешь, что ты — в руках крепкого режиссера. Это счастье необыкновенное, когда на корабле есть капитан, которого ты уважаешь не потому, что он просто назвался капитаном, а потому что он и есть настоящий капитан. Таким режиссером для меня является Сергей Арланов, который снимал первых «Солдат». Или, к примеру, Федор Стуков, наш выпускник, который снимал первый блок «Восьмидесятых». Олег Трофим, который снимал «Лед».

— Александр Адабашьян в недавнем интервью сказал, что современная школа подготовки актеров оставляет желать лучшего, по сравнению с советскими временами. Вы разделяете это мнение?

— Да, я тоже так думаю. Но это связано не с институтами, а с большим количеством сериалов и огромным количеством режиссеров, к сожалению. Микроуспех в каком-нибудь сериале, когда начинают узнавать на улице, дает право молодому мальчику или девочке думать, что актерская профессия у него в кармане. Вот это очень печально! Я не могу сказать, что институты готовят плохих специалистов. Актера подготовить нельзя — ему можно дать базу, ему можно рассказать, кто он, а дальше уже начинается практика. Актер без практики — это как водитель, который хорошо понимает, как правильно водить, и знает правила дорожного движения, но за руль ни разу не садился. Главное, чтобы ребята попадали в правильные руки после института.

— Но возможно ли сегодня жить только за счет искусства?

— Думаю, да. В принципе, мне кажется, сейчас у актеров больше возможностей, чем это было в советское время. Сейчас в театрах полные залы, у тебя есть возможность делать собственные программы, у тебя есть возможность делать интересные спектакли. Хотя это, конечно, все равно дело случая.

— Кстати, а в каких-нибудь телепроектах не планируете участвовать?

— Я бы с удовольствием, но пока нет на это времени, к сожалению. Кормильцем моим сейчас является театр. И если бы телевидение планировало заранее, то, конечно, я себя с удовольствием в этом пробовала бы. Но когда нам предлагают, у нас уже на полгода вперед запланирован репертуар.

— Над чем сейчас работаете?

— Я жду предложений. У меня, к сожалению, отменился один очень интересный проект в историческом кино про жену Петра. Что-то там не заладилось. Я вообще мечтаю об историческом кино. Часто вспоминаю свою работу над Екатериной Второй, это было безумно интересно! А вообще, начиная с июня я буду сниматься в двух фильмах. И у меня есть в планах очень симпатичная пьеса-антреприза. Я хотела бы сделать ее со своим сыном и еще с двумя актерами. И, может быть, мы это сделаем в следующем сезоне. И ставить это будет Владимир Иванов.

— В Ростов вы приедете со спектаклем «С кем поведешься...» О чем он?

— Это два водевиля. Я бы назвала это наивным искусством! В этом спектакле у нас чудесный актерский состав: замечательный и великолепный Алексей Константинович Маклаков — человек, которого я нежно люблю, с которым я снималась в «Солдатах». Он играл там прапорщика Шматко и, можно сказать, стал украшением этого сериала. Леша прекрасно владеет голосом, он великолепно поет. Он — очень хороший партнер.

Также в этом спектакле играет мой сын Владик и чудесная девушка Наташа Скоморохова, его однокурсница с Щукинского училища. Для меня это необыкновенное счастье — быть со своим ребенком на одной сцене! Делал этот спектакль режиссер Роман Самгин (родился в Ростове-на-Дону. — «Главный»), с которым у нас уже не первая работа. Он — великолепный режиссер. С ним очень приятно работать. Поэтому я приглашаю всех на этот спектакль отдохнуть душой! Посмотреть наивную феерию: на смешных людей с какими-то странными реакциями. А главное, что этот спектакль дает какое-то особенное настроение. После него хочется выпить шампанского. Искать же какого-то глубокого смысла, с моей точки зрения, там не следует. В принципе, это спектакль для отдыха. Для того, чтобы сесть и забыть свои домашние проблемы, — так мне кажется.


№ 150 ИЮНЬ 2019 г.