АЛЕКСЕЙ ПОДОЛЬСКИЙ: «ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ЛУЧШЕ ПРОФЕССИИ ВРАЧА?!»

«Меня вот на творческий вечер позвали и для меня это загадка. Меня? На творческий вечер? Даже не знаю, зачем и кому я интересен». Актер российского кино Алексей Подольский рассказал о себе, своих героях и о том, как он попал в «Пыль».

Кто такой.
Алексей Подольский родился 29 июля 1976 года. Окончил Российский государственный медицинский университет имени Пирогова, ординатуру медицинского центра управления делами Президента РФ. Снялся в фильмах Сергея Лобана «Пыль» и «Шапито-шоу», а также Generation П Виктора Гинзбурга. Алексей участник проекта Мамонова «Мыши, мальчик Кай и Снежная королева». «Шапито-шоу» получил специальный приз жюри 33-го Московского международного кинофестиваля и «Гран-при» XX открытого фестиваля кино «Киношок».


Настоящий Алексей Подольский почти такой же, как и его неуклюжие персонажи. В разговоре со мной он признался, что «аморфность некая, как у Алеши из фильма «Пыль», есть и во мне». Одевается так же, как и Киберстранник в «Шапито-шоу»: темно-синяя футболка с каким-то рисунком, такого же цвета джинсы. И так же, как и в фильмах, носит очки, правда, в тонкой оправе. В Ростов Алексей Подольский приехал вместе с композитором «Шапито-шоу» Жаком Поляковым на показ этого фильма в арт-кафе «Ложка». Станислав, арт-директор кафе, сразу предупредил меня, что Алексей очень стеснительный и «надо с ним поосторожнее». Когда после встречи со зрителями фильма Алексей и Жак пьют чай, я подсаживаюсь к ним и пытаюсь осторожно задавать вопросы.


— Алексей, расскажите о себе немного. Кто ваши родители? Где вы родились?
— Родился в Подольске, в Московской области, и до сих пор там живу. Отец работал в Минобороне, мать — в местном отделении Водоканала, — Алексей отхлебывает черный чай. — Ну, не знаю. Что еще сказать?


— В фильме «Пыль» вы очень уверенно мастерите модели самолетов. А в детстве не занимались техническим творчеством?
— Ну да, занимался. Было дело. Но ничего не получалось. Вот на съемках «Пыли» научился. Кстати, завод игрушек, где работает мой герой, на самом деле существует и находится в Москве.


— Кое-какие источники говорят, что в юности вы писали стихи. Это правда?
— Ой, да разве то стихи. Так, на парах от нечего делать писал. Но это все несерьезно. А стал сниматься я, когда познакомился со сценаристом фильмов «Пыль» и «Шапито-шоу» Мариной Потаповой. Я еще тогда в медицинском учился, а она писала сюжеты для передачи «До 16 и старше». Я ей по телефону всегда представлялся так: «Здравствуйте, Марина. Это Леша с Подольска». Ребята из съемочной группы потом так и стали называть меня «Подольский». И я стал Подольским. А на самом деле у меня другая фамилия.


— Какая же?
— В «Шапито-шоу» в одном из эпизодов звучит моя настоящая фамилия. Не буду говорить, вы сами попробуйте догадаться. Можете устроить викторину среди читателей вашей газеты.
— У нас не газета, у нас журнал «Кто главный» — даю ему в руки последний, октябрьский номер журнала с Дэниелом Крэйгом на обложке. Подольский принимается листать журнал. Я кладу диктофон поближе к нему — он говорит очень тихо.


— Алексей, скажите, а как для вас проходили съемки «Шапито-шоу»? Как работалось с режиссером? Вы же непрофессиональный актер.
— Мы репетировали перед съемками полгода, по меньшей мере. За эти полгода как-то втянулся в процесс, до съемок уже чему-то научился. Сергей очень требовательный. Он никогда не пойдет на уступки, не послушается никого, а будет делать, как ему надо. И в плане нагрузки было непросто: никакой халтуры, 12-15 дублей — это для нас была норма. Больше всего дублей было, когда Киберстранник в «Шапито-шоу» пел. Никак не получалось у меня спеть нормально. Хотя до этого я играл в панк-группе, но там не требовалось попадать в ноты.


— Сложно ли было работать с актрисой Верой Строковой, исполняющей роль главной героини?
— Ну, конечно, она же профессиональный актер, а я — нет. В этом плане было сложно. Все время об этом помнил. Все время помнил и старался быть лучше.


— Я читала, что на съемках «Шапито-шоу» Сергей Лобан призывал актеров не играть, а вести себя как можно естественнее. Можно ли сказать, что в фильме вы изображали самого себя?
— Могу сказать, что я не такой нервный, как мой герой. Но не играть — это тоже надо уметь. Все начинают играть, как только попадают на съемочную площадку. Там никто не ведет себя естественно. Только Мамонов, да и то отчасти. И это самое трудное вообще, что можно сделать — быть естественным на площадке. В «Шапито-шоу» я больше играл, чем был собой, а в фильме «Пыль» — наоборот.


— А ваших героев можно за что-то любить?
— Не знаю даже. Может, только пожалеть их. Или попробовать понять. Герои довольно «лузерские», а таких героев нет в нашем кино, поэтому они были необычны для нашего зрителя, чем и заинтересовали.
Подольский опять замолкает и, кажется, уходит в себя. Мне кажется, что для него не важно, какие вопросы ему задают и кто задает.


— А какое отношение вы имеете к творческому экспериментальному объединению «Свои-2000», которое и снимало фильмы «Пыль» и «Шапито-шоу»? Вы там состоите?
— Вся съемочная группа состоит в «Свои-2000». Я к ним присоединился как-то давно, но это достаточно аморфное объединение. Оно выросло из другого объединения — «За анонимное и бесплатное искусство».


— А где вас впервые заметил Лобан? — прерываю я молчание.
— Лет десять назад он снимал клип группе «Корабль» на композицию «Соси банан». А в съемках принимали участие, по сути, будущие актеры «Пыли». Клип был про то, как в офисе собираются устроить корпоратив, и один из сотрудников, который должен был играть Деда Мороза, напивается и устраивает дебош. Мы играли офисных работников. В каком-то плане «Соси банан» стал кастингом к фильму «Пыль». Лобан нас тогда заметил и отметил, что надо нас еще где-то использовать.


— Бюджет фильма «Пыль» — всего три тысячи долларов, из которых две тысячи отдали за финальный монолог Мамонову. Вы думаете, без Мамонова фильм бы сильно проиграл? Зачем ему почти половину бюджета фильма было отдавать?
— Они его очень любят, не за его убеждения и известность, а просто за то, что он отличный актер, каких мало. Ну, и надо же его было как-то привлечь. Вот деньгами и привлекли.


— В одном интервью вы сказали, что у вас есть «кое-какой режиссерский опыт». Что это за опыт? Думаете ли пробовать себя режиссером и дальше?
— Мой режиссерский опыт — это короткометражный фильм «Зимние забавы». Я его 12 лет назад начал снимать и не закончил, а сейчас заканчиваю.


— И о чем фильм?
— Ой, это такой мистический фильм. Жак, расскажи. Ты же смотрел, — обращается Алексей к Жаку. Жак сидит рядом, за столиком, пьет кофе и слушает наш разговор. С нами еще сидят хозяева «Ложки»: Ирина и Станислав.


— Нет, расскажи ты лучше! — смеется Жак. — Ты же режиссер.
Алексей собирается с мыслями, пьет чай, сильно нагнувшись над кружкой так, что видно его выглядывающую из-под приглаженных волос лысину.
— Фильм про то, как главный герой идет к своей девушке через лес. Один. И параллельно вступает в конфликт со всеми, кто встречается ему на пути. Вот такой вот триллер.


— Режиссер ведь должен обладать какими-то организаторскими способностями, твердым характером. А вы не такой. Как вам удавалось руководить на съемочной площадке?
— А мне как раз не удавалось это, — он снова говорит громче, живее. — Потому и бросил эту затею. А сейчас учел все предыдущие ошибки и решил все же завершить начатое. Сейчас я обладаю большим авторитетом. Меня знают, прислушиваются ко мне. Когда я высказываю свое мнение на съемках, потом говорят: «Это же Подольский! Он знает, что делает. Надо его слушать».


— В «Шапито-шоу» вы прислали девочке картинку с нарисованным чудовищем вместо фотографии, в «Пыли» вы носите футболку с котенком, и это тоже отчасти ваша сущность, а вас реального какое животное характеризует?
— Не знаю. Я не думал об этом. Не знаю, придумайте сами что-нибудь и напишите, что это я вам так сказал, — равнодушно говорит он.
— Ежик! – предлагает Ирина.
— Ну почему сразу ежик? – обиженно спрашивает Подольский.


— Вы снимаетесь в кино, участвуете в музыкальных проектах. Как вам удается побороть стеснительность?
— Потому что знаю, что занимаюсь правильными, стоящими вещами, ради которых хочется стараться. Но я не считаю себя актером. И никакая я не звезда... Меня вот на творческий вечер позвали и для меня это загадка. Меня? На творческий вечер? Даже не знаю, зачем и кому я интересен.


— В фильме ваш герой знакомится с девушкой благодаря интернету. А вы сами много времени в интернете проводите?
— Много. Сейчас много. Сейчас постоянно в интернете, в Фейсбуке, в ЖЖ. Еще есть страница ВКонтакте, но там редко бываю.


— Я тоже есть в ЖЖ. Интересно было бы почитать ваш Журнал.
— Зачем? Лучше не надо, — отмахивается он.
Арт-директор «Ложки», многозначительно смотрит на меня и молчит. Похоже, это намек, что пора заканчивать разговор.


— Ну и расскажите, какие планы у вас на будущее? Вы же сейчас продолжаете работать педиатром?
— Педиатром? А я им не работал. В некоторых интервью, которые я на самом деле не давал, журналисты написали, что я работал педиатром, хотя сам я — гастроэнтеролог. Работаю в частной клинике в Подольске. Кстати, клиенты пока не узнают во мне Алешу или Киберстранника. О планах на будущее пока ничего не знаю. Но я бы пока не хотел становиться профессиональным актером. Буду продолжать врачебную практику. Ведь, что может быть лучше профессии врача? Это же интереснее, чем быть актером. Актер просто делает, что ему сказали и что от него хотят. А врач... наверное, врач — настоящий творец.


Текст:
Ольга Бородина. Иллюстрации Ольги Трофимовой.
Источник:
«Кто Главный.» № 85
0
Комментарии (0)

Читайте также:


Текст:
Ольга Бородина. Иллюстрации Ольги Трофимовой.
Источник:
«Кто Главный.» № 85
0
Интересное по теме: