ИВАН БОНДАРЕНКО: ПОРТРЕТ НА ФОНЕ ЭПОХИ.

№91
Родившись где-нибудь на Западе, Иван Афанасьевич Бондаренко мог искренне и с успехом защищать права трудящихся — например, в швейцарском Совете Кантонов. Но Бондаренко родился в СССР и стал первым секретарем Ростовского обкома КПСС.
Текст ЮЛИИ БЫКОВОЙ. ФОТО ИЗ АРХИВА НИКОЛАЯ ПИВОВАРОВА.

РОДОМ ИЗ «ТРУДОВОЙ КОЛОННЫ».

В конце 90-х годов каждый день от улицы Чехова к парку Революции выходил на прогулку обычный с виду пенсионер. Одет он был неброско, частенько гулял в кедах времен китайско-советской дружбы. Пройдя неизменный маршрут, возвращался домой — в свою однокомнатную квартиру. После смерти жены Марии Александровны он жил одиноко. Варил суп, читал газеты… Такими были последние годы жизни Ивана Афанасьевича Бондаренко. На посту первого секретаря обкома КПСС он правил Ростовской областью 18 лет — с 1966 по 1984 годы.

Карьера Бондаренко начиналась стремительно. В 1946 году в 20 лет он, поступив в Сальский сельскохозяйственный техникум, стал кандидатом в члены ВКП (б). После техникума, проработав агрономом в Егорлыкском районе, заканчивает Азово-Черноморский сельхозинститут. И сразу же — секретарь вузовского парткома. Через год инструктор в Ростовском обкоме КПСС, а спустя всего пару месяцев его избирают первым секретарем

Неклиновского райкома партии.

В 35 лет Бондаренко — заведующий сельскохозотделом обкома КПСС. Еще через год — второй секретарь Ростовского обкома КПСС. В характеристике сказано: «Инициативен, умелый организатор, принципиален. Лично дисциплинирован, в работе самокритичен,

скромный в быту».

В 38 лет Бондаренко становится одним из самых значимых персон на Дону: он —председатель Ростовского областного Совета народных депутатов трудящихся.

В ноябре 1966 года Иван Афанасьевич Бондаренко поднимается на высшую ступеньку карьерной лестницы в Ростовской области: он становится первым секретарем обкома КПСС. В тот год ему исполнилось всего 40 лет.

Говорят, что никогда Бондаренко не стремился быть в обойме «первых лиц» и выслужиться ради повышения в должности. Так уж совпали обстоятельства в его жизни.

В 1959 году, когда Бондаренко еще работал в Неклиновском районе, в Ростовской области неожиданно сменили первого секретаря обкома КПСС. Вместо авторитетного на Дону Н.В. Кисилева Хрущев прислал своего давнего любимца А.Я. Кириченко. Этот товарищ начал с радикальных чисток местных кадров, установил в обкоме режим тотальной секретности и

приказал почему-то вырезать овец. Против Кириченко открыто выступил Шолохов, и с Дона его убрали (через пару лет он покончил жизнь самоубийством). Первым секретарем обкома КПСС назначили А.В. Басова. Именно он обратил внимание на хорошие урожаи в Неклиновском районе и взял Бондаренко, как агронома-профессионала, на должность

секретаря обкома КПСС по сельскому хозяйству.

Это было в 1962 году. Когда в Новочеркасске расстреливали рабочих, на Дону начиналась жатва зерновых. В кабинетах обкома царили ужас и смятение. Ждали репрессий от ЦК за допущенный бунт. Но судя по всему, Бондаренко просто некогда было думать о чем-то другом, кроме уборки урожая.

Это была его первая страда на новой высокой должности. И первый серьезный успех: в тот год донской урожай стал рекордным: 170 миллионов пудов зерна (для пущей весомости считали в пудах, 1 пуд это 16, 38 кг).

Не рискнувший менять руководство обкома накануне уборки, Хрущев снимает первого секретаря обкома Басова в августе. Как дезертиров лишили также всех должностей и руководителей Новочеркасского горкома КПСС.

На Дон приезжает новый правитель, еще один любимец Хрущева — В.В. Скрябин.

Высокомерный и заносчивый Скрябин допускает стратегическую ошибку, пренебрежительно отзываясь о самом Шолохове. За что расплачивается должностью.

Как только Хрущева смещает Брежнев, первым секретарем Ростовского обкома

КПСС становится соратник нового Генсека КПСС — М.С. Соломенцев.

Говорят, Соломенцев знал: работа на Дону — временная, его ждет Кремль.

Следовало подготовить кандидатуру на пост первого лица области. Его выбор пал

на Бондаренко.

Просто он был очень толковым. Восприимчивый к наукам. Усидчивый. Дисциплинированный. Бондаренко продвигали по службе за дело, а не по блату, — утверждает его давний друг Николай Дмитриевич Пивоваров, работавший в те годы вторым секретарем обкома КПСС.

И вправду — откуда у парня из бедняцкой семьи могли взяться высокие связи?

Свое детство Иван Бондаренко провел в поселке Ильинка, что в окрестностях станицы Егорлыкской. В семье росло трое детей, Иван — младший. Родители работали в колхозе «Трудовая колонна», жили в глиняной полуземлянке. Сюда, на Дон, они переехали в 1935 году из Украины. Каким-то чудом семья Бондаренко выжила во время голодомора.

Родившийся в 1926 году, Иван Афанасьевич Бондаренко знал, что такое настоящая нужда. С детства помнил, как погибают от истощения.

И никогда не забывал, почем фунт лиха. Бондаренко любил ездить в командировки по Дону. Часто ночевал в простых сельских гостиницах. В Москве не обедал в ресторанах, обходился столовыми. Мог запросто пойти в магазин. Говорят, однажды попросил взвесить ему кило сахара. А бумага для кульков кончилась. Тогда Бондаренко снял шляпу: «Сюда ссыпь!»

С сахаром в шляпе прямиком отправился к директору Горторга... С удовольствием работал на всех коммунистических субботниках. Мог поддержать компанию, приговаривая: «Одну пить грех, две — это за покойника, поэтому только три!»


КУЛЬТ ДОЛЖНОСТИ. Улица Энгельса, 47. В этом здании, где сейчас находится администрация Ростова, располагался обком КПСС. На работу Бондаренко ходил без всякой охраны пешком — хотя была и «Чайка» с отличительным номером «РОС 01 00». Заходил в свой кабинет: на столе — бюст Ленина, на стенах — портреты Маркса и Энгельса. К этому моменту секретариат уже разбирал почту. Материалы из ЦК, газеты… Красным карандашом выделены положительные отзывы о Доне, синим— критика. Вся документация имела систему особых грифов: «особая папка», «совершенно секретно», «секретно», «для служебного пользования».

Формально высшим партийным органом в регионе считалась областная конференция КПСС. Однако проводилась она раз в несколько лет и для галочки, что называется. Гораздо больше влияния имело бюро обкома, куда входил узкий круг высокопоставленных чиновников —

председатель облисполкома, главный редактор «Молота», командующий СКВО,

начальник областного управления КГБ... Бюро обкома собиралось два раза в месяц, по вторникам. Протоколы заседания бюро партийного обкома имели шифр «совершенно секретно».

Обычно в повестке заседания стояли один-два вопроса: «Внутрипартийная демократия и партийная дисциплина в Шахтинской парторганизации» или же «О политико-идеологической и культурно-массовой работе в Вешенском районе». Еще на бюро выявляли отступления от соцреализма в творчестве ростовских мастеров культуры, собирали подписи

в поддержку бастующих шахтеров Англии, обеспечивали изучение брежневских брошюр.

Самой могущественной фигурой в регионе, по сути, в те годы был первый секретарь обкома КПСС. Его указания означали приказ для всех без исключения.

«В эти годы крепло номенклатурное господство. Утверждался культ должности», — пишут авторы А.В. Венков и Н.В. Стариков в автобиографической книге «И.А. Бондаренко: жизнь и судьба». Кстати, с приходом Брежнева на должность Генсека, из Устава КПСС были исключены пункты об обязательных квотах обновления партийных органов и ограничений сроков пребывания на выборных должностях.

В СССР воцарялся тот самый «застой», проклятый позже в народе.

Обкомы КПСС в регионах стали своего рода «ярмаркой кадров». Карьерную судьбу своих подчиненных решал лично первый секретарь обкома.

Для элиты КПСС работали специальные больницы, санатории и дачи, были открыты торговые базы со всевозможным дефицитным товаром…. Поощрялись, кстати, номенклатурные браки.

По отзывам современников, Бондаренко набирал в свою команду людей благонадежных — тех, кто умел правильно выполнять волю партии и знал свое место. Особо ценил людей из глубинки, среди них искал профессионалов.

Говорят, когда Бондаренко утверждали в ЦК, он по-простому так и сказал Генсеку:

«Область промышленная, а я — агроном. Не во всем разбираюсь». На что Брежнев

ему ответил: «Ты думаешь, я во всем разбираюсь? Подбирай нужные кадры!»

Бондаренко был трудоголиком и от других требовал того же. Рабочий день в обкоме длился, как правило, 12 часов. Для руководящего состава суббота и первая половина воскресенья тоже были рабочими днями.

При этом Бондаренко не был авторитарным руководителем. Его считали спокойным и рассудительным человеком. Советоваться с подчиненными было для него нормой. Однако, попав на ковер к Первому, даже самые властные и амбициозные быстро приходили в себя от одного его взгляда.

Не любил раздавать «криков», — говорит Н.Д. Пивоваров. — Получить его замечание — многое значило. Ходишь и все время переживаешь... Он, чувствуя это, через неделю-две мог подойти и по плечу хлопнуть: «Ну как дела?» Простил, значит.

Самым порочащим партийную честь поступком была утрата партбилета (по области происходило до 200 таких случаев ежегодно). Самым страшным наказанием — исключение из партии.

Идеологических чисток, как в других регионах, у нас не было. Но было и такое, что Бондаренко кого-то выгонял. За дело. Но потом два-три дня не находил себе места... Переживал он за людей, — вспоминает Н.Д. Пивоваров. — Выгнать из партии тогда означало расстрелять. Оставить в живых, но как бы расстрелять.


«КОЛБАСЫ ПРОСТЫЛ И СЛЕД…»

«Мяса нет, и масла нет.

Колбасы простыл и след.

Яйца видим только в бане...

С новым годом, ростовчане!», — такие куплеты были в советское время. За дефицит продуктов народ ругал КПСС. На кухнях, разумеется.

1967 год — первый год правления Бондаренко. Почти половина хозяйств по производству овощей и молока убыточна, механизировано лишь 8 % коровников, половина доильных установок не используется. Бондаренко переводит совхозы на двухсменную работу с двумя выходными, организует обучение азам экономики 12 тысяч руководителей сельского

хозяйства.

В 1968 году из Москвы поступает распоряжение: ликвидировать свинофермы. На Дону скрепя сердцем выполняют это указание ЦК КПСС, позже признанное ошибочным.

В 1970 году партия разрешает колхозам скупать мясо и птицу у населения и продавать это добро тому же населению. Мяса не хватает по всей стране. ЦК КПСС принимает постановление «Об увеличении производства и государственных закупок мяса кроликов».

В Ростовскую область завозят 2 500 племенных кроликов.

В 1971 году из Москвы на Дон приходит распоряжение многократно увеличить поставки мяса. Кроликов на убой разводят даже школьники! Под давлением сверху труженики села принимают повышенные обязательства и начинают вручную отпаивать телят, пытаясь довести их до товарного вида. Как результат — государству достается меньше молока.

Сельхозотдел обкома находит этому причину: «В Зерноградском районе среди 1416 доярок только 31 — члены КПСС». На многих фермах доят вручную, не хватает удобрений, кормовой базы.

Бондаренко добивается от Москвы важного решения: на развитие орошения в Ростовской области выделяется в три раза больше, чем в прошлой пятилетке. Посевы кукурузы на корма увеличиваются в два раза.

В 1972 году из-за морозов погибает больше половины озимых. Урожай получили никудышным. Брежнев винит в этом обком партии: зачем сократили посевные площади? Для Бондаренко немыслимо объяснять, что поступили так, потому что хотели поступить по-хозяйски: часть посевных отвели под корма, часть оставили под пар. Он соглашается с критикой Генсека и расширяет посевные — «вплоть до изъятия земель, отведенных под

строительство».

В 1973 году на Дону собрали небывалый урожай зерновых: 313 млн пудов (19,1 млн тонн), что на 100 млн пудов больше плана. За этот рекорд Иван Афанасьевич Бондаренко получает звание Героя Социалистического труда.

«Когда начиналась уборка, он каждый день выезжал на поля. Возвращался черный от пыли. В эти дни мог позволить себе даже закурить, чего в остальное время не делал», — вспоминает Н.Д. Пивоваров. В 1975 году завершилась IX пятилетка, которую Брежнев назвал «самой славной». Однако в это время при таких урожаях СССР не мог обеспечить свою потребность в хлебе, закупая за границей 40 млн тонн зерна в год.

В 1980 году на Дону были большие виды на урожай, — вспоминает Н.Д. Пивоваров.

Секретарь ЦК КПСС Кулаков приехал на Дон: «Ну, Иван! 10 миллионов тонн точно

будет». Перед тем, как зерну заколоситься, в июне за неделю до уборки пришел туман, и зерно стекло. Мы потеряли почти треть урожая. Бондаренко в один день осунулся. У него даже голос сел.

В 1981 году в стране принята «Продовольственная программа», разработчиком которой стал секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев. Проблему дефицита продуктов пытались решить радикально — вплоть до переброски северных рек на юг. Но чуда не случилось. До переброски рек у КПСС руки не дошли — и то хорошо. Помню, как в те годы мой приятель

открыл холодильник: в его пустом нутре лежала брошюрка — та самая «Продовольственная программа».

В 1984 году стало очевидным, что деревня надорвалась. Импорт сельскохозяйственной продукции в СССР составлял почти 30 %.

В стране ежегодно из сельской местности уезжало до 700 тысяч человек. Особенно тяжко жилось в Нечерноземье, где за 30 лет советской власти население уменьшилось почти в половину. На этом фоне Ростовская область выглядела благополучно.


«РОСТСЕЛЬМАШ»: КАК ЭТО БЫЛО.

«Ростсельмаш» — визитная карточка Ростова-на-Дону времен СССР. Завод, как локомотив, двигал вперед развитие всего города. Но в условиях советской экономики, когда хозяйский подход к ресурсам заменяла коммунистическая идеология, каждый его проект обходился государству в баснословные суммы. Вот только один пример из истории предприятия: запуск в производство комбайнов «Нива» и «Колос».

В начале 60-х годов «Ростсельмаш» выпускал комбайны СК-4, за создание которых Таганрогское ГСКБ под руководством Х.И. Изаксона получило в 1964 году Ленинскую премию. Успешную модель СК-4 экспортировали в 20 стран мира. В 1965 году таганрогские конструкторы разработали новые высокопроизводительные модели — «Ниву» и «Колос».

Комбайны должны были стать комфортнее, почти в два раза увеличивалась емкость бункера. Их серийный выпуск планировали на 1969 год.

Но в 1966 году ЦК КПСС потребовал от «Ростельмаша» существенно увеличить объемы производства. Стране требовалось все больше и больше уборочной техники —

пусть и устаревшей.

«Получалось так: хозяйству достаточно два комбайна, а брало оно пять (платило-то государство!) — чтобы из остальных запчасти извлечь. Вот так хозяйничали зачастую — система у нас была такая», — вспоминал экс-губернатор В.Ф. Чуб.

По словам очевидцев, «Ростсельмаш» к концу 60-х представлял собой жалкое зрелище. Оглушающий грохот, пыль и пар. Заработавший в 1929 году завод пыхтел практически на старых мощностях. Здесь был «проходной двор»: за год сменялась почти половина коллектива. Не хватало жилья, подчас невыносимыми были условия работы, рабочих изматывали авралы.

Держаться на плаву и выполнять план помогали трудовые подвиги, организованные по указанию обкома КПСС: то к 50-летию ВЛКСМ устроят ежесуточную сборку 300 комбайнов, то за один только коммунистический субботник соберут 100 комбайнов.

В 1968 году ЦК КПСС наконец-то вспомнил о новых комбайнах и приказал в кратчайшие сроки организовать их выпуск. У Бондаренко не было вариантов, и бюро обкома определило срок запуска — второй квартал 1969 года. Судя по всему, это решение было из области фантастики. В том самом 1969 году «Ростсельмаш» даже государственный план не выполнил

по важнейшим показателям. Завод крайне нуждался в реконструкции и техническом перевооружении.

Кто знает, сколько раз говорил Бондаренко в те годы о «Ростсельмаше» в различных кремлевских кабинетах? Кому доподлинно известно, какие чиновничьи интриги ему пришлось пережить? Какие слова нашел Бондаренко, чтобы убедить в стратегической важности сельскохозяйственного машиностроения самого Брежнева? Сегодня на эти вопросы, пожалуй, уже нет ответа.

Бондаренко достиг своей цели. В 1971 году ЦК КПСС выделяет на реконструкцию и

техническое перевооружение «Ростсельмашу» огромные средства — 139 млн рублей. В создании новых комбайнов участвует не только «РСМ», но еще и свыше 80 предприятий страны.

Уму непостижимо, как бездарно пойдет дело дальше. Через год выясняется, что отстают практически все этапы производства. Из 695 единиц штампов на «Ростсельмаше» испытали лишь треть, из 509 единиц оборудования отладили только половину. Подводят смежники — заводы «Красный Аксай», «Рубин», «Электроаппарат»... На бюро обкома КПСС эту информацию докладывают под грифом «секретно». Лишь в августе 1973 года, спустя восемь лет, после создания конструкторского проекта, «Ростсельмашу» удалось наладить серийное производство «Нивы» и Колоса». Вряд ли можно точно подсчитать, во что обошлись государству эти агрегаты — к тому времени уже довольно устаревшие по мировым стандартам. Однако и это еще не вся беда: в 1974 году оказывается, что на «Ниве» 9 узлов и 20 деталей требуют конструктивных изменений.

На «Колосе» — 41 и 103 соответственно. В первый год выпуска почти треть комбайнов «Нива» возвращалась на доработку. Сплошь и рядом брак, халтура и разгильдяйство.

По-своему пытается решить проблему бюро обкома КПСС:

«В социалистическом соревновании на «Ростсельмаше» не изжиты элементы формализма», — записано в его решении.

Да, сейчас это кому-то и читать смешно. Но такое тогда было время,— считает Н.Д. Пивоваров. — Социалистическое соревнование, организованное с душой, и вправду зачастую помогало выполнить план.

Возможно, так оно и было. Азарт, присущий любому соревнованию (даже в игре в дурака), может и вправду не по-детски всколыхнуть любого трудящегося. И разносились по советской стране почины: «План — закон, выполнить — обязанность, перевыполнить — честь».

Во второй половине 80-х годов Советский Союз опережал Америку по производству зерноуборочных комбайнов в 16 раз. При этом по производству зерна СССР отставал от США почти в 1,5 раза.


ОСВОБОЖДЕНИЕ. После смерти Брежнева, олицетворявшего пресловутый «застой», СССР покатился в пропасть. Пришедший к власти Ю.В. Андропов попытался влиять на экономику присущими ему чекистскими методами. Начались громкие судебные процессы. Народ обсуждал бриллианты Галины Брежневой и «хлопковое дело» в Узбекистане — мешки

денег и фляги с алмазами, найденные у руководства республики…

Борьба за трудовую дисциплину по-андроповски сводилась к рейдам дружинников по кинотеатрам во время дневных сеансов. В каждом зрителе подозревали прогульщика. В это время почти половина производственного оборудования в стране представляла собой морально устаревший металлолом.

Партийно-хозяйственная элита начинала жить с размахом.

С большевистским отчаянием И.А. Бондаренко пытался бороться с новыми советскими олигархами: с высокой трибуны партконференции обличал он директора базы отдыха в Таганроге, построившего дом в два этажа с бассейном. Однако влиять на ситуацию обком КПСС уже не мог. «Однопартийная система породила культ, сковала инициативу на местах, истина рождалась только свыше — решениями, словами Генерального, Политбюро... Мы

задыхались в «собственном соку»» — писал позже Бондаренко.

В 1983 году М.С. Горбачев, с каждым годом укреплявший позиции в ЦК КПСС, стал отвечать за омоложение партийных кадров. Горбачев не любил Бондаренко, считая его «брежневцем».

«Особенных контактов у нас с Бондаренко не сложилось», — писал Горбачев в своих воспоминаниях. Он вспоминает, что в ЦК устали от бесконечных разногласий между Бондаренко и первым секретарем Краснодарского крайкома КПСС С.Ф. Медуновым: «Сотрудничество заменялось соперничеством, а затем и завистливой ревностью...», — пишет Горбачев, который в свое время возглавлял соседний регион — Ставропольский край, которые при нем не блистал успехами по сравнению с богатыми соседями — Доном и Кубанью.

В 1984 году умер Андропов, на смену ему пришел немощный

К.У. Черненко. К лету того же года он уже физически не мог управлять страной. К этому времени Горбачев уже сменил почти 20 % партийного руководства регионов, почти всех заведующих отделами ЦК, руководство КГБ и МВД…

В июле Бондаренко сказал Пивоварову:

Непорядочные мы с тобой люди, Николай! Давай в этом году впервые отдохнем по-человечески. Летом. Ты — в июле, я —в августе.

Понедельник, 23 июля Бондаренко вызывают в Москву по пустяковому вопросу. Уже в Кремле выясняется, что Бондаренко вызвал сам Е.К. Лигачев — правая рука Горбачева. Без особых церемоний Лигачев предлагает Бондаренко освободить пост первого секретаря, предлагая взамен хлебную должность руководителя Потребкооперации СССР. Бондаренко

отказывается.

Тем же днем в санаторий на Кавминводах, где в те дни отдыхает Пивоваров, звонят из ЦК КПСС: «Срочно выезжайте в Ростов!»

Вторник, 24 июля. Пивоварову поручено готовить пленум обкома КПСС, где произойдет смещение первого секретаря. Этот день Бондаренко проведет у себя на даче. Среда, 25 июля. Согласно протоколу в аэропорту Бондаренко встречает Лигачева. Вместе с ним на Дон прилетает новый ставленник ЦК КПСС — А.В. Власов.

На пленуме Лигачев объявляет о том, что Бондаренко просит о пенсии в связи с ухудшением здоровья. Вопрос ставят на голосование. Партийно-хозяйственный актив области в составе 229 человек поддерживает предложение об освобождении Бондаренко. В зале — только те,

которых Иван Афанасьевич Бондаренко знает долгие годы. Те, кто своими постами обязаны лично ему. Со многими из них у него товарищеские отношения... За освобождение голосуют единогласно. Единственное, что идет не по сценарию Лигачева: слово берет Николай Дмитриевич Пивоваров и от имени жителей всего Дона благодарит Ивана Афанасьевича Бондаренко за многолетний добросовестный труд на благо народа.

Бондаренко сидит во втором ряду, выглядит подавленным. В конце ему дают слово. Поднявшись на трибуну, он растерян. Говорит о решающей роли КПСС, признает свое нездоровье, одобряет новое назначение.

Четверг, 26 июля. С этого дня бывший первый секретарь обкома КПСС И.А. Бондаренко — пенсионер. Ему всего 58 лет. В статусе пенсионера он и закончит свой жизненный пусть. Но это произойдет через долгих 25 лет, 16 февраля 2009 года. А через пять лет после отставки

уйдет из жизни любимая супруга Мария Александровна, которая всю жизнь проработала преподавателем физики. Он оставит двум сыновьям свою квартиру на улице Чехова — в так называемом «дворянском гнезде». Переедет в однокомнатную квартиру, где компанию ему будет составлять любимая кошка. Будет варить себе сам суп и читать газеты.

В последние годы Ивана Афанасьевича преследовал один и тот же сон. Будто бы приехал на Дон секретарь ЦК КПСС Кулаков, идут они с ним по полю. А урожая нет! Будто бы пришел ночью туман, и зерно осыпалось. Голые колосья. Просыпался Иван Афанасьевич в холодном поту и понимал: это всего лишь сон. Страшный сон.

№ 91 Октябрь2013 г.

Культ личности

Этот текст — в своем роде эксперимент: мы решили выяснить, можно ли с помощью интернета узнать, как сложилась жизнь человека, в начале двадцатых годов уехавшего из России. Что мы сможем узнать, например, о судьбе лидера ростовских «Ничевоков» Рюрике Роке?

Культ личности

Главными городами в своей судьбе легендарное меццо-сопрано Большого театра Елена Образцова называла Ленинград и Москву, а между ними — Таганрог.

Культ личности

Когда-то картины академика пейзажной живописи Николая Дубовского покупали российский император Александр III и меценат Третьяков, его работы получали медали на международных выставках. Сегодня картины Дубовского хранятся в семидесяти музеях разных стран, но имя его мало кому известно.

Культ личности

«Википедия» пишет о Юрии Михайловиче следующее: советский разведчик, филолог, педагог. Редкое, согласитесь, сочетание. Жители Таганрога помнят Феличкина как заведующего кафедрой Романских языков местного пединститута.

Культ личности

Ровно 30 лет назад человечество узнало, что такое группа «Пекин Роу Роу». Ровно 25 лет назад не стало ее основателя — Сергея Тимофеева. Как мы видим, 2018 год — подходящее время для воспоминаний о Сергее и «Пекин Роу Роу».