На дне

Жила-была на Сельмаше одна интеллигентная женщина по имени Людмила Степановна Иванча. Конечно, на Сельмаше много интеллигентных женщин. Но эта была самая интеллигентная, бывшая учительница литературы. Она ходила на митинги, слушала "Эхо Москвы", и даже имела страницу в Фейсбуке.
Текст:
Сергей Медведев
Источник:
«Кто Главный.» № 155
18/12/2019 13:55:00
0


Жила-была на Сельмаше одна интеллигентная женщина по именм Людмила Степановна Иванча. Конечно, на Сельмаше много интеллигентных женщин. Но эта была самая интеллигентная, бывшая учительница литературы. Она ходила на митинги, слушала "Эхо Москвы", и даже имела страницу в Фейсбуке.
У этой интеллигентной женщины был неинтеллигентный, грубый сын по имени Иван, выпускник академии госслужбы, заместитель главы администрации одного из районов города, любитель рыбной ловли и охоты.
Женщина стеснялась сына, думала, ну, почему она не заставляла маленького Ваню читать книжки. Но если Людмилу Степановну задерживали на митингах, она звонила сыну, и он помогал матери освободиться.

Людмила Степановна жила одна в двухэтажном доме, который построил сын, он же оплачивал и все коммунальные расходы.

Иван приходил к матери очень редко, когда хотел отдохнуть от жены и двух малолетних очень шумных дочерей. Он приводил друзей, они покупали рыбу, раков, пили и даже приводили чужих женщин. Мать не смела ему возразить, потому что очень любила сына и понимала, что ему нужен отдых от семьи. Хотя невестку и внучек ей тоже было жалко.

Компания всегда гуляла на первом этаже, а мать в это время отсиживалась на втором.

И вот однажды под Новый год сын принес много раков, на пять человек, включая двух женщин. Бросил раков в ванну, потом их сварили, съели, сын с друзьями ушел, Людмила Степановна спустилась со второго этажа и приступила к уборке.
Оказалось, что сварили не всех раков, один заполз под ванну. Женщина  подумала, что он дохлый, но рак был еще жив.
Людмила Степановна наполнила ванну водой и бросила туда рака. Из абстрактной любви к природе. Что будет с раком дальше, женщина не загадывала.
Рак пришел в себя и сказал:
- Не губите меня дама, я вам пригожусь. И замените воду, в этой много хлорки.
- Да как же вы мне, молодой человек, пригодитесь? - спросила женщина.
- А я буду вместо сантехника краны чинить, у меня такие клешни, что и разводных ключей не надо. К тому же я с детства имею дело с водой. А по вечерам мы будем разговаривать.

Людмила Степановна согласилась, все лучше с раком разговаривать, чем смотреть российское телевидение.

Так они и стали жить вместе,  женщина кормила  рака кормом для кошек, меняла воду раз в день. А рак чинил краны и даже поменял унитаз.
По вечерам они разговаривали о жизни на дне реки.
- Дно оно и есть дно, - вздыхал рак. - Очень мало интеллигентных животных. Руководят всем выскочки.  И никого это не волнует.
- Ну почему? Меня волнует.
- Вы и  представить себе не можете, что там творится.
- Могу, я читала Горького "На дне". Горький - это писатель такой. Очень хороша у него "Песня о буревестнике"
- Горький! Что он в этом понимает!  Вы знаете, какой у нас процент самоубийств? Думаете, раки идиоты, они же могут забиться в нору и  отсидеться, когда их ловят. Но они сами заползают в раколовки, потому что думают: свобода или смерть. Во всех живет надежда убежать. Или умереть.
- Мы тоже так живем. Как я вас понимаю. Но куда бежать?
- Куда угодно. Некоторым же удается.
- А куда они убежали?
- Не знаю. Из тех, кто убежал, обратно никто не вернулся. Это важный штрих. Но вот, что я думаю, кто по-настоящему хочет, тот сбежит. Хотя бы в такую ванну.
- Об этом надо говорить, никто не знает о проблемах раков, - расстроилась Людмила Степановна.
- Да! Да! Да! А вы можете от моего имени составить письмо в газету "Молот"? Чтобы обратить внимание на нашу жизнь на дне. Рассказать, как мы живём в норах и всюду коррупция.
- Наверное, могу. Только кто опубликует мое письмо? Подумают, сошла с ума бабка.
- А вы попробуйте. Мы все чего-то боимся. Попробуйте. Кто знает, может, люди узнают о жизни на дне, и как-то нам помогут.
- Хорошо, я попробую, - сказала Людмила Степановна и отнесла письмо в газету. Письмо взяли, все-таки сын был известен в определенных кругах. Но не опубликовали. Сказали, что бумага закончилась.
- Надо, чтобы вы выступили по телевидению в прямом эфире, - сказал рак.
- Точно, на День учителя, это на следующей неделе. Меня всегда зовут рассказать о будущем или прошедшем времени.
На передачу Людмила Степановна пришла с плакатом "Же суа - канцер", по-французски, и по-русски "Я - рак".
- Спасибо, что позвали, я бы хотела поговорить о жизни на дне. О незавидной судьбе речных раков. О коррупции в их среде и беззаконии.

Слава богу, эфир только назывался прямым, сюжет вырезали, скандала удалось избежать.

На следующий день пришел сын.
- Мама, наверное, тебе надо показаться врачу. Многим кажется, что тебе нужна помощь. Ты живешь в выдуманном кем-то, я знаю, не тобой, мире. Ходишь на митинги. И это... Главное - ты совершенно перестала готовить. А помнишь, какие раньше были котлеты и борщ?

Людмила Степановна заплакала, ушла на кухню и через полчаса вернулась с огромным раком, почти лобстером, под соусом бешамель.
- Кушай, сынок! Для тебя сберегла!

Вот так закончилась эта история, Людмила Степановна больше никогда не ходила на митинги, не слушала "Эхо Москвы", более того, стала смотреть российское телевидение.

Читайте также: