Болгарии русский спортсмен

С единственным фигуристом — чемпионом мира, родившимся на Дону, «Главный» встретился в морозильной камере ростовского Дворца спорта. Беседа о жизни протекала под вальс из кинофильма «Табор уходит в небо», доносившийся с ледовой арены, и требования администраторов немедленно покинуть служебное помещение.
Текст:
Сергей Медведев
Фото:
Павел Танцерев
Источник:
«Кто Главный.» № 44
02/06/2020 14:43:00
0
Кто такой.

Максим Ставиский родился 16 ноября 1977 года в Ростове-на-Дону, выступал за Болгарию — в танцах на льду, в паре с Албеной Денковой. Двукратный чемпион мира 2006 и 2007 годов, многократный призер чемпионатов Европы, участник трех Олимпиад (1998, 2002 и 2006 год), десятикратный чемпион Болгарии. Широкой российской публике Максим стал известен после участия в телевизионном шоу «Ледниковый период», где он танцевал вместе с актрисами Татьяной и Ольгой Арнтгольц.

— Вам не холодно?

— После 26 лет на льду холода особо не замечаешь. Тем более, что мы там работаем... Мне сейчас так даже жарко...

— Почему не все участники шоу тренируются?

— Сейчас выйдут. Мы просто пытаемся сделать новый номер, поэтому нам нужно чуть больше времени. А другим можно сделать всего два круга и уйти...

— Вы единственный фигурист из Ростова, который добился известности.

— Считать меня ростовчанином можно только по месту рождения, я действительно родился в Ростове, и на самом деле очень этим горжусь, потому что город мне нравится. В Ростове ощущается какая-то теплота. Это не Москва. Это большой, но очень уютный и приятный город.

— Я помню, что когда вы в 2006-м впервые стали чемпионом мира, я пытался найти в Ростове ваши следы. Оказалось, что во Дворце спорта работает женщина, которая помнит, как вы в четырехлетнем возрасте выходили на лед ростовского Дворца спорта. Вы сами помните эту женщину?

— Я никогда не тренировался в Ростове, я приезжал сюда только отдохнуть — к своим ростовским бабушке и дедушке. А тренироваться — действительно в четырехлетнем возрасте — я начал только в Москве, в Сокольниках. Мои ростовские бабушка с дедушкой были военными врачами, хирургами. После войны они работали в одной из ростовских больниц. Я не помню, что это за больница, но помню, что она большая и находится на открытом месте. Мама как раз и приехала в Ростов рожать, в эту больницу. А в трехмесячном возрасте меня увезли обратно в Москву. Потом я довольнотаки часто приезжал сюда с папой. К сожалению, мои бабушка и дедушка уже умерли.

— Как вы из российского спортсмена превратились в болгарского?

— В четыре года в спорт не приходят, а приводят. В России есть такая традиция: в этом возрасте детей отдают в какую-нибудь секцию. В то время фигурное катание было популярным, его показывали по телевидению. Ну, и опять же для укрепления здоровья этот вид спорта полезен. Так что родители отдали меня в фигурное катание. Потихонечку научился кататься, выступал за российскую юниорскую сборную. Но в спорте существуют возрастные ограничения, и ты из юниоров должен перейти в мастера. Моя партнерша еще два года могла кататься как юниор, она решила, что может чего-то добиться в юниорском спорте. Так я остался без пары. Я стал искать партнершу, а Албена в Болгарии искала себе партнера. Каким-то чудом мы встретились.

— И вам пришлось получать болгарское гражданство.

— Гражданство — в 1996 году — я получил буквально за четыре месяца: это надо было делать срочно — мы начали кататься в мае, а в январе должен был пройти чемпионат Европы, на который мы хотели поехать.

— В Болгарии, я слышал, есть школа фигурного катания имени Ставиского и Албены Денковой.

— Когда ты достигаешь определенного, высокого, уровня, то хочется, чтобы твоя дорожка в спорте не заросла. И когда мы увидели, что после нас в Болгарии в принципе никого нет, мы решили сделать детский клуб, наш клуб. Соответственно он называется клубом Денковой и Ставиского. И там тренируются достаточно много детей. Это клуб, не школа, мы пытаемся найти тренеров, пригласить мастер-классы из России. Мы делали шоу в Болгарии, приглашали наших друзей из России.

— Как известно, вы и тренировались в России.

— Сначала наш тренер (Алексей Горшков. — «Главный») три года жил в Болгарии, потом мы стали выезжать в Екатеринбург на сборы, тренировались там. В фигурном катании не выбирают страну, выбирают тренера. Когда ему дали лед в Одинцово, в Подмосковье, мы перебрались в Одинцово. Там прекрасная база, хорошее отношение к спорту. С этим тренером мы работали десять лет. (После чемпионата мира 2005 года в Москве Ставиский и Денкова сменили тренера и уехали в США к Наталье Линичук и Геннадию Карпоносову. — «Главный»).

— К фигурному катанию в Болгарии относятся как к какой-то экзотике?

— До нас там была школа фигурного катания, пары три– четыре. Не такой уж высокий уровень, но более или менее. Потом это все начало постепенно загнивать, остались только одиночники, например, Иван Димев, который представлял Болгарию на чемпионатах Мира, Европы, на Олимпиаде. И было женское фигурное катание, которое не достигло какихто серьезных вершин. В принципе этот вид спорта не был на первых страницах газет или на телевидении.

— Болгарское государство поддерживает фигурное катание?

— Когда мы стали занимать серьезные места на чемпионатах, на нас сразу же обратили внимание и пресса, и государство, и министерство. А когда мы начали занимать первые места, то появились и почести...

— У вас есть болгарские государственные награды?

— Есть. Получили после первого места на чемпионате мира в Канаде. Для Болгарии это было немыслимым делом: обыграть канадцев в Канаде, в стране, где на каждом углу катки. В Болгарии один каток на всю страну, да и тот устаревший. Это был парадокс, это было странно, удивительно, о нас сразу же заговорили... К сожалению, после того как мы ушли из большого спорта, внимание к фигурному катанию ослабло, но все равно люди знают, что у нас есть клуб, и приводят туда детей.

— В последнее время достаточно много было статей об аварии (5 августа 2007 года Максим Ставиский на своем автомобиле выехал на полосу встречного движения и столкнулся с автомобилем «Хонда». Водитель «Хонды» 21-летний юноша погиб, а 18-летняя девушка долгое время находилась в коме. В крови Ставиского был обнаружен алкоголь, он превысил скорость. Ставиского приговорили к 2,5 года условно. Прокуратура города Бургаса подала протест по поводу слишком мягкого приговора. — «Главный»).

— Не будем об этом...

— Но все уже закончилось?

— Надеюсь, что да. Закончится в ближайшее время.

— Что дальше? Может быть, стоит заняться организацией ледовых шоу в Болгарии?
— Может быть. Пусть пройдет какое-то время, и, я думаю, что мы с Албеной сделаем что-нибудь... Не люблю загадывать. В наше время сложно что-то загадывать даже на неделю вперед. Конкретных вариантов будущего у нас пока нет. Обсуждается даже возвращение в спорт. Почему бы и нет? Надо взвесить все за и против, желания и возраст. Надо и какую-то личную жизнь налаживать.

— Вашу будущую личную жизнь все связывают с Албеной.

— Ну, конечно, мы с ней давно связаны, я считаю, что ей пора бы уже и ребенком обзавестись. Неплохо бы.

— А свадьба будет?

— По идее, должна быть... Но это должно быть не рядовым событием типа пошли, расписались. Это событие должно запомниться на всю жизнь. Праздник, по идее, единственный в жизни.

— Как вы попали в программу «Ледниковый период»?

— Илья Авербух пригласил. Приглашал и на прошлый сезон, но из-за личных проблем я не смог участвовать в нем. В этом сезоне я сразу же согласился. В этом году было очень много звезд — звездами у нас называют актеров — и, следовательно, был большой спрос на фигуристов, чтобы с этими звездами кататься... Илья распределяет участников: партнеры должны подходить друг другу по весу, по росту, по внешнему виду. Он все решает. Конечно, если я скажу, что не хочу кататься с этой девочкой, то он пойдет навстречу и найдет другую.

— Пишут, что Максим запутался в сестрах Арнтгольц — сначала танцевал с Татьяной, потом с Ольгой. Или наоборот?

— Оля с Таней — близнецы, у них и голоса похожи, и манеры общения. Но мне никогда не составляло труда их различить — совершенно разные характеры. Окружающие шутили, что первого апреля на лед вышла Таня, а я решил, что это Оля.

— Но в Ростов вы приехали с Албеной.

— Таня не может участвовать в проекте, потому что сейчас она, к счастью, беременна, а у Оли гастроли... Но на самом деле это вопросы к Илье. Хотя сейчас, в условиях кризиса, я прекрасно понимаю, почему он так поступил. Но это его решение, которое нами не обсуждается. И мы с Албеной рады, что нам довелось выступить вместе.

— Насколько выгодно участие в таких проектах?

— В условиях кризиса оно не может быть невыгодным. Пока длится шоу мы получаем стабильную зарплату. Мы зарабатываем деньги своим трудом. У нас у всех определенный гонорар. Задержек у нас не бывает. Как в некоторых компаниях. Организаторы точны и корректны.

— Кто больше получает, звезды или спортсмены?

— Это даже не обсуждается. Никто из нас не афиширует свои гонорары... Конечно, Костомаров не может получать меньше меня, потому что он олимпийский чемпион. Но все зависит от того, как договоришься с организаторами... Но вопросы о зарплате мы друг другу не задаем.

— А вы вообще общаетесь между собой?

— Конечно, очень часто. С фигуристами, так вообще всю жизнь вместе... А вчера ходили в театр к брату Егора Бероева. К Егору самому ходили. Они нас приглашали. Хотим к Лере Ланской сходить на «Графа Монтекристо». Ходим вместе отдыхать. Мы же вместе работаем, не можем не общаться...

Читайте также: