Прораб в белом халате

В начале 1981 года по городу поползли слухи о грабителях, которые проникали в квартиры, представляясь врачами. Первым от их рук пострадал директор овощного магазина Мурадян. В его квартиру позвонили двое мужчин, как принято сейчас говорить, кавказской наружности. Незнакомцы представились врачами санэпидстанции и попросили разрешения войти в комнату.
Текст:
Юрий Невзоров
Фото:
из архива ГУВД по Ростовской области
Источник:
«Кто Главный.» № 45
09/06/2020 12:11:00
0

Мужчины были в белых халатах, поэтому жена директора открыла им двери. Едва войдя в квартиру, незваные гости принялись избивать хозяйку. Истязания закончились, лишь когда несчастная женщина указала, где хранятся сбережения и драгоценности. Добыча преступников составила: 16,5 тысячи рублей, золотые украшения, швейцарские часы и югославская дубленка — по тем временам целое состояние. Через неделю «санитары» снова дали знать о себе, ограбив популярную среди городских модниц портниху Сатарову. Для разнообразия налетчики назвались врачами «скорой помощи». Денег у портнихи они не нашли, но забрали золотые украшения на 1,5 тысячи рублей.

Напуганные слухами горожане стали с опаской смотреть на врачей неславянской наружности. Приехавшие по вызову бригады «скорой помощи» подолгу не могли попасть к больным или объяснялись с милиционерами, вызванными бдительными соседями.

Первая кровь.
Понятно, что «санитары» встревожили прежде всего городских спекулянтов, цеховиков и прочих «махинаторов». Было ясно, что грабители знают, к кому приходить.

Не прошло и двух недель после ограбления Сатаровой, как жертвой кавказцев в белых халатах стал заведующий пунктом приема стеклотары Казарян. Хозяин квартиры стойко перенес побои, но не выдал тайника со сбережениями. Налетчики прихватили с собой только 500 рублей, мельхиоровые ложечки и дешевую чешскую бижутерию. Пострадавшая утверждала, что один из нападавших грузин.

Следующей жертвой налетчиков стала семья фарцовщицы Слепневой (фамилия изменена. — «Главный»). Бандиты зарубили хозяйку кухонным топориком, а ее беременную дочь задушили бильярдным кием. Импортную одежду и хрусталь налетчики не тронули. Их добычей стали деньги и золото. Замки на входной двери Слепневых оказались целы. Напрашивался очевидный вывод: убийцы были людьми из ближнего круга Слепневой. То, что грабители жестоко расправились с жертвами, только подтверждало эту версию.

Ростовские теневые бизнесмены переполошились. Встревожилась и армянская диаспора. Напуганные люди требовали от властей реальных мер по их защите. Звонки и возмущенные письма в обком партии, милицию и прокуратуру заставили областные власти принять экстренные меры. Полковник Чернышов, начальник областного управления уголовного розыска, поручил своему заместителю полковнику Сабитову выработать стратегию поиска «санитаров». Информационно-аналитическая работа была поручена опытным следопытам — подполковнику Юрию Закшеверу и капитану Валерию Беклемищеву. Райотделы с удовольствием сплавили в главк все накопившиеся у них «глухари». Информации оказалось так много, что кипы толстых папок с делами заняли весь угол в кабинете Беклемищева. Работать сыщики решили по двум направлениям: медицинскому и кавказскому.


1.jpg

Подполковник Юрий Закшевер.


...Через несколько недель после убийства Слепневых бандиты снова дали о себе знать. В разгар рабочего дня в своей квартире на улице Нансена была убита гражданка Каменева (фамилия изменена. — «Главный»). Женщину задушили, а квартиру ограбили. Муж погибшей Ханцель Фишман был хорошо известен в определенных кругах Ростова и области как барыга, специализирующийся на скупке и перепродаже золота и драгоценностей. Убийство жены и ограбление квартиры повергло его в шок, однако помогать следствию Фишман не желал. К жалобам армянской диаспоры присоединились голоса граждан, озабоченных антисемитскими выходками.

Следующей жертвой налетчиков стала пенсионерка Мария Аральская (фамилия изменена. — «Главный»). Милицию вызвали соседи — их встревожили неприятные запахи на лестничной площадке. Следственная группа долго не могла взять в толк, что послужило причиной убийства бедной старушки, однако когда тело хозяйки выносили из квартиры, милиционеры нашли то, ради чего приходили преступники. Под периной, на которой Аральскую и задушили, находилась большая клеенчатая сумка, набитая золотыми червонцами царской чеканки и украшениями из золота и бриллиантов. Там же лежали десять сберегательных книжек и деньги в нераспечатанных пачках. Убийцы, не догадавшись переворошить грязный матрас, ушли ни с чем.

Соседка убитой рассказала, что несколько дней назад к Аральской приходил почтальон с телеграммой от сына. Как выглядел письмоносец, соседка не видела, но слышала легкий, едва заметный акцент.

Хозяйка пустила почтальона в квартиру. Беклемищев был уверен, что и здесь наследили «санитары».

Тайна записной книжки.
Юрий Закшевер и Валерий Беклемищев работали без выходных. Число неотработанных папок уменьшалось. Однако прошла не одна неделя, прежде чем титанический труд оперативников начал приносить результаты. Беклемищев был уверен, что ключ к раскрытию тайны кроется в записной книжке убитой Слепневой, которая вела строгий учет торговых операций. В ее «гроссбухе» были отмечены почти пятьсот проданных вещей и более трехсот покупателей (слегка зашифрованные). Опросив знакомых потерпевшей, удалось установить ряд клиентов Слепневой. Паспортные столы тоже трудились, не покладая рук, устанавливая их адреса. Кропотливая работа могла занять не одну неделю, но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. ...В ходе одной из операций по ликвидации наркопритонов сыщики задержали нескольких распространителей дурмана. Специалистов по борьбе с наркотиками не хватало, и Закшевера как одного из самых опытных сыщиков привлекли к работе с задержанными — двумя студентами Ростовского медицинского института, выходцами из Грузии. Закшевер быстро получил информацию, которая не только засветила один из каналов поставки наркотиков в Ростов, но и обозначила первого подозреваемого по делу «санитаров». Анзор Гугушвили и Давид Гварамия уже четвертый год учились в Ростове, кое-как перебираясь с курса на курс. Работать в дальнейшем по специальности они не собирались, поэтому изучению медицинских наук они предпочитали рестораны и девочек. Веселая жизнь требовала денег — студенты подрабатывали дежурствами на «скорой помощи». Платили там копейки, но если повезет, можно было раздобыть «стекло» (лекарства из группы морфинов или промедол. — «Главный»), которое наркоманы брали по 25 рублей за ампулу. Закшевера заинтересовал один из покупателей морфия, земляк студентов по имени Зафас. Сыщик вспомнил, что некий «Запас», проходивший у Слепневой под номером 329, купил у перекупщицы кожаное пальто и отдал за него 1200 рублей, огромные деньги. «Запас» и Зафас. Не один ли это человек?


2.jpg

Капитан Валерий Беклемищев.


Студенты подтвердили, что Зафас покупал у них наркотики, избавляя от необходимости искать посредников, а когда парни были на финансовой мели, подбрасывал им немного денег. За это Гугушвили и Гварамия платили своему благодетелю преданностью и готовностью к мелким услугам. Как-то, по просьбе Зафаса, они стащили в институте несколько медицинских халатов и шапочек, а также фонендоскоп — из машины «скорой помощи».

Совпадения могли быть и случайными, но оперативное чутье сыщиков подсказывало, что Зафас — это перспективное направление, способное вывести к раскрытию преступления.

Перспективный работник.
Узнать, кто такой Зафас, не составило большого труда. Однако этот человек мало походил на грабителя и убийцу. Зафас Барциц, прораб треста «Ростовгражданстрой», был на хорошем счету у начальства и считался перспективным работником. К 29 годам он успел получить 2 высших образования (педагогическое и строительное), жениться, успешно поработать на производстве и даже вступить в ряды КПСС. Жил Барциц на широкую ногу. Но этому было объяснение — папа Зафаса был директором центрального рынка в Сухуми. Не забывали прораба и братья отца, занимавшие посты республиканского прокурора в Абхазии и начальника управления в Министерстве внешней торговли СССР. С такими влиятельными родственниками Барциц не испытывал трудностей ни с ростом по служебной лестнице, ни с решением материальных проблем. Версия о причастности такого прораба к преступлениям «санитаров» казалась нелепой, но других версий не было. Не сразу, но портрет Барцица начал обрастать любопытными деталями. Выяснилось, что прораб периодически брал за свой счет отгулы и исчезал из Ростова. Даты его отъездов не совпадали со временем ограблений квартир Мурадяна, Казаряна и Сатаровой, однако все равно это вызывало подозрения.


3.jpg

Зафас «Барсик» Барциц


Интерес следователей вызвал и домик на окраине Батайска, который арендовал Барциц. Зачем он ему, имеющему «трешку» на проспекте Шолохова? Наблюдение за тайным жильем прораба принесло поразительные результаты. Выяснилось, что Зафас в доме практически не живет, но бывает с гостями, среди которых были несколько человек, хорошо известных ростовским милиционерам.

Больше всего удивило появление в Батайске нахичеванского авторитета Хачареса Косияна, известного в уголовном мире как Христя или «Козырь пик». По сведениям милиции, уголовник отошел от активной профессиональной деятельности, но по–прежнему обладал серьезным влиянием в криминальных кругах Ростова-на-Дону.
Христя имел обширные знакомства среди представителей торгово-хозяйственной номенклатуры, по городу разъезжал на «Волге» со спецномерами, отдыхал на «закрытых» дачах среди местного бомонда и поправлял здоровье в номенклатурных клиниках. Вместе с Христей приезжала и его «свита»: Гена Дворников по кличке «Гендулей» и Владимир Даголдиев — «Армян». Оба — уголовники со стажем. Амбалы не отличались высоким интеллектом, поэтому в криминальной иерархии Ростова большого веса не имели. Вдобавок они плотно подсели на наркотики, из-за чего попали в зависимость от Косияна, который подкармливал их «дурью».

Общение законопослушного прораба и матерых уголовников было, конечно, подозрительным. Но... «Косиян вхож во многие кабинеты, поэтому если всех, кто с ним общается, брать в разработку, всего штата УВД не хватит!» — заявили сыщикам в прокуратуре и предложили отрабатывать иные, более перспективные версии.

Домик на окраине.
Однако не зря говорится, что терпение и труд все перетрут. Из Сухуми пришла информация, что в юности Зафас вел далеко не безгрешную жизнь, баловался наркотиками и попадал под следствие за грабежи. От тюрьмы его спасли только авторитет и связи влиятельных родственников. Все его подельники поехали на Север, валить лес, а Барцица отправили в Ростов, под надзор влиятельных земляков.


4.jpg

Вова «Армян» Даголдиев


Опрос жителей, проживающих по соседству в Батайске, показал, что человек, похожий на подельника Зафаса — отсидевшего 9 лет Кутателадзе, бывал в доме у Барцица. Там же по нескольку дней проживал и некий Игорь, установить личность которого милиционеры не смогли.

Полезную информацию добыл и Юрий Закшевер. По своим каналам он установил, что преуспевающий прораб является законченным наркоманом и уже не может обходиться без пары-тройки доз в сутки. Подобные запросы, при цене промедола — 25 рублей за ампулу, могли пробить брешь в любом бюджете. Между тем, Барциц продолжал покупать дорогие вещи, импортную технику и при этом не испытывал никаких материальных проблем.


5.jpg

Игорь «Обезьяна» Айвазян


Важные сведения, ставшие едва ли не ключевыми в изобличении Барцица, поступили из Донецкой области. Там, при ограблении квартиры в Горловке, был задержан ростовский жулик Автандил «Вахо» Ломидзе.

«Вахо» промышлял не один, но его подельники успели сбежать при появлении милиции. Донецкие сыщики предположили, что вместе с «Вахо» в квартире побывали гастролеры с берегов Дона, и прислали фото оставленных на месте преступления отпечатков пальцев. Проверка этой информации принесла неожиданный результат — в квартире вместе с Ломидзе побывали находящийся в бегах рецидивист Игорь Айвазян по кличке «Обезьяна» и уважаемый, законопослушный прораб Зафас Барциц.

Игоря Айвазяна как зарвавшегося беспредельщика в Армении ждали воровской суд и расправа. Сбежав из родных краев, он скрылся в Ростове у небезызвестного Христи.

Армянских грехов беглого рецидивиста вполне хватало для задержания, но «Обезьяна» вовремя скрылся из Ростова.

Подарок к ноябрьским.
Прокурор области Сухоруков высоко оценил проделанную сыщиками работу и распорядился создать специализированную оперативно–следственную группу, в состав которой включил работников уголовного розыска, уже принимавших участие в розыскных мероприятиях, и сотрудников следственного аппарата прокуратуры. Руководителем группы Сухоруков назначил опытного сотрудника — старшего следователя областной прокуратуры Васильева. Тот уже работал по убийству семьи Слепневых и был в курсе всех событий, связанных с делом «санитаров».

Всех, «засветившихся» в связях с Барцицем, взяли в разработку и организовали круглосуточное наблюдение. «Санитары» обретали все более четкий облик. К известным уже фигурантам в деле добавились Солтан Султанов, известный как «Султан», братья Халояны и старый приятель Барцица Гриша Кутателадзе.

После того, как была проведена титаническая работа и перспективы успешного раскрытия громкого дела стали реальными, многие функционеры УВД и прокуратуры пожелали обозначить свою причастность к раскрытию преступлений «санитаров».


6.jpg

Гриша «Ада» Кутателадзе


Советчики предлагали не затягивать расследование, а, арестовав всех подозреваемых, закончить оперативную часть дела и передать материалы следствию. Слабая доказательная база и отсутствие многих важных для следствия улик их мало смущали.

Васильев не соглашался: поспешные, непродуманные решения могут только погубить дело. Васильев хорошо представлял, кто такой Барциц и какие влиятельные люди стоят за ним. Да и Косиян с его авторитетом в Нахичевани и связями среди городских чиновников тоже не был подарком.

Завершить оперативные действия группе не дали. Приближались ноябрьские праздники. В эти дни было принято рапортовать об успехах. «Наверху» посчитали целесообразным приурочить к знамена- тельным датам раскрытие нашумевших преступлений. Сыщикам приказали «не мудрить!» и немедленно задержать Барцица.

Наружное наблюдение сообщило о серьезных изменениях в поведении прораба. Внешне он сильно похудел и осунулся. Было видно, что Барциц психологически сломлен и близок к панике. Выходя на улицу, Зафас постоянно озирался, выезжал на красный свет светофора, разворачиваясь поперек движения, или, включив правый поворот, поворачивал налево.


7.jpg

Заместитель начальника уголовного розыска РО Амир Сабитов.


Понимая, что нервы Барцица уже на пределе, и он может попытаться бежать, оперативники усилили за ним наблюдение и начали готовиться к задержанию. Арест прошел тихо. Ночью прораб подъехал к своему дому, быстро поднялся в квартиру. Через несколько минут вышел. Здесь у подъезда на него и надели наручники.

Зафас впал в состояние шока. Он даже не попытался избавиться от пакета, который вынес с собой. В пакете милиционеры обнаружили несколько упаковок с наркотиками, деньги и документы, в машине — нож и пистолет. Когда Барцица везли в управление уголовного розыска, он всю дорогу обреченно молчал и лишь при въезде во двор вздохнул и непонятно чему усмехнулся.

Сбежавшие санитары.
Между тем шок от ареста у Барцица прошел. Не зная, что известно следствию, Зафас хранил молчание или ограничивался пустяками. Прораб надеялся на помощь влиятельных родственников. И не напрасно.

Там, «наверху», советовали спустить дело «на тормозах». Анонимные звонки, письма с угрозами и недвусмысленными предупреждениями повалили валом. Сыщиков соблазняли посулами и обещаниями. Влиятельный чиновник в приватной беседе предлагал Валерию Федоровичу и Юрию Михайловичу на выбор ордена, высокие должности в области или перевод в Москву.

Но сыщики продолжали добывать новые сведения, выявляя неизвестных ранее фигурантов дела. Они установили, что к убийству семьи Слепневых приложили руку Барциц, «Гендулей» Дворников и «Султан» Султанов...



Улики.


Начало арестов основных фигурантов приурочили к новому 1982 году. Однако преступники не рассчитывали на молчание Зафаса и, как крысы с тонущего корабля, пустились в бега. Сыщикам из Ростовского уголовного розыска пришлось изрядно покататься по стране, прежде чем разбежавшиеся «санитары» были водворены на нары следственного изолятора.

Дворникова арестовали в Ворошиловграде, где «Гендулей» скрывался у родственников. Оперативники взяли его «на живца», предложив через третьих лиц партию наркотиков.

Наркотики подвели и Султанова. Не выдержав ломок, он в поисках порции «ширева» выбрался из своей берлоги и тут же попался.

В феврале из Сухуми привезли Гришу Кутателадзе, а в марте из Сибири — «Обезьяну» Айвазяна. Матерый уголовник попался в Кемерово при банальной проверке документов. Доставку преступника в Ростов оперативники Лиознов, Мясников и Алексеев до сих пор вспоминают, как одно из наиболее памятных событий в своей жизни. Понимая, что терять ему нечего, Айвазян решил устроить аварию самолета и на взлете попытался открыть основной люк самолета. Пассажиров спасла мгновенная реакция милиционеров, которые с трудом скрутили разбушевавшегося преступника.

Христя Косиян не прятался, потому что не верил в возможность своего задержания. Однако на всякий случай попытался отлежаться в больнице, где его и взяли во время медицинских процедур. В тот же день оперативники надели наручники и на верного боди-гарда Христи Вову Даголдиева.

Припертые к стене неопровержимыми уликами, опознанные свидетелями и потерпевшими, Айвазян, Косиян и остальные участники банды начали давать информацию.

Кому нары, кому — «Знак Почета».
Криминальная география деятельности «санитаров» поражала воображение. Свои преступления они совершали на Украине, в Узбекистане, в Подмосковье, в Ленинграде, за Уралом и в Поволжье.

Удалось установить, что мозговым центром и основным наводчиком в банде был Зафас Барциц, имевший среди коллег по промыслу кличку «Барсик». При этом прораб не чурался и черновой криминальной работы, частенько участвовал в разбоях и грабежах.

Христя, старый авторитет, тоже не сидел на печке. Он не только руководил «бригадами», но и сам выходил на дело.

Самыми активными налетчиками были «Обезьяна» Айвазян и «Ада» Кутателадзе, они действовали вахтовым методом, появляясь в Ростове для получения задания, и исчезали, выполнив свою работу. На их счету значилось наибольшее число преступлений и участие во всех убийствах, совершенных «санитарами». Всего в ходе расследования «санитарного» дела оперативниками были задержаны более 40 подозреваемых. Выяснилось, что банда работала четыре с половиной года.

Преступники рядились не только под медицинских работников, но и под милиционеров, сантехников, сотрудников энергосетей и других работников, чье появление в домах не вызывало у граждан подозрения. Точка в деле «санитаров» была поставлена 3 сентября 1984 года.

Решением Ростовского областного суда Айвазян и Кутателадзе были приговорены к смертной казни, правда, через 2 года Верховный суд СССР отменил это приговор и заменил высшую меру наказания на 15 лет заключения. Косиян получил — 15, Дворников — 14, а Султанов — 13 лет лишения свободы. Барцицу и Догалдиеву суд определил по 9 лет исправительно-трудовых лагерей.

Труд оперативных работников и следователей был также оценен по достоинству — специальным Указом Президиума Верховного Совета СССР Валерия Беклемищева наградили орденом Красной Звезды, а следователя прокуратуры Льва Васильева — орденом «Знак Почета».

Читайте также:


Текст:
Юрий Невзоров
Фото:
из архива ГУВД по Ростовской области
Источник:
«Кто Главный.» № 45
09/06/2020 12:11:00
0