Ростовские улицы с женским лицом

Из двух с половиной тысяч бульваров, площадей, переулков, проспектов и улиц Ростова лишь пятнадцать имеют отношение к прекрасной половине человечества.
Текст:
Лариса Кружалина
Источник:
«Кто Главный.» № 63
07/01/2020 11:48:00
0

Любопытно, что все существующие ныне женские названия появились в советский период.
На дореволюционной карте Ростова можно обнаружить только одно женское имя — Екатерина. Екатерининской называлась современная улица Красных Зорь. А еще в Нахичевани была Екатерининская площадь. Когда-то бывшая главная площадь армянского города сменила много названий — сначала она была Гостиной, после завершения строительства собора Григория Просветителя — Соборной, когда в 1894 году здесь появился памятник Екатерине II — площадь стала Екатерининской. В 1917-м памятник был снят и переплавлен на заводе «Красный Аксай», на немного доработанном пьедестале установлена скульптура Маркса, а площадь названа его именем.
Большинство нынешних названий связаны с женщинами-борцами за светлое будущее. Из «неборцов» — писательница Вера Панова и математик Софья Ковалевская.
Улица Веры Пановой расположена в Первомайском районе, в той его части, которая застраивалась в начале тридцатых годов вместе с возведением «Ростсельмаша».
Правда, на этой улице Панова никогда не жила. В своей последней книге «Мое и только мое» она написала о Ростове своего детства: «В нашей гостиной три окна. Они выходят на Георгиевскую улицу. Георгиевской она зовется потому, что в одном ее конце, там, где выгон и мусорная свалка и где весной бывает ярмарка с качелями и каруселью, находится церковь св. Георгия. Эта церковь — армянская, мы живем в пригороде Ростова-на-Дону, так называемом Нахичеване-на-Дону, этот пригород густо заселен армянами. Когда мы ходим с няней гулять по Садовой улице, нам встречаются румяные усатые армянские мальчики в гимназической форме и девочки с синеватым отливом волос и с ресницами густыми, как щеточки...».
Софья Ковалевская к Ростову никакого отношения не имеет, но улица ее имени в городе есть. Ковалевская была первой в мире женщиной-профессором математики. О ее математических работах знал весь образованный мир. По легенде, когда в имении родителей Софьи ремонтировали дом, обоев на детскую комнату не хватило и одну из стен оклеили листками из учебника математики. Малышка часами рассматривали загадочные знаки...
Когда Софье было 13, она влюбилась в Федора Достоевского, который в то время ухаживал за ее старшей сестрой Анной. В своих «Воспоминаниях детства» она напишет об этой влюбленности: «А ведь, может быть, у Федора Михайловича такой вкус, что я ему нравлюсь больше сестры,— думается мне и, по машинальной детской привычке, я начинаю мысленно молиться: — Господи, Боже мой! пусть все, пусть весь мир восхищается Анютой,— сделай только так, чтобы Федору Михайловичу я казалась самой хорошенькой! Федор Михайлович называл меня своим другом, и я пренаивно верила, что стою ближе к нему, чем старшая сестра, и лучше его понимаю. Даже наружность мою он восхвалял в ущерб Анютиной».
Все остальные дамы, представленные на карте Ростова, были либо ярыми борцами за идею, либо героически погибли.
Две иностранки на ростовских улицах — Клара Цеткин и Роза Люксембург. Подруги-революционерки, придумавшие 8 Марта, были любимы и почитаемы в нашей стране за свои политически верные феминистские взгляды. При этом «Дикая Клара», как ее называли, отрицающая разделение общества на слабый и сильный пол и стремившаяся уравнять женщин в правах с мужчинами, была хорошей женой и матерью. Хотя ее личная жизнь и складывалась не совсем удачно. Союз с гражданским мужем, революционером-эмигрантом из России Осипом Цеткиным продлился недолго. Он умер от туберкулеза, оставив женщину с двумя маленькими детьми — Константином и Максимом. В 41 год она вышла замуж за художника Фридриха Цунделя, который был моложе ее на 18 лет. Вместе они прожили 16 лет, потом расстались и еще полтора десятилетия Клара не давала супругу официального развода.
Лучшая подруга Клары — Роза, несмотря на воинственное поведение, обладала душой тонкой, нежной и ранимой. В молодости она писала: «Если мне когда-нибудь захочется снять с неба пару звезд, чтобы подарить кому-нибудь на запонки, то пусть не мешают мне в этом холодные педанты и пусть не говорят, грозя мне пальцем, что я вношу путаницу во все школьные астрономические атласы». «Красоту ей заменил острый ум, страстность и высокий, напряженный, — вспоминал Лев Троцкий, — как струна, голос, который прорезывал бурные протесты баварских, баденских и иных оппортунистов. Как они ненавидели ее! И как она их презирала! Маленького роста и хрупкого сложения, она возвышалась на трибуне съезда, как воплощенная мысль пролетарской революции». Единственный ее брак с немецкоподданным был фиктивным — Розе требовалось гражданство Германии. Детей у нее не было. Зато ее любовником был сын Клары Цеткин — Константин. Такие вот высокие отношения.
Праздник 8 Марта, которому Роза и Клара положили начало, тоже нашел свое место на карте Ростова. Еще совсем недавно на карте можно было обнаружить целых два «восьмых марта» — так называлась улица и парк в Ленинском районе. Но в 2008 году в парке построили церковь Святого Дмитрия Ростовского, после чего его переименовали в Дмитриевский.
...Сейчас мало кому известно, кто такая Татьяна Малюгина. Даже улице, названной ее именем, часто ошибочно приписывают мужской род: «улица Малюгина» вместо «улица Малюгиной». До революции эта улица называлась Пятой. В 1946 году ей присвоили имя Татьяны Малюгиной.
Учительница истории Малюгина во время войны взяла на себя командование санитарным взводом Ростовского полка народного ополчения. В ноябре 1941 года они вместе с мужем, спасая раненых солдат, пытались переправить их на ручной дрезине по железнодорожному мосту через Дон на левый берег, чтобы отвезти в Батайский госпиталь, но подорвались на мине и погибли.
Еще одна отважная ростовчанка — разведчица-радистка Ольга Первеева. Улица ее имени находится в Октябрьском районе, проходит от проспекта Буденновского до Студенческого парка, параллельно улицам Юфимцева и Лениногорской. Школу Оля бросила, как только началась война, и пошла на фабрику шить гимнастерки и фуфайки для армии. Сначала она была дружинницей ПВО , а затем дала согласие стать разведчицей. Осенью 43-го немцы схватили ее, пытали и, ничего не добившись, расстреляли.
Похожая участь постигла Лизу Чайкину, Зою Космодемьянскую и Любовь Шевцову, к Ростову отношения не имевших. Их имена можно встретить на ростовских улицах: Зои и Любови —в Первомайском районе, а небольшой переулок Чайкиной —в Железнодорожном.
Печальна история и Этель Борко. Ее имя носит улица в Ворошиловском районе Ростова. Она начинается с небольшой площади Борко и спускается к Северному водоему.
Еще в Бердичевском коммерческом училище Этель вступила в кружок революционной молодежи. За участие в маевке еврейскую девушку из училища исключили.
В надежде отвлечь дочь от «опасных дел», семья Борко переехала в Ростов. Этель поступила в Донской университет —и сразу же возобновила связь с подпольем.
Когда на Дону к власти пришли большевики, Борко занималась пропагандой, выступала на первом съезде советов Дона.
Когда большевиков вытеснили ≪белые≫, Этель ушла в подполье. Как ответственный курьер Донкома передавала указания руководства, занималась пропагандой среди рабочих, доставляла оружие и взрывчатку, устраивала диверсии (Новочеркасский мост был взорван при ее личном участии). Слишком активную Этель вскоре заметили. Контрразведка ≪белых≫ начала ее поиски, предал девушку кто-то из своих. Этель арестовали и заключили в тюрьму, где она погибла: то ли случайно, то ли по приказу часовой с вышки выстрелил в открытое внутрь двора окно камеры и попал в нее.
Улица Никулиной находится в Октябрьском районе, в одном из кварталов «Болгарстроя». Улица названа в честь бывшего командира второй эскадрильи женского полка ночных бомбардировщиков, Героя Советского Союза, почетного гражданина Ростова Евдокии Никулиной. Полк, в котором она служила, сыграл большую роль в обороне, а затем и в освобождении Северного Кавказа. Это была необычная воинская часть: во всем полку лишь один мужчина, да и тот — шофер. Девушки летали на легких самолетах По-2. Мало кто мог предположить, что в годы войны эти обычные «кукурузники» станут настоящим ночным кошмаром для гитлеровцев, давших им прозвище — «ночные ведьмы». После войны гвардии майор Никулина ушла в запас, а затем в отставку. В 1948 году окончила Ростовскую партшколу, в 1954 году —педагогический институт. Работала в городском комитете партии.
Кроме Никулиной еще три иногородние летчицы дали свои имена ростовским улицам. Это Валентина Гризодубова, Полина Осипенко и Марина Раскова. В сентябре 1938 года на самолете АН Т-37 ≪Родина≫ они совершили беспосадочный перелет Москва —Дальний Восток, протяженностью 6450 км, установив женский мировой авиационный рекорд дальности полета. За что в ноябре этого же года всем членам экипажа присвоили звания Героев Советского Союза.
Наш список завершает улица имени Надежды Крупской — бессменной спутницы и супруги вождя мирового пролетариата. Улицы, носящие ее имя, есть в большинстве городов бывшего СССР.
С концом советской власти пришел конец и дамскому периоду в названиях ростовских улиц. За последние двадцать лет женское имя не получила ни одна из здешних улиц.

Читайте также: