Архитектор Васильев

«Главный» изучил работы ростовского зодчего, сформировавшие исторический облик и композицию застройки центра города.
Текст:
Сергей Медведев
Фото:
автора, а также использованы архивные фотографии
Источник:
«Кто Главный.» № 120
22/01/2020 11:28:00
0

Одни авторы статей о творчестве Григория Васильева называют его «счастливым архитектором», потому что большинство построенных им зданий сохранилось до сих пор. Другие говорят, что он страдал, видя, как при советской власти уничтожались его работы — в основном церкви.
Правы и те и другие. Но думаю, что Васильев все-таки — счастливый архитектор. 90 процентов построенных им зданий, в том числе и церкви, дожили до наших дней. В разном, конечно, состоянии, но дожили...


!Name_of_the_street-2.jpg

Городским архитектором Григорий Николаевич Васильев стал в 1901 году. Городской архитектор — официальная должность при городской управе. Должность не эквивалентна нынешнему «главному архитектору», таких людей могло быть несколько.
Первое здание, построенное Васильевым в этом качестве, — школа поварского искусства и домоводства (рис. 1) в Николаевском переулке, сразу за городской Думой. Здание сохранилось до наших дней — теперь это ресторан.
Любопытно, что в отчете «Приазовского края» об освящении школы подробно перечислено, в честь кого были тосты, произнесенные при освящении учебного заведения (в честь императора, военного министра и т.п.), но имя архитектора не упомянуто, отмечается, что «здание сооружено в изящном стиле» на средства «водочного короля» Н.И. Токарева, — школа обошлась ему в 20 тысяч рублей.
Между тем к 1901 году Васильев уже построил несколько приметных для Ростова зданий. Самое известное — сочетающий элементы барокко и классицизма домик с башенкой на углу Большой Садовой улицы и Богатяновского проспекта (рис. 2). Дом построен в начале 1890-х. До революции там находились: галантерейный магазин X. Мермелыштейн, фабрика по производству халвы Н.М. Масалитина, колбасная фабрика Бейтлан и Кюнцельм, конвертная фабрика Н.И. Кравченко, часовой магазин Ф. Волошиновой. В 1920-е годы дом был национализирован, на втором этаже появились жилые квартиры. В 1950-х годах первый этаж здания занимали: «Парикмахерская», «Кондитерские изделия», «Пивная». С 90-х годов в здании располагались гостиница и предприятия общепита, у здания было несколько собственников, враждовавших между собой. Сейчас здесь ресторан «Нью-Йорк».
Второе здание, построенное по проекту Васильева, — это Ростовское ремесленное училище на улице Скобелевской. 1896 год. В советское время училище стало радиотехникумом. Сегодня это колледж радиоэлектроники информационных и промышленных технологий (рис. 3).
По проекту Васильева в 1898 году был построен и доходный дом Кушнарева. Речь идет о домиках-близнецах на проспекте Соколова, 22. Это слева от обладминистрации, если стоять лицом к Дону (рис. 4). В оформлении фасадов использованы элементы кирпичного декора, характерные для готики и неокласси­ки.
С 1910 года в домиках размещалось женское ремесленное училище.
В 1920-х дома стали муниципальными. На втором этаже располагались квартиры. Первый этаж дома с 1946 года занимали управление хлебопекарной промышленности и пекарня. Так было до самого начала 90-х.
Во время войны, кстати, в здание не попала ни одна бомба.
Сегодня домики — частная собственность. Ими владеют хозяева квартир плюс коммерческая фирма. Как гласит поговорка, у семи нянек дитя без глазу. Памятник истории и культуры разрушается. Городские власти давно обещают «принять меры» к владельцам. Но отчего-то до сих пор не приняли.


!Name_of_the_street-3.jpg

О личной жизни архитектора Васильева известно очень мало. Даже фотографий Григория Николаевича не сохранилось (я не нашел).
Родился он в 1868 году. Где — неизвестно. В 1897 году окончил курс Императорской академии художеств с большой серебряной медалью от Московского художественного общества со званием художника архитектуры за проект оперного театра.
Васильев часто публиковался в Санкт-Петербургском журнале «Зодчий» — описывал новую ростовскую архитектуру, в том числе и свою.
Всю жизнь (включая советский период) Григорий Николаевич жил в недорогой квартире доходного дома, до революции принадлежавшего Х.Ш. Гринштейн, на углу Пушкинской и Малого (ныне имени Чехова) проспекта (рис. 5). Думаю, жил не бедно: заказчиками Васильева были самые богатые люди города: уже упомянутый Токарев, промышленники Парамоновы — по их заказу было выстроено двухэтажное здание городского училища на Пушкинской улице. Первый этаж — мужское училище, второй — женское. Дар городу.
Фотография училища, построенного в стиле модерн и получившего имя Елпидифора Парамонова, была опубликована в 1914 году в журнале «Зодчий». «Ростов-на-Дону. Здание для городского училища «имени Е. Парамонова» построено по проекту арх. Г.Н. Васильева наследниками Е.Т. Парамонова на отведенной городом земле. В нем помещается теперь народный университет. Отопление — водяное с вытяжной и приточной вентиляцией предварительно нагретым воздухом. Стоимость постройки — 110 тыс. руб.».
Модерн в Ростове не распознали. «Здание училищ имени Е.Т. Парамонова является одним из лучших школьных зданий в Ростове-на-Дону. Это двухэтажный дом, построенный в греческом стиле… Каждое училище (мужское и женское отделения. — «Главный») имело светлый рекреационный зал, отдельные парадные входы и гардеробные. При училищах находится большой двор, часть которого была отведена под площадку для детских игр, а часть — под древонасаждения», — сообщал «Приазовский край» от 2 ноября 1913 года.
Об архитекторе, построившем это чудесное здание, — ни слова.
Сейчас это Северо-Кавказский научный центр (рис. 6). У входа — мемориальная доска, посвященная Жданову. Парамоновым доски нет. Не говоря уже о Васильеве.


!Name_of_the_street-3 copy.jpg

Приложил руку Григорий Николаевич и к строительству двух других зданий, известных ныне как главные корпуса Южного федерального университета и Ростовского педагогический университета, в 2006-м включенного в состав ЮФУ.
Начнем с последнего (рис. 9). Вот что в 1912 году писала на сей счет газета «Приазовский край»:
«Решила наша дума
Доходный строить дом.
О боже, сколько шума
Тут поднялось кругом.
Кто тешится проектом, как малое дитя,
А кто другим объектом
Тут занят не шутя.
Кусочек очень лаком.
Не дом, а пирожок.
Подрядчики со смаком
Спешат к нему в кружок.
Мечты о сладкой доле,
Кому подряд сдадут...
И слюнки поневоле
Заранее текут».

Был объявлен конкурс на лучший проект Доходного дома с премиальным фондом 1 800 рублей. Первое место — 1 000 руб. Второе — 500. Третье — 300.
Васильев, кстати, входил в жюри конкурса.
Первая премия было присуждена проекту студента Института гражданских инженеров И.Е. Черкесову (Черкесиану). Вторая — киевскому инженеру И.Г. Торову, через некоторое время также ставшему городским архитектором. Третью получил Васильев.
Кстати, все проекты были очень похожи.
Проект Черкесова был принят за основу. Васильев внес некоторые изменения в работу студента.

В это же время был построен и доходный дом купца Кистова (рис. 10). Впрочем, сам Васильев опровергает этот факт, мол, это дом не Кистова, а городской.
Из заметки в журнале «Зодчий» № 35–38 1917 г.
Архитектор Г.Н. Васильев написал следующее: «Это здание, заканчивавшееся постройкой в начале войны, представляло городской дом, временно затем приспособленный под лазарет. С переводом последнего в другое место в городском доме помещен Варшавский университет, для которого произведены соответствующие приспособления.
Отопление устроено паробетонное (система инженера Яхимовича), с вытяжной вентиляцией, которая приводится в действие зимой тепловыми побудителями, а после прекращения топки — электромоторами.
Междуэтажные перекрытия все железобетонные, полы — паркетные, в некоторых же помещениях — из плиток. В уборных и в умывальники проведена горячая и холодная вода. Имеются лифты. Освещение электрическое. Во всех помещениях много света».
На сегодняшний день здание — одно из красивейших на Большой Садовой. Как пишут в справочниках, «пятиэтажное здание сложной конфигурации представляет интерес как характерный пример доходного дома в стиле модерн. Это один из тех значительных общественных объектов города 1910-х гг., которые сформировали исторический облик, масштаб и композицию застройки старого центра».


!Name_of_the_street-4.jpg

В общем, как мы видим, Васильев был человеком разносторонним: ему были интересны и готика, и модерн, и эклектика. Но, как предполагает краевед Любовь Волошинова, в душе он был приверженцем традиционных архитектурных форм, и это наглядно проявилось в строительстве православных храмов.
В «Донских епархиальных ведомостях» весной 1904 г. появилось объявление: «Архитектор Г.Н. Васильев специально принимает на себя составление проектов и смет на постройку церквей, школ, часовен и домов причта».
До наших дней дожил в практически неизменном виде возведенный в 1913 году храм во имя Вознесения Господня на Братском кладбище — небольшая кирпичная пятиглавая церковь с шатровой колокольней (рис. 11).
Сретенскому храму в Александровке (рис. 7) повезло меньше.
Он был построен в 1911 году как трехглавый храм «с доминирующей центральной главой на высоком световом барабане и двумя боковыми — меньших размеров, над приделами. Сам притвор был увенчан высокой прямоугольной в плане звонницей с оригинальным завершением».
До наших дней звонница не дожила. Но масштабы храма оценить можно.

В 1915 году журнал «Зодчий» сообщил, что в Ростове-на-Дону «спроектирован и выстроен каменный храм в стиле церквей XVIII века, по типу храмов Ростова Великого… Храм выстроен трехпрестольным — с перекрытием железобетонными сводами полуподвала, в котором размещается склеп и котельная, вмещает 1 200 человек… Иконостас деревянный (липовый) резной — в стиле XVI века со сплошной позолотой. Живопись фряжского письма. Все постройки производились по проекту и под наблюдением архитектора Г.Н. Васильева».
Иоанно-Предтеченская церковь (рис. 8) находилась рядом с нынешним Лендворцом, строительство которого — как дворца труда имени Ленина — началось в 1925 году.
Понятно, что церковь и дворец труда не могли сосуществовать в непосредственной близости. Храм разобрали.
Кстати, Васильев разрабатывал эскизный проект и для Дворца имени В.И. Ленина. Считается, что проект не был принят как раз из-за Иоанно-Предтеченской церкви, мол, «архитектор Васильев по специальности церковник — строил по преимуществу церкви, и потому Дворец Труда по его проекту будет похож на церковь...»

К 1926 году Васильев уже не был городским архитектором, с 1924 года он сотрудник Управления Донского окружного инженера.
Известна лишь одна его постройка советского периода — странный пятиэтажный дом на Б. Садовой (рис. 12). По сути, это два дома, объединенные террасой над арочным проездом. В левом крыле дома всегда располагались магазины (раньше — продуктовые, а сейчас там, кажется, торгуют ножами). Справа всегда был общепит (помните кафе «Космос»?), сейчас там подают бутерброды.

Васильев умер в 1932 году. Практически все уцелевшие творения Григория Николаевича признаны памятниками архитектуры — федерального или регионального значений.

Читайте также: