Мы будем долго гнать велосипед

«Главный» продолжает поиски уникальных явлений, предметов, людей. На этот раз мы решили перечитать старинные газеты и выяснить, как и при каких обстоятельствах появились в нашем городе первые велосипеды.
Текст:
Вячеслав Хмыров
Источник:
«Кто Главный.» № 54
10/04/2020 12:53:00
0

Первый «бициклет», как тогда называли велосипеды, появился на улицах нашего города около 1889 года. Именно тогда, 4 мая, в газете «Донская пчела» было помещено рекламное объявление с забавным двухколесным профилем в рамке, гласившее: «Новость!!! Общедоступный велосипед «Свифт» №2. До 500 велосипедов на складе! 150 рублей, включая пересылку и упаковку. Вновь заключенное выгодное условие с первым заводом Англии дало нам возможность определить такую небывало низкую цену на этот новый тип «Свифта», только что появившийся. Выстроен специально для русских дорог. Мы предостерегаем почтенную публику от многочисленных подделок под названием «Свифт»; завод ручается только за велосипеды, приобретенные на нашем складе». Реклама была столичной: внизу мелкими буквами сообщалось, что заказать велосипед можно в Москве по адресу: Кузнецкий мост, дом Голицына, в торговой фирме «Ж. Блок». 

Своих велоторговцев в Ростове еще не существовало. «Небывало низкая цена» в 150 рублей на самом деле была баснословной, «самокатный экипаж» — диковинка для избранных. Что же до марки, то фирма Блока не зря продвигала именно «Свифт» — в конце XIX века эта модель английской компании Coventry Machinists считалась чем-то вроде «Роллс Ройса» среди велосипедов. «Свифт» закупался царским правительством для русской армии. Между тем, велосипедная реклама начинает мелькать на страницах ростовских газет все чаще и чаще. В конце 90-х годов XIX века в «Доно-Азовском календаре» можно найти объявление ремонтно слесарных мастерских, в перечне услуг которых появляется пункт о ремонте «железных коней». «Кони» ломались — из-за скверных ростовских мостовых в поломках была повинна и сама конструкция «бициклетов», до 1891 года еще не имевших надувных шин. 

Популяризации нового транспортного средства способствовали и заезжие цирковые труппы, в программы которых тогда входили номера с участием трех-, двух и даже одноколесных велосипедов. Так, «Донская пчела» от 7 сентября 1889 года писала о представлении гастролировавшего в Ростове цирка Сур, во время которого ожидался «выезд приглашенного только на несколько дней велосипедиста на одном колесе и концертиста на моноцикле Александра Скури». А 30 ноября в этой же газете сообщалось, что «в субботу в театре Асмолова проездом из Парижа в Персию дает свое первое представление знаменитая, единственная в мире американская труппа велосипедистов под управлением придворного артиста английской королевы Вильона». 

...К 1892 году спрос на велосипеды уже настолько велик, что фирма Блока решает открыть в Ростове свой филиал, расположившийся в доме Гербера по Большой Садовой (сейчас на этом месте областное УВД . — «Главный»). Годом раньше на Садовой велоторговлю запускает известный магазин Майерского. По улицам города вместе со «Свифтом» начинают разъезжать и другие марки — «Виннет», «Русский клуб», «Молния», «Империал». Велосипед начала 90-х годов XIX века по своим ТТ Х являл сочетание легкой и прочной рамы из тонкостенных металлических труб, цепной или, реже, шестеренной передачи и 28-дюймовых колес, оснащенных пневматическими шинами системы Данлопа, позволявшими развивать по городу скорость до 25 верст в час. Судя по реакции, которую это вскоре повлекло, владельцы «железных коней» старались выжимать из них максимум... Если поначалу велосипедистов ввиду их немногочисленности попросту не замечали, то по мере роста их рядов росла и враждебность по отношению к велосипедистам. 

Недовольные нашлись во всех слоях ростовского общества. Злились надзиравшие за уличным порядком жандармы, считавшие, что человек на двух колесах — это возмутительный непорядок. Чиновники считали, что всякая частная инициатива требует обязательного разрешения сверху. Консервативно настроенная интеллигенция усмотрела в езде на велосипеде проявление дурного вкуса и безнравственности. В 1895 году «вопрос о двух колесах» попал на рассмотрение городской думы. Как писал «Приазовский край», вопрос думскими гласными решался тогда даже не в том ключе, на каких условиях следует разрешить велосипедную езду, а в том, допустима ли она вообще, и не стоит ли наложить на нее вето. 

Запрет в итоге сочли неоправданно строгой мерой, но число высказавшихся за него было достаточно велико. Любители велосипедов были обязаны брать номера на право езды в городской управе, предварительно получив на то аттестацию полицейского управления. Так что прежде, чем сесть на велосипед, их владельцам теперь приходилось трепать себе нервы в бюрократической волоките. 

Символично, что в 1899 году велосипеды стали продаваться в здании вновь выстроенного Городского дома (нынешняя мэрия. — «Главный»), куда переехала и еще недавно противившаяся им дума. Однако стражи порядка, непосредственно имевшие дело с лихачами на «Молниях» и «Свифтах», конфликтовали с ними еще на протяжении долгого ряда лет. Так, на страницах «Донской речи» за 1901 год можно узнать о «частых недоразумениях, возникающих между полицией и местными велосипедистами, разъезжающими по тротуарам и Большой Садовой». Интеллигенция, которую трудно заподозрить в симпатиях к жандармам, в этом вопросе проявляла с ними удивительную солидарность. 

Один из поборников строгих нравов негодовал в ростовской печати: «Мы терпим даже велосипедистов, усиленно рекламируемых в последнее время, этих маргариновых героев дня. Вот триумфаторы девятнадцатого столетия! В наш век все измельчало, и место героев войны, науки и мысли заняли велосипедисты. Ноги заменили мыслительные способности. Ныне ногами можно сделать карьеру». 

...В конце 90-х годов велосипед уже настолько прочно вошел в жизнь донских обывателей, что на нем колесили не только мужчины, но и женщины, и дети. Особенно популярны марки «Кливленд», «Рэмблер» и «Гумбер». Тогда же на месте снесенных крепостных валов (в районе современного парка имени 1 мая. — «Главный») был выстроен циклодром. На тот момент велоспорт уже имел в городе некоторые традиции. Несколько лет подряд проводились кубковые заезды по маршрутам Ростов-Самбек и Ростов-Куричья Коса. 

К соревнованиям на циклодроме приглашались и звезды всероссийской величины — гремевшие тогда на всю страну Уточкин, Комарь, Моренов, Шапошников и другие. Необычное зрелище всякий раз собирало на трибунах не менее двух-трех тысяч человек. Для того чтобы представить, какая атмосфера царила на асмоловском циклодроме, достаточно процитировать ярого и последовательного противника велокультуры — обозревателя «Донской речи», писавшего под псевдонимом Эль: «Там «шапошниковцы», «мореновцы», «гордеевцы» и прочие фракции точно в рейхстаге занимали заранее определенные места и поддерживали своих любимцев с жаром искреннего убеждения или бесстыжего клакерства. 

Там забывалось все на свете кроме непомерно развитых икр генералов велосипедного искусства. Там надрывалось горло до хрипоты от громких «виватов» победителю... Там гениальность рыцарей стального коня поддерживалась и укреплялась кулаками поклонников. Там устраивался нелегальный тотализатор, и признательные поклонники заткнули бы за пояс Козьму Минина своей готовностью заложить жен и детей и поставить на карту все для своего любимца... Нужно было видеть, как затихала толпа, как по ней пробегал «священный трепет», когда проходил велосипедист, отмеченный перстом дарования, и как затем это настроение сменялось криками энтузиазма. Нужно было видеть, как млела от восторга какая-нибудь девица, когда ей выказывала знак внимания неприличная фигура велосипедиста». На полосах тех же газет рядом с гневными речами с трепетом описывались малейшие нюансы выступлений Шапошникова и Моренова. «Шапошников замедлил ход, как вдруг на него налетел ехавший сзади велосипедист и сильным ударом сшиб его...» «Шапошников без чувств повалился на землю...», «В публике произошел переполох. Шапошникова спрыснули водой и привели в чувство...». 

Даже все тот же Эль, с унынием наблюдавший за гонками, был вынужден констатировать: «Положительно можно утверждать, что ни один род искусства, ни один талант не вызывали такой бури восторгов, таких ярых поклонников, как уродливые велосипедные гонки». В 1901 году на ростовском ипподроме прошли соревнования велогонщиков и скаковых лошадей. Они были призваны ответить на вопрос, волновавший всех без исключения: кто быстрее. Победил велосипед!

Читайте также: