В Ростове-на-Дону на углу Шекспира и Гоголя

Судя по обилию в Ростове улиц, названных в честь писателей и поэтов, читают в нашем городе много и литераторов чтят. «Главный» решил разобраться, кто из них действительно жил и писал в Ростове, а кто просто проезжал мимо.
Текст:
Лариса Кружалина
Источник:
«Кто Главный.» № 64
30/12/2019 18:18:00
0

В Ростове есть улицы, носящие имена Радищева, Гоголя, Шевченко, Чернышевского, Герцена, Вересаева, Пришвина, Анри Барбюса, Шекспира, Блока, Достоевского, Лермонтова, Державина, Лескова, Некрасова, Демьяна Бедного. И так далее. Всего на карте города можно найти имена примерно ста писателей.
С большой вероятностью можно сказать, что большинство этих товарищей (исключая, пожалуй, Шекспира и Шота Руставели) когда-нибудь да проезжали через наши края.
Известно, что Лермонтов проезжал через почтовую станцию, расположенную в районе нынешнего поселка Глубокий (каменский район). А в 1854 году молодой офицер и начинающий писатель Лев Толстой попал в районе все того же Глубокого в сильный буран. Следствием этого стал написанный Толстым рассказ «Метель».
В Ростове есть и Лермонтовская улица, и площадь Толстого. Примечательно, что площадь Толстого получила свое имя отлученного от церкви писателя еще в дореволюционные времена — жители Нахичевани уважали Толстого.
Урожайным на писательские имена стал 1885 год. Именно в этом году появились Лермонтовская (бывшая навозная), Тургеневская и Пушкинская улицы.
Александр Сергеевич бывал на Дону дважды. В 1820 году Пушкин заехал в Ростов по пути на Кавказские Минеральные Воды — вместе с генералом Раевским. Вместе они осмотрели
крепость Дмитрия Ростовского и Богатый Колодезь. По легенде, поэт, гуляя по одной из улиц Новочеркасска, заглянул в книжную лавку и обнаружил там издание «Евгения Онегина». На вопрос о цене продавец назвал такую баснословную сумму, что Пушкину собственный роман оказался не по карману. Во второй раз поэт проезжал через Дон в 1829 году.
Тургенев с Ростовом никак не связан, зато с улицей Тургеневской связан скандал, получивший всероссийскую огласку. Дело в том, что имя этого писателя сначала присвоили Сенной улице. Через несколько лет пресса обратила внимание, что Тургеневской стала улица, главной достопримечательностью которой были публичные дома. Что не вязалось с образом Тургеневских девушек.
В 1895 году имя Тургенева присвоили улице Полицейской. Сейчас бывшая Сенная улица носит имя Максима Горького, который трижды был в Ростове и даже работал грузчиком в ростовском порту. На береговой улице по этому поводу в 1938 году была установлена мемориальная доска с надписью: «здесь на территории Ростовского-на-Дону порта летом 1891 года работал грузчиком великий пролетарский писатель Максим Горький (Алексей Максимович Пешков, 1868–1936)».
В 1961 году писателю поставили памятник — там же, на Береговой. Кроме того в Ростове есть улица имени Пешкова.
...Известно, что Чехов неоднократно бывал в Ростове и Нахичевани. И вообще он, можно сказать, земляк.
Сначала Чеховским (еще в 1912 году) был назван крошечный, длиною всего в квартал переулок — от Большого проспекта (ныне Ворошиловского) до Казанского переулка (ныне Газетного).
После Великой Отечественной Войны, когда значение писателя было оценено в полной мере, имя Чехова присвоили проспекту имени Осоавиахима (до революции это был Малый проспект).
А Чеховский переулок стал Малым.
Таким образом, до революции лишь четыре ростовских и одна нахичеванская улицы носили имена писателей. все остальные имена литераторов появились на городской карте в советское время.
Теснее других с Ростовом связаны следующие литераторы — драматург и журналист николай Погодин. Автор «Человека с ружьем» и «Кремлевских курантов» работал в ростовской прессе, как и другой классик советской драматургии — Константин Тренев, автор «Любови Яровой».
О своей журналистской работе в Ростове Тренев писал: «Тут тебе душ устроит цензор, там погрозится кузькиной матерью полицмейстер, а там жандарм рычит: «зЗкрою!..» Словом, все обнадеживают, кто чем может...»
Скончался Константин Тренев 19 мая 1945 года. И хотя в некрологе его называют «выдающимся советским писателем», себя он характеризовал так: «я знаю, что не оправдал «надежд русской литературы», я не сумел стать настоящим человеком и писателем».
Между проспектом Стачки и товарищеской улицей в Железнодорожном районе находится улица, названная 1956 году в честь Константина Тренева. Есть и улица имени Погодина — в Октябрьском районе.
В биографии другого советского классика Александра Фадеева можно прочитать: «В 1924–26 на партийной работе в Краснодаре и Ростове-на-Дону». В Пролетарском районе есть улица, носящая его имя.
С Ростовом тесно связаны и писатели Шолохов с Серафимовичем. Они здесь неоднократно бывали, жили и, как говорится, творили. Так что их имена по праву носят ростовские улицы и даже проспекты.
Отмечены на городской карте и менее известные писатели. В ворошиловском районе расположен небольшой переулок, названный в честь ростовского прозаика и революционера-подпольщика Семена Васильченко. В1902-м он принимал участие в Ростовской стачке, дважды его ссылали в Сибирь и дважды он возвращался обратно в Ростов. После февральской революции он руководил большевистской организацией, создал и редактировал газету «Наше знамя». В 1920 г. переехал в Москву и организовал издательство «Московский рабочий», был редактором газеты «Читатель и писатель». О своем поколении Васильченко поведал в автобиографических повестях и романах «Карьера подпольщика», «После декабря», «Не той стороной». Последний рассказывал о подпольной троцкистской работе в 20-е годы и «рабочей оппозиции». Со временем роман запретили. В годы культа личности васильченко был репрессирован и на 20 лет его имя было вычеркнуто из официальной истории Ростова. Реабилитирован посмертно.
В Ворошиловском районе между улицами Вологодской и Баграмяна параллельно улице Севанской бежит улица, носящая имя армянского поэта, прозаика, переводчика и общественного деятеля, одного из основоположников армянской гражданской поэзии Рафаэла Патканяна. Улица выходит к монастырю СурбХач, у стен которого и захоронен поэт.
Рафаэл родился 20 ноября 1830 года в Нахичевани-на-Дону в семье педагога и священнослужителя. В 1983 году на доме № 11а по улице Мясникова установили мемориальную доску, сообщавшую, что в нем классик армянской литературы провел более 20 лет. Потомки поэта и сейчас живут в этом доме. В годы учебы в Санкт-Петербурге Патканян создал армянский студенческий литературный кружок. Акроним, сформированный из инициалов активистов кружка — «Гамар-катипа», он иногда использовал в качестве псевдонима. в 1862 году Патканян открыл в Петербурге армянскую типографию: в ней он печатался сам и издавал армянские переводы русской и зарубежной литературы. в 1865 году основал в Петербурге просветительский журнал «Север». В 1867 году журнал закрылся и Патканян вернулся в Нахичевань, где открыл общеобразовательную школу и бесплатное ремесленное училище для детей бедняков. На фасаде здания училища была надпись: «Рабочая рука не просит». Именем еще одного знаменитого армянина, писателя и просветителя названа одна из улиц Ростова — в 1954 году в Пролетарском районе появилась улица имени Микаэла налбандяна. Микаэл родился 14 ноября 1829 года в Нахичевани в семье ремесленника. Мечтал стать священником, но в итоге поступил в Московский университет, где изучал медицину. Объездил всю Европу, бывал в Индии. В константинополе Налбандян создал на базе армянского журнала «Мегу» тайное революционное общество под названием «Партия молодежи». В Лондоне он знакомится с представителями русской эмиграции: Герценом, Огаревым, Бакуниным, Серно-Соловьевичем. В Памфлете «Две строки» Налбандян обозначил свое политическое кредо — посвятить жизнь делу народного освобождения.
В 37 лет, подорвав здоровье в тюрьмах и ссылках, Налбандян скончался от туберкулеза.
Его тело в Нахичевани встречали «с необычным триумфом и почетом при стечении всего населения города».
В России было запрещено хранить изображения Налбандяна, но его портреты, как и поэма «Свобода», распространялись нелегально. В 1902 году на его могиле во дворе монастыря Сурб-Хач тайно от властей был установлен бюст. Во время немецкой оккупации он был разрушен, но к 120-летию со дня рождения писателя его восстановили.
Еще одна точка на литературной карте Ростова — переулок Свирский в Первомайском районе, названный в честь писателя и журналиста Алексея Свирского, начинавшего свою творческую деятельность в Ростове.
8 октября 1865 года в бедной еврейской семье родился мальчик. Мальчика назвали Шимон-Довид Вигдорос. В 8 лет он лишился обоих родителей и отправился бродяжничать. По настоянию сестры принял крещение и стал называться Алексеем Ивановичем Свирским.
В какой-то момент судьба забросила его в Ростов. Здесь в Александровском саду он познакомился с человеком, изменившим его жизнь. Этим человеком был портной Федор Васильевич Христo. Он приютил Свирского в своем доме, хотя у самого кроме жены и тещи на шее было пятеро детей.
Однажды Христо получил заказ на брюки от редактора газеты «Ростовские-на-Дону известия» Розенштейна. К готовым брюкам он приложил несколько стихотворений Свирского. Одно из этих стихотворений Розенштейн напечатал, а вскоре пригласил Свирского в свою газету. Алексею Ивановичу тогда было 27 лет. «Становлюсь постоянным сотрудником «Ростовских-на-Дону известий». Четыре раза в неделю на первой странице занимаю подвал из четырехсот строк моими очерками под общим заглавием «Ростовские трущобы». Каждый мой фельетон заканчивается так: «Продолжение следует. А. Свирский».
Через четыре года Свирский покинет Ростов, исчерпав в себе любовь к нему.
«Опротивел мне этот город, омываемый прекрасной рекой и освещенный южным солнцем. Бессильной ненавистью полно мое сознание к крупным и мелким хищникам, завладевшим полуказацким, полуармянским городом. Мне здесь все знакомо до приторности, до пресыщения. Меня раздражает главная Садовая улица, где широкие каменные тротуары в теплые звездные вечера превращаются в человеческую путину. Мне знаком не только внешний облик местных богачей, но и биографию знаю полностью, до последней черточки.
Четыре года прожил я в большом многолюдном городе. Здесь я познал первые восторги писательского творчества, здесь я вынашивал будущиe произведения, здесь в бессонные ночи оплакивал свою суровую молодость… Сколько друзей и знакомых приобретено за эти четыре года! Но в этот холодный час, когда навсегда покидаю город, — около меня один только Христо. Мой бедный друг, никогда не забуду твоих честных глаз и твоего благородного сердца…»
И Свирский уезжает в Петербург. Свой первый рассказ, появившийся в «Петербургском листке», он подпишет псевдонимом «А. Ростовский».
...Остальные писатели, имена которых можно найти на карте Ростова, прямого отношения к городу не имеют.
Разве что приезжали. Чаще других приезжал в Ростов Маяковский. 13 раз!
Его именем назван переулок в Ворошиловском районе и поселок в Пролетарском. Когда-то был и парк имени Маяковского, но его почему-то переименовали в парк Строителей.
Выступления Маяковского в Ростове не всегда проходили удачно. Однажды кто-то из зрителей встал и сказал:
— Маяковский! я не хочу вас больше слышать, я ухожу домой! Маяковский приложил палец к виску и ответил:
— Идите, идите, у вас не все дома!
Он писал Лиле Брик: «Ростов — тоже не роза! Местный хроникер сказал мне, гуляя по улице: «Говорят — гений и зло несовместимы, а у нас в Ростове они слились вместе». В переводе это значит, что у них несколько месяцев назад прорвались и соединились в одно канализационные и водопроводные трубы! Сейчас сырой воды не пьют, а кипяченую советуют пить не позже чем через 4 часа после кипения, а то, говорят, что какие-то «осадки». Можешь себе представить, что я делал в Ростове! Я и пил нарзан, и мылся нарзаном, и чистился — еще и сейчас весь шиплю. Чаев и супов не трогал целых три дня. Такова интеллектуальная жизнь.
С духовной и романтической стороной тоже не важно. Придется кипятить нарзан и мыть им посуду, а как узнать — кипит ли нарзан или нет, раз он всегда и шипит и пускает пузырики?!»
...Частенько приезжал в Ростов и Есенин, но его имени нет на карте города. Нет имен Мандельштама (писавшего, между прочим, заметки для местных газет), Велимира Хлебникова, Евгения Шварца... Все они неоднократно бывали здесь и даже работали.
Собственно, нет на карте имен и двух самых известных писателей, всю жизнь проживших в Ростове, — Виталия Семина и Петрония Аматуни.
И еще один штрих — за постперестроечный период появилась лищь одна «писательская» улица: в 2008 году было принято решение о присвоении имени Солженицына центральной улице Левенцовки.

Читайте также: