На графских развалинах.

"Главный" побывал в замке Лакиера - единственной дворянской усадьбе под Таганрогом, дожившей до наших дней.

Домики у моря

Если в Таганроге, на Центральном рынке найти конечную остановку автобуса "Таганрог-Плодосовхоз через Красный Десант", сесть в него, заплатить 44 рубля, то минут через 20, миновав Поляковское шоссе, вы окажетесь на улице Октябрьской. Улица длинная - километров двадцать пять. Она идет вдоль Азовского моря через поселки Боцманово, Веселый, Христофоровка, Красный Десант, Вареновка, Золотая Коса...
На многих домах висят объявления - "сдаю комнату". Значит, есть желающие отдохнуть. Есть здесь и пансионаты.
С середины ХIХ века эти места - полустров, образованный Таганрогским заливом и Миусским лиманом - облюбовали таганрогские и ростовские представители "высшего класса", а также проявишие себя на госслужбе казаки.
Так Красный Десант был имением потомственного дворянина Области Войска Донского Соломона Лазаревича Полякова, соучредителя и совладельца Азовско-Донского и Петербургско-Азовского банков, Азовского пароходства, строителя железных дорог.


1.jpg



Красным Десантом поселок стал в память о неудачной операции красноармейцев по взятию Таганрога в июне 1918 года. Тогда в плен к немцам попали более двух тысяч красноармейцев. Все они были казнены.
Вообще-то Красным Десантом, по идее, должен был стать поселок Золотая коса - именно здесь причалила первая красноармейская баржа, как раз напротив усадьбы Лакиера.
Замок Лакиера - единственная дворянская усадьба под Таганрогом, дожившая до наших дней. Не найти следов ни поляковских особняков, ни платовских. На Азовском побережье Ростовской области есть еще всего две подобных усадьбы - в Маргаритово и Семибалках. Это Азовский район.
Маргаритово было основано в конце XVIII века премьер-майором Маргаритом Мануиловичем Блазо – греко-албанским подданным, поселившимся в Таганроге. Его дочь вышла замуж за капитана Феодора Павловича Сарандинаки, и Маргаритово стало родовым имением дворян Ростовского уезда Сарандинаки. Барский дом сохранился до наших дней (Рис.1). Ему повезло - при советах здесь сначала был Дом инвалидов, затем контору совхоза.
Повезло и усадьбе помещика, гвардии полковника Николая Катоновича Шабельского в Семибалках, она также приглянулась местному колхозному руководству (рис.2).
Еще один плюс вышеуказанных усадеб - они довольно далеко от моря. Усадьба Лакиера в поселке Золотая коса расположилась на самом обрыве. Так что, в ее уничтожении на равных участвуют и люди, и море.
Участки берега, которые по каким-то причинам важны для местных жителей, укрепляют бетонными блоками. Усадьба Лакиера к таким участкам не относится. Сначала - в середине ХХ века исчезла с лица земли мельница (рис.3), затем - церковь (еще на фото трехлетней давности можно увидеть ее фрагменты, висящие над обрывом, сегодня их нет). Хозяйственные постройки привели в негодность местные жители и время (рис.4.)

Доктор Марк Мориц

В июне 1819 года в Таганроге появился новый городской врач - Борис Львович Лакиер, в оригинальном варианте - Марк Мориц Лакиер, 1780 года рождения. Место рождения - австрийский город Бреслау (ныне польский Вроцлав).

Сам Борис Львович о своих предках в анкетах - на получение дворянства - ничего не писал, а вот его живущие ныне потомки считают, что Лакиеры - французы. По их версии, отец Бориса Львовича - Леон Морисович де Лакиер эмигрировал из Франции после революции 1789 года и служил офицером российской кавалерии. Историки отмечают, что в такой версии есть много неувязок, но и опровернуть ее спустя 200 лет невозможно.
В формулярном списке коллежского советника Б.Л. Лакиера, выданном Московским губернским правлением 8 мая 1840 года, сказано, что он «обучался в Берлинском университете, а в Дерптском университете выдержал экзамен на степень доктора медицины, в службу вступил 28 августа 1816 года».
Так что когда новый врач приехал в Таганрог ему былу уже 39 лет.
Надо понимать, что Таганрог тех лет это не сегодняшний захолустный городок - это главный город Приазовья. Вся торговля идет через него. Зерно, вино, табак и другие колониальные товары. Конкурентов практически нет. Ростов, Нахичевань, Новочеркасск только-только начинают застраиваться.
В Таганроге даже есть резиденция для приезжающих в эти места высокопоставленных лиц. Среди посетителей - в 1816 брат царя Николай Павлович (будущий император Николай I), в 1817, самый младший из четырёх братьев Романовых, Михаил Павлович. Таганрог - первый город в Российской империи, где в 1808 году введён коммерческий суд. В 1806 году в Таганроге была открыта коммерческая гимназия.
В общем, жизнь в городе кипит.

2.jpg


Как считает старший научный сотрудник Таганрогского государственного литературного и историко-архитектурного музея-заповедника Алла Цымбал скорее всего, Борис Лакиер был знаком с богатым таганрогским помещиком, председателем Коммерческого суда, действительным статским советником Ф.И. Шауфусом, который и способствовал его назначению в Таганрог.
Похоже, что так оно и было: 17 октября 1819 года Борис Львович Лакиер и дочь действительного статского советника Екатерина Федоровна Шауфус повенчались.
По записи в церковной книге оба супруга «венчались первым браком».
Видимо свой "немецкий" брак Борис Львович не считал законным: в 1799 году в прусском городе Краскау у него родился сын Сигизмунд. С матерью Сигизмунда Лакиер расстался в 1804 году. Впрочем, от сына Борис Львович не отказывался, и, позже, вступив во дворянство, ходатайствовал о присвоении дворянства и перебравшемуся в Россию Сигизмунду. Ходатайство, в конце концов, увенчалось успехом. Лакиер не забыл упомянуть своего старшего сына и жену в завещании, оставив ему тысячу рублей серебром, а ей - сто рублей серебром.
Женившись, Борис Львович получил в Таганроге и хорошее наследство, и высокий статус. Врачей в целом в России и в Таганроге в частности, было немного. К тому же Лакиер стал одним из первых медиков на юге России, овладевших оспопрививанием.
Среди списка губерний и городов, где в 1820-1840 годах свирепствовала оспа, Таганрогское градоначальство не упоминается, во многом - благодаря Лакиеру. Кроме того Борис Львович зарекомендовал себя как опытный хирург.
В 1825 году на жительство в Таганрог прибыл император Александр I. Город гулял три дня. Это как если бы сейчас Таганрог вдруг сделали столицей Южного федерального округа или президент решил перебраться сюда из Сочи.
Через два с половиною месяца, император внезапно скончался.
Лакиер присутствовал при вскрытии и бальзамировании тела императора.
Это было, как бы сейчас сказали, очень круто, доступ к телу, пусть и мертвому. Лакиера получил повышение чина и материальное вознаграждение.
В 1835 году Борис Львович вместе с семьей и детьми (10-летним Александром, семилетним Василием и четырнадцатилетней Вильгельминой) перебрался в Москву, в собственный дом на Басманной.
В 1845 году Борис Львович Лакиер и его дети были внесены в дворянскую книгу Московской губернии, сбылась мечта поэта. Лакиеры получают собственный герб (рис...) Борис Львович уже не вернется в Таганрог, в 1851 году он умирает.
А вот Александр Борисович вернулся в город у моря. Хотя поначалу ничто не предвещало таких поворотов судьбы.

Член нумизматического общества.

Александр Лакиер в 1845 году окончил с золотой медалью юридический факультет Московского университета, переехал в Петербург, на службу в министерстве юстиции. С 1846 года рецензии на новые издания, написанные Александром Лакиером, публикуются в "Отечественных записках".
Вскоре Александр становится действительным членом Петербургского археологическо-нумизматического общества. Археологическо-нумизматическое общество - это вам не какой-то клуб собирателей монет, это аристократическое собрание, его члены - ученые и царские сановники (граф С.С. Уваров, князья Ф.Г. Гагарин и С.В. Долгоруков). Как и сейчас, чиновники хотели почувствовать себя учеными мужами, а ученые хотели заручиться поддержкой власти.
Лакиер принят в археологическо-нумизматического общество лишь с 3-го захода.
Считается, что Александр увлекался в основном геральдикой. Но это не так. Кроме работ «О Российском государственном гербе», «История титула государей России» есть, например, и неожиданная работа - «Маскарады, игры и увеселения древних русских».
В 1848 году на юридическом факультете Московского университета им была защищена диссертация «О вотчинах и поместьях», которая вскоре вышла и отдельной книгой.
Работу воспринимают критически, мол, "автор механически перенес нормы римского права собственности на русскую почву, что «обусловило неверные взгляды на предмет исследования».
Научные занятия не мешали карьере Александра Борисовича по всем направлениям. В 1848 году он уже член правления общества нумизматов и археологов. А в 1850-м году Лакиер получает чин коллежского асессора. Родственники по матери и знакомства помогают продвижению по службе.
С личной жизнью тоже все очень и очень неплохо. 7 января 1851 года 27-летний Александр вступил в брак с Ольгой Плетневой. Ее отец - Петр Александрович Плетнев - легендарная личность, ректор Санкт-Петербургского университета, академик Петербургской АН, поэт и критик, издатель «Современника», друг Пушкина, Вяземского, Гоголя.
Плетнев пишет совему другу: «Чудный юноша... Если с энтузиазмом
молодости не пройдет в Лакьере все прекрасное, чем он теперь поражает нас, то какой чудный человек готовится в нем для общества".
И еще. Из письма к В.А. Жуковскому: «Дочь мою... я выдал
замуж за Лакиера, молодого человека с хорошим образованием и с хорошими правилами»
10 октября 1852 года у Ольги и Александра родился сын Петр Александрович, тезка деда. Крестным отцом мальчика стал великий князь Александр Николаевич (в будущем Александр II).
А через четыре дня Ольга умерла.


3.jpg

Возвращение.

В декабре 1854 года Александр Лакиер публикует свою главную работу «Русская Геральдика» (Записки Императорского археологического общества. Т. 7. СПб., 1854).
Николай Чернышевский в своей рецензии в «Современнике» писал, что дворянские гербы - предмет, не заслуживающий внимания, и утверждал, что геральдика не научное занятие. А Виссарион Белинский отметил, что геральдика потешает "пустое самолюбие и надутое чванство».

Но, видимо, большинство высокопоставленных современников Лакиера считало иначе: в 1856 году за "Русскую геральдику" ему присуждается престижная Демидовская премия(в 1990-е годы, кстати, "Геральдика" была переиздана).
Сам Александр Борисович берет долгосрочный отпуск отправляется на несколько лет в путешествие по Европе и Америке.
Лакиер ведет дневник, отрывки из которого печатаются в петербургских журналах. В 1859 году вышла книга А.Б. Лакиера «Путешествие по Северо-Американским Штатам, Канаде и острову Кубе».
По оценке Николая Добролюбова, это было первое в
России (непереводное) описание Америки - "юной и малонаселенной страны, которая имеет много общего с Россиею и во многих отношениях любопытна".
Путешествие по миру неожиданно заканчилось в Таганроге. В 1859 году Александр женится на 18-летней Елене Марковне Комнино-Варваци и селится в имении тестя Золотая Коса.
Петр Плетнев разочарованно пишет по этому поводу Вяземскому: «Александр вступает во второй брак с богатою гречанкой Варваци из таганрогского круга всех наших откупных крезов: Бенардаки, Вофей, Алфераки и проч.».
То есть, академику и поэту Плетневу были не симпатичны предприимчивые греки, сделавшие состояния на торговле вином и табаком.
Трудно сказать, зачем молодой и успешный Александр вернулся в начинавший сдавать свои позиции Таганрог. Может быть, ему надоела вся эта геральдика и высшее общество, хочется быть ближе к земле.
В 1861 году на берегу Таганрогского залива появляется усадьба. Главный дом был построен в стиле старинных замков. Рядом стоял «Белый дом» барыни. Чуть в отдалении – каретный сарай, на обрыве - часовня. От главного дома шёл спуск к берегу, обсаженный розами. Перед фасадом были разбиты цветники. Парк, в котором росли тополя, акации, ясени, окружался посадками сирени. В бассейне плавали рыбы «с золотым отливом». Как это выглядит сейчас, можно увидеть на фото (рис...)
Хозяйством занималась жена Лакиера - Елена Марковна, а он, по свидетельствам крестьян, зимой уединялся у себя в кабинете, а летом проводил целые дни, сидя на дереве с книжкой в руках.
Понятно, что крестьяне не любят господ, да еще и с книжками, могли и присочинить про дерево. Однако, о научных работах Лакиера таганрогского периода тоже ничего неизвестно.
Известно, что у Александра Борисовича и Елены Марковны было пятеро детей. К тому же Лакиер забрал у Плетневых и своего первого сына - Петра.
В 1868 году Лакиер попросил о назначении в одесский Окружной суд. Но почему-то получил отказ.
28 января 1870 года А. Б. Лакиер неожиданно умирает в возрасте 45 лет. Его могилу, кстати, недавно привели в порядок (см. рис...).


4.jpg

"Золотая экономия".

Елена Марковна Лакиер пережила мужа на 45 лет, взяв на себя ведение огромного хозяйства и заботу о многочисленных ближних. Заботиться было о ком, например, о внучке, застрелившей своего отца. Благодаря стараниям Елены Марковны, 16-летнюю девушку признали психически больной, и, тем самым, она избежала тюрьмы.

Современники уважали Елену Марковну за спокойный нрав и доброту и не любили сыновей Ивана и Марка - за грубость.
Тем не менее, именно благодаря старшему сына Александра Борисовича - Марку поместье Лакриеров стало одним из самых передовых хозяйств своего времени - "Золотой экономией Лакиеров".
Марк Александрович окончил Императорский Александровский лицей в Петербурге. Прослужив некоторое время в столице, женившись на дочери
действительного статского советника, сенатора и члена Государственного Совета Николая Алексеевича Хвостова, он выходит в отставку и возвращается в Таганрог.
Как пишет Алла Цимбал, "Марк весьма активно занялся хозяйством и сделал имение Лакиеров одним из самых передовых в агротехническом плане, широко используя технику, культивируя новые сорта плодовых деревьев. Марк Александрович был избран членом созданного в Таганроге Совета Таганрогского сельскохозяйственного общества, редактировал журнал общества, выходивший с 1899 года. Его статьи по садово-огородному делу, новаторским методам ведения сельского хозяйства и промышленному виноградарству печатались во многих специализированных журналах. В его питомнике плодовых деревьев «производили разнообразные плоды высокого качества», выращивали саженцы, которые покупали хозяйства по всему югу. Особое внимание уделял Марк Лакиер своим виноградникам,стремясь наладить выпуск вин, которые могли бы соперничать с привозными крымскими, греческими, итальянскими винами. В начале XX века в имении начали производить несколько сортов мускатных вин, которые приобрели популярность среди местных
виноторговцев".
Была в имении своя ветряная мельница, кирпичный завод.
Всем желающим к весенней посадке Марк Лакиер предлагал плодовые деревья и ягодные кусты лучших сортов по цене за одну тысячу: виноградные чубуки 6 рублей, винных сортов 12 рублей.
В 1909 году Марк Александрович стал членом городской Думы.
А 15 сентября 1914 года Марк Лакиер умер от туберкулеза легких. Через год скончалась Елена Марковна.
При советской власти усадьбу поделили сельскохозяйственная артель и совхоз, сам замок был раграблен. С 1931 года хозяйство отдали в руки Азово-Черноморского института механизации и электрификации сельского хозяйства.
Долгое время "замок" служил клубом, у нему пристроили нелепую, на мой взгляд, будку киномеханика и сарай-вестибюль. От внутреннего убранства не осталось и следа. Кирпичная кладка скрылась под серой штукатуркой. «Белый дом», мельница и часовня рухнули в море. Сохранились корпуса маслобойни и длинные пустующие амбары вдоль автомобильной трассы.
Время от времени в Золотую косу приезжают многочисленные потомки Лакиеров из Франции, Америки, Аргентины и даже Ливана. Приедут, посмотрят, может быть даже дадут денег, и уезжают обратно...
P.S.
Но помочь усадьбе можно. Подробности здесь - http://laqlaq.ru/



Текст:
СЕРГЕЙ МЕДВЕДЕВ
Фото:
АВТОРА, РОМАНА БОЧАРНИКОВА, ИЗ АРХИВА.
Источник:
«Кто Главный.» № 122
25/10/2019 18:39:00
0

Читайте также:


Текст:
СЕРГЕЙ МЕДВЕДЕВ
Фото:
АВТОРА, РОМАНА БОЧАРНИКОВА, ИЗ АРХИВА.
Источник:
«Кто Главный.» № 122
25/10/2019 18:39:00
0
Интересное по теме: