«Одной женщины не бывает в жизни настоящего сеньора»

«Главный» посетил творческий вечер известного журналиста и путешественника Михаила Кожухова
Кто такой.
Журалист-международник, теле- и радиоведущий, сценарист и продюсер Михаил Юрьевич Кожухов родился в 1956 году в Москве. Принимал участие в создании и ведении ряда телепрограмм на разных российских телеканалах. В 1985–1989 годах работал собственным корреспондентом «Комсомольской правды» в Афганистане, награжден орденом Красной Звезды. В 1993 году первым из советских и постсоветских тележурналистов взял интервью у Пиночета. С ноября 1999 по январь 2000 года — пресс-секретарь председателя Правительства Российской Федерации Владимира Владимировича Путина. Как впоследствии признавался сам Кожухов, он «в действительности не очень годился для этой работы в силу особенностей характера». Основную известность получил как ведущий программ «В поисках приключений» и «Вокруг света» на телеканале «Россия», а также последующих передач в формате путешествий «Охота к перемене мест» и «Далеко и еще дальше». В настоящее время возглавляет «Клуб путешествий Михаила Кожухова».
Текст:
Никиты Жукова
Фото:
Дмитрия Норова
25/03/2020 18:08:00

Интервью записано в рамках проекта «Вечера со звездами» в ресторане Pinot Noir.Pino_Noire.jpg

Часто задаваемые вопросы.

«Михаил, мне так нравится ваша программа». Здорово! Но она не выходит почти 10 лет. «Это правда, что вы ели таракана?» Да, это правда. Теоретически, я, конечно, мог заменить живого таракана на искусственного, прожевать его и проглотить перед камерой, но таракан был настоящий. «Где вам больше всего понравилось?» У взрослого не-идиота не может быть одной любимой книги, одной любимой песни, одного любимого блюда. Можете представить себе человека, который каждый день ест пельмени? Да и одной женщины не бывает в жизни настоящего сеньора. Поэтому и места одного не может быть. Это всегда сочетание каких-то случайностей, особенностей, а даже иногда и чего-то мистического. Чем, например, объяснить тягу русского человека к Индии? В глухих сибирских деревнях есть девочки, которые вырезают из журналов индийских артистов, изучают танцы. Неизвестно. Нравится людям, вот и все. 

Я вам не дяденька на облачке.

Ненавижу человека, который такой счастливый говорит мне: «Сколько же вы всего повидали!» Ах ты, сволочь! Тебя бы в эти тропики с гриппом! Для того чтобы на телевидении получилась минута, нужно снимать три минуты. А когда у тебя выходит передача по 44 минуты каждую субботу, тебе надо успеть намолотить, как минимум, в три раза больше материала. Когда включается камера, ты должен отдать ей всю свою энергию. Если ты будешь таким же, как в обычной жизни, — ничего из этого не выйдет. Вот представьте: Африка, грязь, черт-те что ешь, непонятно где спишь. А еще тебе нужно выкладываться на полную, когда включена камера. Это очень непросто. У моего оператора была тяжелая камера весом 15 килограмм. Он был здоровенный мужик, но к вечеру падал от усталости, потому что носился за мной повсюду. Поэтому я вам не дяденька на облачке, который из одной страны в другую скачет. Так прошли 13 лет моей жизни. 

Афганский опыт.

Четыре года во многом определили мою биографию. Много чего могло бы случиться, но, к счастью, я все-таки вернулся домой на своих двух ногах. Я к этому отношусь как к лучшему периоду своей жизни. Я в армии не служил, был гражданским, но все равно попал в армейскую среду, которая мне очень понравилась. Поверьте, она ничем не отличается от всего остального. Там такое же количество придурков и такое же — молодцов и умниц, как во всех профессиональных средах. Мне повезло, я вернулся. Но некоторые живут этим 30 лет спустя... Бывает, товарищ позвонит в ночи пьяный и в 2000-й раз рассказывает, как его выносили раненого из боя. Это, конечно, трагедия. Да, иной раз я могу прослушать афганскую песню, но не более того... 

Сегодня меня нет на телевидении.

Не потому, что я наложил на себя епитимью. Просто на протяжении всех этих лет я существовал как владелец маленького телекиоска на большом коррумпированном рынке. Телевидение должны делать правильные и талантливые люди, которым платят достойную зарплату. Но, к сожалению, и здесь надо все устроить так, как и в любом виде деятельности в нашей чудесной стране. Я снял двухсерийный документальный фильм «Севморпуть». Денег, которые мне дал канал, не хватило даже на билет. Фильм полгода валялся на «России». Потом, наконец, его поставили в час ночи — после того как Киселев или Соловьев устал собой упиваться. Ну кто, скажите, будет смотреть двухсерийный документальный фильм в час ночи? В общем, я психанул и махнул рукой. Я еще готов работать за деньги и даже за «спасибо», а когда нет ни денег, ни «спасибо», да еще и приходится унижаться... Я не захотел ходить и унижаться, выклянчивать, откатывать... Конечно, я скучаю. Я понимаю, что у меня это получается лучше, чем у многих, и я люблю это делать. Но заниматься чем-то, что тебе не хочется и неинтересно, — это не моя история. Иногда поступают предложения, мол, давайте снимем про наших соотечественников, про интересные судьбы эмиграции… Клево, давайте! Только найдите деньги и канал, который это поставит, и я с радостью сделаю. А они не найдут. 

Раньше на телевидении была жизнь.

А сейчас все идет по киносценарию. Взять, например, очередной «Последний герой», который сейчас идет на ТВ-3. По сравнению с тем, что было раньше, — это веселые старты. Они набрали артистов одного возраста, одной профессии и одного социального среза. Какие могут быть у них конфликты и взаимоотношения? Это просто неинтересно стало смотреть. Из телевидения ушла жизнь. Помните передачи умного Александра Гордона про науку? Скажите, ну зачем ему вести «Мужское/ Женское»? Кушать, что ли, нечего? Зачем Собчак нужно это скучное шоу? В «Доме-2» у нее был кураж. На «Дожде» она делала интервью — они были неправильными, потому что она говорила больше, чем собеседник, но там был какой-то нерв и драйв, это было интересно смотреть. А тут просто полное непопадание. Тоска полная. 

Клуб путешествий Михаила Кожухова.

Сейчас я путешествую и всех приглашаю в наш клуб путешественников. «Душами» компании у нас обычно становятся известные телеведущие, журналисты, писатели, художники или музыканты. Они будут сопровождать вас на протяжении всей поездки. Например, мы можем отправиться с вами в Испанию, в Валенсию. Я никогда не видел более сумасшедшего, красивого и веселого праздника, чем огненный Фальяс. Семь дней звучит симфония взрыва. Они научились выстраивать музыку взрыва, попробуйте себе это вообразить! Вы можете поехать в Германию с музыкантом Олегом Нестеровым на концерт Курентзиса. Он объяснит вам, как оркестр ищет точку ноль, и откроет для вас метафизику звука. Нестеров очень любит Германию и знает про нее очень много. В Венеции Андрей Бильжо познакомит вас с замечательной барышней — археологом Еленой, которая вместе с коллегой Джероламо работает на раскопках карантинного острова. Они расскажут и покажут все, что ученым удалось узнать о жутковатом прошлом острова! Это то, что невозможно повторить. Мне важно, чтобы человек, который вернулся, потом не задал вопроса: а зачем я ездил с вами, когда я мог это сделать сам? Нет, не сможет. Однажды в Германии мы с клубом посетили пивной завод. Казалось бы, ничего необычного, но у владельца в паспорте написано: «Леопольд Принц Баварии», а его семья правила этими землями 800 лет! 

  Что происходит?

Я не знаю, как обозначить литературным словом то, что сегодня происходит. Даже если взять массу этих глупостей, которую напринимали за 20 лет, — нельзя все отменить махом и сказать, мол, возвращаемся в 1999 год и живем по тому закону. Помимо неприятных мелочей, придуманных чиновниками, есть вещи, о которых надо договариваться. Что-то может вызвать споры в силу того, что у нас могут быть разные мнения. Взять, например, пресловутый «закон Димы Яковлева». Ведь многие это поддерживают! На мой взгляд, пусть лучше ребенок будет жить в Америке, чем он будет оставаться одиноким у нас. Но кто-то ведь думает по-другому. Когда правил Горбачев, я думал: какой же я умный, а Горбачев дурак! Надо же сейчас делать Евросоюз из бывшего СССР. Потом Ельцин, Путин. Я думаю: что же происходит? Надо же сейчас запустить машину, чтобы средний и мелкий бизнес вытащил экономику. А сейчас вот даже не знаю: как остановить коррупцию? Как остановить эту собаку, которая у нас на каждом углу? Говорят, мол, если не будет коррупции, страна распадется. Нет. И без коррупции можно жить. А как — я не знаю.

пожаловаться

Читайте также:

Человек особенный
31/03/2020 14:12:00
«Жизнь и есть авантюра, когда ты — Onyx»
С чего все начиналось? Что стало точкой невозврата? Невозврата к нормальной жизни? Что для вас «нормальная жизнь»? Как у всех, с девяти...
Человек особенный
03/03/2020 11:48:00
Дидюля. Музыка за гранью слов
Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в музыкальной индустрии? Мир меняется, и музыкальная индустрия в том числе. Глобальная цифровизация. Любую информацию сейчас...
Человек особенный
15/12/2019 13:25:00
Дэн Зозуля: «Рисование — моя суперспособность»
— На третьем курсе ты открыл SMM-cтудию. Тогда в обществе господствовала мысль, что если ты рисуешь, то ты должен заниматься чем-то еще, помимо...
23/10/2019 14:33:00
Ах Астахова: «Искусство никому ничего не должно».
«Тебя там хоть любят?» после этого ролика началась история Ах Астаховой, нет ли у вас ощущения, что публика, от части, до сих пор воспринимает вас ...
Человек особенный
11/10/2019 10:14:00
«Поэты сами разберутся между собой».
Справедливости ради, хочу откликнуться на интервью Игоря Бондаревского в журнале «Кто главный». Хочу уточнить то, что сказал Игорь и рассказать о своё...
Человек особенный
25/09/2019
На все ради радио.
Марлон Брандо, Присцилла Пресли, Билл Клинтон, Аугусто Пиночет, Федор Конюхов, космонавт Виктор Усачев. Что между ними общего? Все они — радиолюбители. Есть такие люди. И в эпо...