«В Ростове чувствую себя как дома».

Музыкант и поэт Диана Арбенина рассказала «Главному» о своей любви к року, вольной донской публике, Магадану и литературе.
Текст:
Никиты Жукова
Фото:
Из архива героини публикации
13/11/2019
Кто такая.
Лидер группы «Ночные снайперы» Диана Сергеевна Арбенина родилась 8 июля 1974 года в городе Воложин Минской области в Белорусской ССР. Когда Диане было три года, ее семья переехала в Борисов Минской области, а затем на Крайний Север. Жила в поселке Ягодном Магаданской области, на Колыме, на Чукотке, в Магадане. В 1992–1993 годах Диана училась в Магаданском государственном педагогическом институте на факультете иностранных языков. В 1994 году, после переезда в Санкт-Петербург, перевелась на филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, который окончила в 1998 году. Свои первые песни начала писать в 1991 году. Концертная деятельность Дианы того времени ограничивалась любительскими выступлениями и участием в различных студенческих конкурсах и мероприятиях. В 1993 году начинается история легендарной рок-группы «Ночные Снайперы». На сегодняшний день Арбенина является автором более 250 песен, более 150 стихотворений, ряда рассказов и эссе.

— Давно ли вы были в Ростове?
— Давно. Но нас связывает долгая история. Ростов был одним из первых городов, который принял музыку «снайперов». У вас я чувствую себя как дома.
— С какой программой будете у нас выступать?
— Мы привезем хиты и новые песни. На самом деле, и того и другого очень много — это развязывает мне руки и дает возможность импровизировать. А это как раз то, что так любит свободолюбивая донская публика.
— А с чем у вас ассоциируется Ростов? Нравится ли вам наша южная атмосфера?
— Город вольных свободолюбивых людей, с могучим духом и характером, живущих на великой русской реке.
— А нет ли у вас романтической тоски по Северу?
— Тоски нет. Я ношу Север в своем сердце. Это мое детство и то, что меня закалило. Я не кичусь тем, что знаю Колыму и Чукотку, но меня раздражает, когда люди, никогда не бывавшие на Крайнем Севере, в частности, в Магадане, цитируют: «Лучше вы к нам». Они не понимают специфики мест, в которых живут особенные люди.
— Помимо музыки, у вас есть много литературных опусов. Нет ли в ближайших планах выпустить очередной сборник стихов или прозу?
— А я не пишу «опусы». Я пишу прозу и стихи. Это к вопросу о терминологии. В текущий момент своей жизни я выпустила альбом и написала следом достаточное количество песен, чтобы начать работу над новым. Мне пока не до новых книг.
— Не так давно вы были в Англии, выступали в Оксфорде и читали студентам стихи. Как они вас воспринимали?
— Меня воспринимали тем, кем я являюсь: рок-музыкантом, который кроме музыки и текстов к ней пишет стихотворения и любит свой родной, блистательный русский язык.



— Кого читаете из современных авторов?
— Немного: Шишкин, Быков... Я больше смотрю русское кино. В нем лучше с молодыми авторами. В литературе какой-то застой. Новых имен нет либо они тщательно затерты обилием графоманов, наводнивших соцсети и культурно-языковую среду. Это, конечно, печально. На прилавках книжных магазинов я вижу огромное количество псевдокниг. Каждый четвертый считает своим долгом явить миру, в данном случае, «опусы». Я бы многим рекомендовала этого не делать.
— Вы родились в семье журналистов и сами много пишете. Какие направления в современной журналистике вам интересны?
— Я не занимаюсь журналистикой, но хорошо разбираюсь в ней в силу того, что выросла в среде профессионалов. Моя мама — блестящий журналист, каких мало. Мне очень жаль, что в наше время нет достаточного количества талантливых публицистов и репортеров. Современная журналистика — это преимущественно выскочки и ангажированные персонажи, честность которых вызывает у меня большие сомнения. Такие как Леонид Парфенов и покойный Влад Листьев, к сожалению, больше не рождаются.
— Как вы считаете, есть ли у русского рока перспективы? Не уйдет ли он в андерграунд?
— Ничего не вижу плохого в андерграунде. Если это вернет в него молодость, смысл, свободу и безбашенность, я встану во главе этого андерграунда. Пока же я пою и живу у всех на виду, декларируя своим существованием, что рок жив и никуда не делся. Демонстрирую это на каждом концерте, и в Ростове, и в Москве, где мы будем играть 14 февраля на стадионе. Это будет РОК.
— А как относитесь к русскому рэпу и вообще к хип-хоп культуре?
— Эти ребята в свое время были независимы. Теперь в силу популярности они стали осмотрительны и осторожны даже в том, что называют неосторожностью. Я их понимаю: популярность приносит большую ответственность, и борзое детство превращается в мейнстрим среднего возраста. Но в рэпе до сих пор больше крови, чем в других жанрах.
— Группа «Би-2» записала совместку с рэпером Оксимироном. Ждать ли от «Ночных Снайперов» нечто подобное?
— Окси очень талантливый и нервный. Я от него в восторге. Группе «Би-2» очень повезло, что случилось их сотрудничество. Что касается моей группы, я никогда не планирую коллаборации. Они появляются сами собой.
— Вы любите творческие эксперименты, даже спектакль-концерт делали...
— Люблю театр. Я растворяюсь в нем. Эту любовь мне привил мой папа.
— А фильм снять не хотите?
— Категорически нет. У меня нет и не будет нужного для этого образования, а пополнять собой списки недорежиссеров, псевдопродюсеров и горе-сценаристов не хочу. Я музыкант. Мне этого за глаза хватает.
— Следите за YouTube? Кстати, о собственном видеоблоге не задумывались?
— Клипы смотрю. Вот и все, что я там делаю. А что до видео — я снимаю сюжетики в своем инстаграме и называю это «доброе утро, страна». Меня это забавляет, а людям нравится. Ну и прекрасно, раз так! (Смеется.)

Читайте также:

Текст:
Никиты Жукова
Фото:
Из архива героини публикации
13/11/2019