ЗОЯ ФЕДОРОВА. НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ ИЗ ЖИЗНИ ЗАСЛУЖЕННОЙ АРТИСТКИ.

№79
Мало кто знает, что один из первых советских рекламных роликов был снят на Ростовской студии кинохроники. Главную роль в «фильме» о пункте проката «Сельский быт — забота общая» сыграла лауреат двух Сталинских премий актриса Зоя Федорова. «Главный» нашел свидетелей тех памятных событий.
Текст Ольги Бородиной ФОТО из архива Юрия Щербакова.

sov_md_portret.jpg

Кто такая.

Зоя Федорова родилась 21 декабря 1909 года в Петербурге, в семье рабочего и домохозяйки. В 1918 году семья переехала в Москву, где отцу Зои предложили работу начальника паспортной службы Кремля.

Всесоюзная популярность к Зое Федоровой пришла в 1936 году — после исполнения одной из главных ролей в фильме «Подруги».

В 1945 году Федорова познакомилась с американским дипломатом Джексоном Тейтом, от которого в январе 1946 года родила дочь Викторию (Тейт к тому времени уже покинул СССР ). 27 декабря 1946 года актриса была арестована и после предварительного заключения

на Лубянке и в Лефортовской тюрьме приговорена за «шпионаж» к 25 годам лагерей усиленного режима (с заменой на заключение во Владимирской тюрьме), конфискации имущества и ссылке для всей семьи. Сестра Зои Федоровой Александра была приговорена к пожизненной ссылке с детьми; сестра Мария — к 10 годам исправительно-трудовых лагерей с отбыванием срока на кирпичном заводе в Воркуте (умерла до окончания срока в 1952 году). С 1947 года ее дочь Виктория Федорова жила в ссылке в селе Полудино на севере Казахстана вместе c тетей Александрой. На свободу Зоя Федорова вышла только в 1955 году.

В 1976 году актрисе разрешили побывать в СШ А, где она снова встретилась с Джексоном Тейтом. После смерти Тейта в 1978 году еще дважды приезжала в СШ А к дочери (эмигрировавшей в 1975 году), а затем начала собирать документы для выезда туда на постоянное место жительства. 11 декабря 1981 г. после 14.00 Зоя Федорова была убита выстрелом в затылок в своей трехкомнатной квартире на Кутузовском проспекте. Убийство до сих пор не раскрыто. Среди его возможных мотивов называют предполагаемые причастность актрисы к секретным операциям КГБ (ходили слухи о причастности КГБ к убийству) и ее связь с так называемой «бриллиантовой мафией», состоявшей в основном из родственников высокопоставленных советских чиновников и занимавшейся скупкой и перепродажей драгоценностей и антиквариата. Федорова снялась в 75 фильмах.


Рассказывает Наталья Перминова, бывший завлит Ростовского драмтеатра:

В юности я работала на Ростовской студии кинохроники. Однажды режиссер Сергей Стародубцев предложил руководству киностудии снять первый художественный рекламный киноролик. Для сведения тех, кто нынче нападает на рекламу, хочу довести до сведения, что она была и 40 лет назад, правда, не в таких объемах.


Рассказывает Юрий Щербаков, кинооператор:

Я не помню, в каком это было году, но подозреваю, что в 1975-м. Потому что я тогда учился на 4-м курсе ВГИК а и мне нужно было снять курсовую работу по комбинированным съемкам. Собственно, работа представляла 4 рекламных ролика. Сергей Стародубцев, гениальный и известный режиссер, с которым я начинал работать на Ростовской студии кинохроники, захотел, чтобы в ролике снялся какой-то известный актер. В советские времена деньги актерам платили не такие, как сегодня. И знаменитым актерам мы могли заплатить не намного больше, чем обычным. Звоним мы Крамарову Савелию, но тот уже готовился к эмиграции и вежливо отказался. Стародубцев позвонил очень многим, и только одна Зоя Алексеевна согласилась сняться в рекламном ролике. Причем согласилась сразу. Даже уговаривать не пришлось.


Рассказывает Наталья Перминова:

На главные роли пригласили двух ростовских артистов — Галину Иванову и Георгия Мартиросяна — теперь столичную знаменитость, и заслуженную артистку РСФСР Зою Федорову!

Сюжет ролика был прост. В сельской местности должна состояться свадьба. Главная героиня — Зоя Федорова — выдает замуж свою дочку. Идут последние приготовления к приему гостей, молодые поехали уже в загс. Но в самый неподходящий момент появляется козел, который стягивает со стола скатерть и, соответственно, все, что на ней уже выставлено. Разбивает посуду. Все в шоке, кроме хозяйки. Она вспоминает о сельском прокатном пункте, бежит туда и, когда появляются молодожены, на столах стоит еще более красивая и новая посуда!


Рассказывает Юрий Щербаков:

Снимали в деревне Кочетовка. Прибыла Зоя Алексеевна на «Ракете» — ходили такие по Дону. Мы ее встретили, и она первым делом попросила достать авоську картошки. Картошку ей быстро доставили.

Зачем? Вы печь будете? — поинтересовались мы.

Она очистила картошку от кожуры, расположилась поудобнее, а затем положила ее себе на лицо. Поскольку она лежала с картошкой и была не занята, мы собрались вокруг и стали задавать ей вопросы. Она подробно нам рассказывала о своей жизни и тех приключениях, которые пережила. Как сидела в тюрьме, как там познакомилась с Руслановой, про свою дочь Вику.


Рассказывает Наталья Перминова:

На киностудии к съемкам готовились особо тщательно. Ведь приезжала легенда советского кинематографа (тогда ее еще называли «передовая ударница советского экрана»), а посему уж очень не хотелось выглядеть перед ней «первоклашками». Но когда она приехала, то внесла в творческо-производственный процесс только радушие, легкость.

Единственный «каприз», который позволила себе кинозвезда, — была просьба поменять местами новобрачных. Облик и стиль Георгия Мартиросяна ей так понравились, что она сказала: «Пусть лучше у меня будет сын, а не дочь!» А так как это в киносценарии ничего не меняло, то режиссер моментально согласился.


Рассказывает Юрий Щербаков:

В процессе съемок нужно было, чтобы Зоя Алексеевна прокатилась на мотоцикле, в водительском кресле. Мы у нее осторожно интересуемся:

Зоя Алексеевна, как вы к мотоциклам относитесь?

Она отвечает:

Замечательно. Меня иногда сосед на футбол возит. В коляске.

А в водительском кресле ездили?

Да ну, боже упаси!

А тут придется вам быть в роли водителя.

Надо, значит надо, — спокойно ответила она, хотя даже не представляла, как это делается.

В итоге нам пришлось привязать тросом мотоцикл к УАЗику и снимать так, чтобы Федорову было видно полностью, а трос не видно вообще. Все вышло, как задумали. В кадре смотрелось так, будто она самостоятельно ведет мотоцикл. Я говорю «жениху» — Ж оре Мартиросяну:

Надо девушке показать, как садиться на мотоцикл. — К иваю на Зою Алексеевну.

Ну, он такой:

Без проблем! Сейчас все сделаем. Уверенной походкой, как пижон, подходит к мотоциклу, задирает ногу, пытается сесть, и тут у него лопаются штаны на заднице. Он сразу меняется в лице. Тихонько подходит ко мне и шепчет:

Как быть? Зоя Алексеевна, наверное, видела.

Я к ней подхожу:

Зоя Алексеевна, вы ничего не видели?

Нет, нет, я ничего не видела! — восклицает она. — А что, собственно, произошло?!

Хотя, понятно, все она прекрасно видела, но Жора немного успокоился.

Со свадебным столом тоже мороки много было. То было время дефицита — ни шампанского, ни других продуктов не было.

Все это нам предстояло найти самим.

Шампанское Зоя взяла под залог, после съемок его нужно было в целости и сохранности вернуть. А получилось так, что мы еще не успели отснять ролик, а Сережка Стародубцев выпил все шампанское. Хотя... Не буду утверждать, что пил он один.

Мы применили все свои познания в области химии, сделали жидкость по цвету, как шампанское. Так и снимали. А потом съемки закончились, и кто-то побежал сдавать в магазин это шампанское. Еле вернули. Не дай бог, если оно попало на прилавок магазина.

Еще одна история. Мы заказали гримера на студии имени Горького. Приехал мужчина с внешностью достаточно долго и непрерывно пьющего человека. Стоим мы на причале. Я, Сережка Стародубцев и молодой статный Мартиросян. Гример направляется прямо к Жоре. На нас — ноль внимания.

Жора, — представляется гример.

Жора, — отвечает Мартиросян.

Тот ему кивает, и они молча, будто поняли друг друга с полуслова, уходят.

Судя по всему, в магазин. Потому что с того дня гримера в трезвом состоянии мы не видели.

С козлом тоже было смешно. Сережка мне однажды говорит: «А давай с козлом сфотографируемся». Я ему: «Ну давай». Он залез на козла, как на коня, козел на него, как на идиота, посмотрел, я их щелкнул, а потом сам принялся залезать. Но у козла подломились ноги, он упал и больше не вставал, как мы ни пытались его поднять. А козла тоже брали напрокат. В конце концов мы взяли козла на руки и понесли его к хозяйке. Подъезжаем, выносим козла на руках, а она своим картавым голосом и спрашивает: «А что вы его на руках несете?», а мы говорим: «Да мы его так полюбили, так полюбили». Пока она с ним возилась, мы быстренько свалили. Я говорю Сережке: «Давай быстро, а то еще за козла ответим».


Рассказывает Наталья Перминова:

Снимали быстро, легко и самозабвенно. Вечерами нам, конечно, не хотелось расставаться с Зоей Алексеевной, и мы под разными предлогами — вкусно покормить, показать достопримечательности города — приглашали ее в гости или приходили сами. И главное — уж очень хотелось всем узнать, что стоит за прочерком в биографии знаменитой актрисы с 1944 по 1956 гг. И вот что она сама нам поведала.

В молодости, когда слава свалилась на нее, от поклонников самого разного ранга не было покоя. Однажды актриса получила приглашение в Кремль. На столь ответственное свидание Зоя Алексеевна надела вечерний туалет и в назначенное время ожидала в кабинете аудиенции. И каково было ее недоумение, когда к ней вышел сам Лаврентий Берия, но в халате. Давая тем самым понять, зачем ее привезли в «святая святых» советского государства. Федорова, как могла корректно, выказала свое недоумение. На что Лаврентий Павлович мило улыбнулся, попрощался и проводил до двери. В машине на заднем сидении Федорова увидела уникальный по тем временам букет, составленный из голубых роз! И она, забыв об инциденте, воскликнула от восхищения и тут же услышала комментарий водителя: «А это положишь себе на гроб!»

Когда она родила — ее арестовали за связь с иностранным шпионом. Получила 25 лет лишения свободы, без суда и следствия. На допросе ей сказали: «Если бы сделала аборт, то мы бы простили, но ты еще и родила «врага народа», вот этого мы простить не можем».

Дочь Викторию воспитывала старшая сестра Федоровой — Александра, ей помогала певица Лидия Русланова, которая к тому времени уже отсидела свой срок.

Отца Вики выслали из СССР. Как персону нон-грата. И он очень долгое время ничего не знал о судьбе Зои Федоровой. Но он не отчаивался. Постоянно писал письма с запросами. Ему никто не отвечал. И только через 18 лет получил письмо такого содержания: «Оставьте Федорову в покое. У нее помимо вашей дочери есть другие дети и много забот». Из этой фразы он впервые узнал, что у него в России есть дочь. После чего он с большей настырностью стал разыскивать свою любимую.

Упорство его увенчалось успехом. Они сначала списались, потом созвонились.

И в тот момент, когда Зоя Алексеевна находилась в Ростове на съемках, решалась судьба Вики. Она оформляла документы на отъезд в США. Я была свидетельницей их разговоров, в которых Виктория (уже без страха, открытым текстом) говорила о том, что ей пришлось пережить. В 1975 году власти так просто еще никого не выпускали за кордон. Вика ежедневно рассказывала матери о результатах своих хождений по инстанциям — она теперне просто предательница Родины, но и проститутка, воровка. А Вика уже была популярной актрисой, снявшейся в нескольких кинофильмах, в том числе в фильме «Двое», имевшем феерический успех.


Рассказывает Юрий Щербаков:

Зоя говорила: «Получаю от Вики телеграмму из Америки: «Приезжай в аэропорт, встречай там такого-то пилота, он тебе привез передачку». Я приезжаю в аэропорт, нахожу пилота, он вежливо и с каким-то почтением обращается ко мне, передает посылку. Мы прощаемся, я лишь запоминаю про себя, какой он симпатичный. А дома получаю от Вики еще одну телеграмму: «Мама, тот пилот, с которым ты встретилась, — мой муж».

О том, что она, вслед за Викой, собиралась уезжать в Америку, Федорова нам ничего не рассказывала.

Недавно я смотрел документальный фильм о Зое, в котором Виктория рассказывает о первой встрече с матерью — Вика все детство провела в глухой деревне и считала своей мамой родную сестру Зои — Александру. И вот, наконец, Зоя выходит их тюрьмы. Александра посылает Вику встретиться со своей якобы тетей. Стоит маленькая девочка на вокзале, ищет среди толпы тетю Зою. И тут видит, идет красивая женщина в меховой шубе.

Замечает Вику и раскрывает руки дляобъятий. И Вика бежит ей навстречу.

Так вот, Ростовская студия кинохроники тогда находилась на Красноармейской. Зоя подходит к студии, куда приехала за деньгами, и тут как раз ей навстречу уверенно шагает мой старший сын — тогда еще трехлетний ребенок. И Зоя делает тот же самый жест — видимо, машинально. Раскрывает руки, и он бежит к ней навстречу. И она его обнимает. Видимо, у нее какой-то комплекс появился после долгой, вынужденной разлуки с дочерью и такой долгожданной и эмоциональной встречи с ней. Сын до сих пор помнит этот момент. А я ему столько лет не придавал значения, пока не посмотрел фильм.

Ну, в общем, тетка замечательная. Простая, жизнерадостная, без налета звездности. А снималась — будь здоров — в скольких фильмах! Она была звездой. А мы тогда были молодые и неопытные, но она с нами была на равных.

Потом, через много лет, когда ее застрелили, в Москву для дачи показаний вызывали Сережку. Потому что якобы в ее записной книжке нашли его данные. Но у него было полное алиби. Он все это время находился в Ростове. Да и какой он стрелок. Нашли, блин, убийцу. Помню, во время съемок одного фильма Сергей спустился в шахту, а я ему: «Сережа, ты же умрешь от цирроза печени!»

А он мне: «Ничего подобного. В 42 года меня убьют выстрелом в голову». Я ему говорю: «Ты что, больной? Кому ты нужен, чтобы тебя убивали, тратили пулю на тебя». Но все случилось, как он и говорил. В 42 года его нашли с отверстием в голове.

Ну, это я отвлекся от темы нашей беседы. А про все эти бриллианты, про причастность к бриллиантовой мафии мы узнали потом. Хотя даже сейчас сложно утверждать, как все было на самом деле.

По крайней мере версия про бриллианты — самая распространенная и укоренившаяся. Я боюсь даже размышлять на эту тему. Да и не мое это дело. Но человек она замечательный, да и на богатую не была похожа. Удивительно, что вот та адская тюремная жизнь не оставила на ней явного отпечатка. Я запомнил ее жизнерадостной, общительной и отзывчивой. То есть

свой человек. И чем-то она мать мне мою напоминала внешне. Что-то сразу произошло, что-то сблизило нас всех на съемочной площадке. После съемок все ходили на речку, жарили шашлык и картошку и завороженно слушали Зоины истории. Я, кстати, не всегда ходил. Я как-то больше думал о своей работе и учебе. Потом, когда Зою убили, я грустил долго, но меня это не шокировало, видимо, операторов редко что может шокировать.


Рассказывает Наталья Перминова:

Зоя Алексеевна после окончания съемок поддерживала со мной дружеские взаимоотношения. Я по роду деятельности часто бывала в командировках в Москве. Потом она приезжала в Ростов с программой «Товарищ кино». Здесь мы с ней были неразлучны. Поэтому, когда в декабре 1981 года я приехала в очередной раз в Москву, сразу позвонила ей. Долго не могла соединиться: то занято, а то как будто телефонную трубку кто-то поднимает и молчит. И однажды я наобум, думая, что что-то произошло с аппаратом, прокричала: «Зоечка Алексеевна! Это я — ваша любимка — Н аташа, что из Ростова».

И вдруг в ответ услышала ее возглас — холодный и безапелляционный: «Зачем вы сюда звоните?» И короткие гудки.

Я была удивлена, поражена и шокирована. Даже обиделась. Но через пару дней услышала — З ою Федорову убили в собственном доме. Позже мне ее сестра рассказала, что перед смертью ей часто звонили по телефону и угрожали. Поэтому она в дом никого не впускала. А таких, как я, Зоя Алексеевна ограждала от лишних неприятностей, так как была уверена, что домашний телефон прослушивался.

№ 79 Сентябрь 2012 г.