EASY RIDER, ИЛИ ЧЧО НУЖНО ЗВЕЗДЕ ДЛЯ ПОЛНОГО СЧАСТЬЯ.

№57
«Главный» порылся в своих архивах и нашел фотографии российских звезд пятнадцатилетней давности. Такими ли они были капризными, как нынешняя эстрадная молодежь, что было написано в их райдерах? С этим вопросом мы обратились к ростовским импресарио, которые в середине 90-х этих самых звезд и привозили в наш город.
Текст Ларисы Кружалиной. ФОТО Сергея Медведева, Василия Острикова, Владимира Потеряхина.

2-01.jpg

Валерий Фурман. в шоу-бизнесе с начала 90-х.

Звезды, как и все люди, привыкают к определенному образу жизни. Естественно, им хотелось бы, чтобы их жизнь на гастролях не очень-то отличалась от повседневной жизни. Отсюда и берутся требования по райдеру.

Для старого поколения звезд райдер не был главным.

У Кобзона, например, когда он приезжал в Ростов в 96-м, в райдере вообще не был прописан автомобиль. Я позвонил, чтобы уточнить, какая же ему нужна машина. Иосиф Давыдович ответил просто: «Самую обычную «Волгу» найдите, лишь бы она теплая была и из щелей не дуло».

Сейчас нет проблем что-нибудь найти из райдера. А тогда, порой, случались казусы. У «Мумий Тролля», когда я его впервые привозил в Ростов — это было в конце 90-х, — в райдере были прописаны какие-то йогурты, которых не то что у нас в городе, а в стране еще не было. Меня удивило — райдер был на 50 страницах. Лагутенко перед этим жил в Лондоне, и, видимо, ему на глаза попался райдер какого-то западного артиста. Там было оговорено абсолютно все, вплоть до цвета полотенец. С другой стороны, почему бы и нет, точность — вежливость королей. Требуемый йогурт мы ему так и не нашли, дали другой. Съел, остался доволен. При этом, несмотря на такой сложный райдер, он своей звездности совершенно не выказывал, хотя у него на тот момент была бешеная популярность. Очень приятный, милый, адекватный человек.

У Жванецкого всегда было и есть одно неписаное правило — хотя в райдере этого нет — на столе обязательно должны быть раки. Вкусные и в большом количестве.

Интересное требование было у Валерии. Я с ней работал, когда она как раз разводилась с Шульгиным. И в райдере было записано, что организаторы должны повсюду носить за ней сумки.

После концерта мы подъехали к гостинице, вышли, а ее сумочка осталась в машине. Обычно девушки сами носят свои сумочки, никому не доверяют. Но ее концертный администратор наделал тогда шороху, кричал: почему вы не занесли сумочку. Да мы даже прикасаться к ней побоялись, ведь это личная вещь артиста. Этот администратор ко всему придирался. Думаю, человек хотел показать свою значимость.

На Западе, кстати говоря, быть нескромным стыдно. У нас, наоборот, все хотят показать, какой я важный и великий. Но чем ярче звезда, тем скромнее ее требования. Есть звезды, которым вообще нет дела до бытовых вопросов. Вот Владимир Кузьмин — творческий человек, на окружающую обстановку не обращает внимания. Зато у него всегда были очень высокие требования по техническому райдеру. Он мне сказал: «Мы можем и на дровах сыграть, но мы хотим, чтобы зритель слышал то, что было задумано, а не то, как получается». У Робби Уильямса райдер был на одной страничке. Особые предпочтения — рис, овощи. В еде неприхотлив. Робби прилетел на военный аэродром, а мы его ждали в аэропорту. Помчались на Военвед, смотрим, он стоит на остановке, ждет. В очках, в куртке, лысый. Никто его не узнает.

3-01.jpg


Вадим Арутюнов. начинал в 90-е, в концертном агентстве тети, с 2006-го — в самостоятельном плавании.

Многим начинающим импресарио в те годы рекомендовали начинать свою деятельность с Михаила Задорнова, чтобы сразу и всему научиться. Раньше у него был очень сложный райдер. И если в этом райдере был записан какой-нибудь фрукт, скажем, манго в количестве двух штук, то, не дай бог, если у него в гримерке этих двух манго не будет или будет только один, или их заменят на другие фрукты. Он на сцену не выйдет. Может быть он манго и не любит вовсе и есть его не будет, но организатор должен выполнить все условия. Такой вот принципиальный человек.

...Не могу сказать, чтобы райдеры звезд с тех пор сильно изменились. Цены только выросли. Гостиницу и тогда старались предоставить самую лучшую, машину тоже. Просто сейчас это все стоит дороже.

Изменилась ситуация с техническими райдерами — техника далеко вперед шагнула. Бывает, конечно, что звезд не устраивают гостиницы, но приходится жить в тех, какие есть. Особенно это касается маленьких городов, где выбор не велик.

Хотя некоторые изменения все же происходят. Жанна Бичевская раньше ела и пила, как все. Теперь, если концерт приходится на пост, нужно подавать только постные блюда. Кто-то на диету сел. Пугачева в один из своих приездов почти ничего не ела — только салат из огурцов, помидоров и зелени. Райдер у нее был очень простой, ничего лишнего, но, конечно, соответствующий статусу. Она боится летать и перемещается по стране на поезде в собственном вагоне.

Боярский раньше никогда не выступал без коньяка. Причем коньяк должен был быть не только в гримерке, но и на сцене. Предпочитал «Хеннесси», но если его не было, то пил армянский пятизвездочный.

Караченцов, когда еще гастролировал, просил сигареты «Прима» без фильтра и простую водочку. Кстати, у него был самый простой райдер из тех, которые мне попадались. Кузьмин практически никогда ничего не ест, но постоянно пьет пиво. В райдере так и говорится — много пива и раков.

Сейчас у Валерии требования стали мягче. Раньше у нее огромный был райдер, но это, как я понимаю, от ее бывшего мужа исходило. В райдере даже оговаривался специальный человек, который повсюду за ней следил. Шульгин ее сильно ревновал.

У Пенкина с Моисеевым всегда было так — если они присылают какой-то райдер, можно его порвать и выбросить, главное — сохранить райдер технический. Абсолютно нетребовательные люди. После концерта они либо идут спать, либо гулять, но, что характерно, на свои деньги.

У актрисы Анны Самохиной в райдере были крепкий кофе в больших количествах и сигареты. В феврале этого года она умерла от рака. Сосо Павлиашвили раньше всегда ездил, жил и питался вместе со своей группой, но как только женился, стал требовать отдельную машину, отдельное питание.

У Ирины Аллегровой всегда были проблемы с позвоночником, поэтому в холодное время года она просит в машину теплые одеяла. А вообще, чем крупнее рыба, тем проще райдер. Так и раньше было, и сейчас.


4-01.jpg

Герман Крашенинников. в прошлом директор концертного агентства «Комильфо».

В 90-е годы была такая проблема — на волне внезапной популярности многие молодые артисты начинали выставлять какие-то заоблачные райдеры, пытаясь через эти требования показать свой статус. Причем свойственно это было в основном дикорастущей попсе. При этом старое поколение исполнителей, джазовые музыканты и актеры театра всегда в своих требованиях были очень сдержаны. Лия Ахеджакова, Сергей Гармаш, Елена Яковлева, Игорь Бутман, Олег Митяев — это люди, культурный уровень которых настолько высок, что они никогда не опустились бы до каких-то мелких придирок в плане размещения или питания. Естественно, им все равно предоставлялись самые лучшие условия.

Помню, что у Киркорова в райдере было четко прописано: должен быть «Мерседес» представительского класса. Но это были не «понты», как, скажем, у группы «Руки вверх», которые просто не могли приехать в Ростов, если не будет лимузина. Киркорову большая машина была нужна из-за его роста. Он очень высокий и в обычном автомобиле сидеть ему просто не комфортно. У него был объемный райдер, со всевозможными требованиями, но я считаю, они вполне соответствовали его статусу.

Очень интересно к организации своего выступления подходила Лайма Вайкуле. Она единственная на моей памяти прогоняла перед началом концерта практически всю программу. Обычно артисты приезжают только на саундчек. Еще в ее райдере было такое требование: по обе стороны кулис — маленькие мобильные гримерки. Она же танцует все время с балетом и ей необходимо быстро менять костюмы.

Забавно подошел к своему выступлению бывший солист группы «На-На» Валерий Юрин. Он начал сольную карьеру. Когда приехал с концертом в Ростов, то привез с собой один-единственный диск — собственный. И под него он весь концерт пел и плясал. Олег Митяев в свой первый приезд в Ростов попросил отвезти его поплавать — сам он мастер спорта по плаванью. Это была ранняя весна, но он все равно в Дону с удовольствием искупался.

Юрий Шевчук всегда очень трепетно относился к технической стороне, поэтому приезжал заранее, чтобы проверить аппаратуру. У Бориса Моисеева был гастрольный тур с Николаем Трубачом. На сцене они показывали удивительный творческий союз. Но насколько они были дружны во время выступления, настолько были враждебно настроены по отношению друг к другу в обычной жизни. Ездили в разных машинах. Моисеев вообще очень своеобразный человек, его трудно оценивать, он все время в образе, все время в капризе.

Просто поразили меня Ширвиндт с Державиным. Когда я их вез в гостиницу, все спрашивал: «Может, вам что-то нужно, что-то сделать, привезти?» Ширвиндт, не выпуская трубку, произнес своим фирменным голосом: «Знаешь, мы за свою жизнь столько уже повидали, нас ничем не удивишь. Ты привези нас в гостиницу, мы отдохнем, поваляемся, а вечером пойдем просто покушаем и погуляем по городу». На следующий день они попросили меня отвезти их в аэропорт пораньше, говорили: мы люди пожилые, спешка нам ни к чему. Там в кафе они накрыли стол, много заказали. Я уже приготовился все это оплатить, потому что так принято, чтобы организатор за все платил. И тут Ширвиндт говорит: «Так, спокойно, присядь, теперь будем мы угощать».

У Жени Белоусова в репертуаре было 2–3 хитовых песни. И вот приезжали они в какой-нибудь небольшой городок, где собирался целый местный стадион, брали открытую военную машину, под фонограмму в этой машине проезжали по кругу, исполняя «Девочку синеглазую», и тут же давали газу и мчались на вокзал. Пару раз их догоняли и били.


5-01.jpg

Виктор Скляров. с 1996 по 2008 годы заместитель директора Ростовской областной филармонии.

До 90-го года артист приезжал на концерт в Ростов, но здесь в Ростове он гонорар не получал, деньги ему платила та филармония, за которой он был закреплен. Он был ее штатным сотрудником. Сейчас редко кто дает больше одного концерта. А раньше давали по 10–20 концертов в одном городе, по два концерта в день. Билеты были недорогие: 2,5–3 рубля. Да и гонорары были небольшие. У авторов, которые исполняли свои песни, как Антонов, например, было преимущество — они дополнительно получали авторские. В 1990 году появились коммерческие концертные агентства. После этого артисты начали диктовать свои условия, и гонорары стали резко расти.

Что касается технических райдеров — тогда всю технику музыканты возили с собой из города в город. Конечно, через год таких перевозок она превращалась в хлам. Сами артисты в то время были настроены более щадяще. Понимали, что филармония — это государственная структура, что у нас существуют пределы возможностей и никаких завышенных требований не выставляли. Они были такие же служащие, как и остальные работники филармонии. Но после концерта обязательно были банкет и отдых. С продуктами на юге никогда проблем не было — свежие фрукты, овощи, шашлыки. Это их устраивало. Не было импортных машин, как сейчас. Но райдер всегда был, просто он назывался перечнем технических и бытовых условий. Артисты, закалившиеся в то время, и позже не стали капризными. Яркий пример — Валентина Толкунова, она объехала весь Северный Кавказ. Как-то раз у нее был концерт в Песчанокопске. Я специально заказал vip-проход в аэропорту. Ждем. Она никак не выходит. Уже все из бизнес-класса вышли, а Вали нет. Потом смотрим, она в теплом платке, повязанном прямо поверх пальто, стоит около аптеки и какое-то лекарство покупает. «А что такого, — говорит, — подали автобус, я села и поехала. Ну и что, что не через vip-зал, какая разница?» Привезли мы ее в Песчанокопск, в какой-то сельский клуб, условия очень скромные — нормальное зеркало еле нашли. Никаких претензий с ее стороны, абсолютно. Вышла на сцену — королева. Лещенко — тоже удивительный человек. Он давал несколько концертов по области. Ну какая, скажем, гостиница, в Сальске. Самая обычная. Он видит, что другой нет, не ехать же в Ростов, за 180 км. Отнесся с пониманием. 

Жасмин как-то приезжала в Новочеркасск. Обычный райдер — машина, гостиница и одно маленькое требование — перед концертом 100 граммов коньяка. Концерт был на открытом воздухе и коньяк ей нужен был для связок. Ну, думаю, с коньяком сейчас проблем нет. Приехали в Новочеркасск. И у меня спрашивают: а где коньяк? Оказывается, она просила какой-то особый сорт. Пришлось извиниться и купить другой. Никто не возражал

№ 57 Сентябрь 2010 г.