1
из

ГОРОД НА КУРГАНАХ.

№132
В связи с возросшим интересом горожан к археологии, связанным в первую очередь с реконструкцией улицы Станиславского, «Главный» решил составить краткую историю раскопок в Ростове и ближайших окрестностях.
Текст Сергея Медведева.
Первый свод археологических памятников Ростовской области появился 1 января 1950 года. До 1950 года использовали работу Александра Лукича Крылова «О старине в Донской области» 1884 года.
В 1950 году в Ростовской области было выявлено 350 археологических памятников — в основном это курганы и курганные группы, 90 процентов.
В списке памятников археологии Ростова-на-Дону, состоящих на государственной охране, на сегодняшний день значатся 69 объектов. Все упомянуть мы не сможем, остановимся на самых значимых.

КОБЯКОВКА.
Первые в известной нам истории Дона раскопки были произведены в Кобяковке, метском городище, расположенном на нынешней границе Ростова и Аксая, еще в XV веке. Копал Иосафат Барбаро (1413–1494) — венецианский дипломат, путешественник и государственный деятель.

В 1436 году он покинул родину и по торговым делам перебрался в венецианскую колонию Тану (Азов), где прожил 16 лет. Здесь он изучил татарский язык (Тана в те годы подчинялась Золотой Орде), познакомился с местными нравами и легендами, в частности с легендой о сокровищах аланского царя Индиабу. Поздней осенью 1437 года Иосафат, шесть его товарищей и сотня наемных работников приступили к раскопкам кобяковских курганов. Работы были приостановлены на время холодов, а весной возобновлены. Клад Барбаро не нашел, но о своем пребывании в Тане написал книгу (по нынешним меркам — брошюру).

Рассказывает Андрей Бойко, доцент кафедры археологии и истории древнего мира исторического факультета ЮФУ:
— Работа Иосафата Барбаро была хорошо известна и в Европе,и в России, где ее переиздали в XIX веке. В 1917 году в «Известиях Таврической ученой архивной комиссии» была опубликована статья «Венецианские кладоискатели в Золотой Орде». Тогда было впервые отмечено, что труд Иосафата не имеет равных в археологической литературе. Он все четко описал: что, где, как. У меня есть задание для магистрантов — я даю им текст Барбаро, говорю: «А теперь нарисуйте страратиграфию (взаимное расположение культурных слоев относительно друг друга и перекрывающих их природных пород. — «Главный») и план городища». И они успешно справляются с заданием. Многие раскопки XIX века так подробно не описаны.
В XIX веке в Кобяковку копал Владимир Тизенгаузен (1825–1902), историк-востоковед, нумизмат, археолог. Его раскопки были связаны со строительством в этих местах железной дороги. По словам Бойко, он обнаружил здесь несколько останков людей скорее античного и хазарского облика.
— Но Тизенгаузен не составлял планов раскопок. Даже графическая часть раскопок сохранилась частично... Кобяковку копали постоянно — и в 60-е годы ХХ века, и при строительстве «Метро Кэш энд Кэрри» в 2010-х. Можно копать и сейчас — котлован «Кэш энд Керри» — это не край могильника, он продолжается и дальше. Курганы остались и на проспекте 40-летия Победы.

2. СТАРЫЙ И НОВЫЙ ТАНАИС.
Самый известный археологический объект в окрестностях Ростова — это Танаис.
О Танаисе в античной литературе есть порядка одиннадцати свидетельств. Самое главное — свидетельство Страбона (64/63 дон. э. — ок. 23/24 н. э.): «При впадении реки в озеро лежит одноименный город Танаис, основанный эллинами, владеющими Боспором». Также, согласно Страбону, Танаис — «самое большое после Пантикапея торжище варваров». Еще он пишет, что Танаис был разрушен за неповиновение боспорским царем Полимоном. Первые большие раскопки Танаиса начались в 1853 году. Их проводил Павел Михайлович Леонтьев. Кстати, за два десятилетия до начала раскопок Трои Шлиманом.

Рассказывает Андрей Бойко:
— Работы проводились по личному разрешению Николая I. В распоряжении Леонтьева было 3 000 рублей серебром для найма работников, и он нанимал до 150 человек. К нему были командированы казачий офицер, казаки работных полков, которые наводили порядок. У Леонтьева были очень большие полномочия. Но Леонтьев не был археологом в современном смысле этого слова, он был профессором кафедры римской словесности. Но при этом Леонтьев год изучал археологию в Италии, видел Помпеи, Геркуланум. То, что он нашел в Недвиговке — безобразную груду камней, совсем не напоминало большой город, который Полимон мог разгромить. Леонтьеву не удалось найти слои эллинистического времени в Недвиговке. Павел Михайлович первым выдвинул идею, что был старый Танаис и новый, восстановленный уже в совсем другом месте. То, что он раскопал в Недвиговке, он считал новым Танаисом. Старый, о котором упоминал Страбон, как полагал Леонтьев, расположен в Елизаветовке. Хотя в Елизаветовском городище (дельта Дона, 4 км от Ростова. — «Главный») нет крепостных стен, нет следов регулярного строительства. Термины «новый» и «старый» Танаис употреблялись до 1949 года, хотя еще в конце 1860-х годов при строительстве участка железной дороги Ростов — Таганрог рабочие наткнулись на древнее городище Танаиса в той же Недвиговке.
В 1955 году была сформирована Нижне-Донская археологическая экспедиция, которая совместно с Ростовским университетом и Ростовским музеем краеведения под руководством Д.Б. Шелова приступила к научному исследованию городища. Спустя четыре года Танаис был объявлен заповедной территорией.
Но, как я понял, среди историков до сих пор нет единого мнения, был Танаис один или их было несколько. Ученые, раскапывающие Елизаветовское городище, по-прежнему уверены, что это старый Танаис или другая греческая колония, тем более что время существования городища (III-IV века до н. э.) совпадает со временем основания Танаиса. Но «этническая атрибуция населения является дискуссионной».

3. РОСТОВ-ПАПА.
В исторической части Ростова копать начали еще во времена строительства крепости Димитрия Ростовского.

Рассказывает Андрей Бойко:
— Понятно, что для насыпания валов требовалась земля. Рядом были курганы. Их спокойно пускали под нож. Находили какие-то кости. Это отражено в документации, потому что курганы — земля другой категории, значит, другие нормы выработки. В 1766– 1768 годах при строительстве восточных фортов крепости Димитрия Ростовского были срыты несколько курганов.
Все большие и серьезные археологические работы на Дону, за исключением экспедиции Павла Михайловича Леонтьева, были связаны с дорожным строительством. Строили Курско-Харьковско-Азовскую дорогу, подрезали Кобяковку. Строили вокзал в Ростове, прокладывали пути в долине Темерника, нашли амфору — это учтенный случай, 1870–1871 годы.

Рассказывает Андрей Бойко:
— Случайные находки в Ростове были постоянно. Но о них мы крайне мало знаем, потому что Ростов тогда был частью Украины, Екатеринославской губернией. Все материалы из-за отсутствия в городе какого-либо музея или даже гимназического кабинета отправляли прямиком в Екатеринослав, где они гибли безвозвратно... Когда Ростов стал частью Области Войска Донского, ситуация не изменилась, Область лет на 25–30 отставала от остальных регионов Российской империи: не было научных обществ, музеев, крупных учебных заведений. Что происходило в Нахичевани, нам тоже почти неизвестно. В делах Археологической комиссии зафиксировано несколько находок серебряных рублей Екатерининской эпохи. Нахичеванские купцы несколько раз просили у Археологической комиссии концессию на раскопки курганов, но им вежливо отказали... С Ростовом был связан самый крупный дореволюционный археологический скандал — дело о торговле Шульца золотом из Келермесских курганов (курганы, расположенные неподалеку от станицы Келермесской в Гиагинском районе Адыгеи, в которых обнаружены богатые меотские погребения, датируемые VII и VI веками до н. э. — «Главный»). Шульц был подручным у известного археолога и востоковеда Николая Веселовского. Николай Иванович копал сразу в десяти местах, руководили раскопками десятники, и одним из таких людей был Шульц. Он очень энергично копал, в том числе и для себя. Когда у него накапливалось достаточное количество золота, он отправлялся в Ростов — город без вузов и музеев, но с пробирной комиссией. Шульц договаривался с подпольными ювелирами, находки переливали в слитки, он относил все это дело в пробирную комиссию — ему ставили пробы. Но Шульц не знал, что здесь существует своя армия перекупщиков древностей. Шульца сдали как человека, который сбивает цену на золото. Между прочим, главным перекупщиком был Федор Степанович Романович.

В историю Романович вошел после того, как антрепренер Синельников купил в его магазине на Московской пьесу Чехова «Дядя Ваня». И поставил ее. Первый в мире. Именно Романовичу просил в своем письме Чехов издателя Лейкина направлять экземпляры «Пестрых рассказов».

Началом цивилизованной археологии в Ростове считается 1890 год. Именно тогда «центр» решил подвести некоторые итоги самодеятельному творчеству местных жителей. В 1890 году в Ростов приехал археолог Владимир Николаевич Ястребов, ознакомиться с азовской плитой — за год до этого в Азове нашли надгробную плиту из белого мрамора с латинской надписью «1362 месяца августа. Здесь покоится почетный и благородный господин Жиакомо Корнаро, уважаемый граф Арбэ и, по дожескому повелению, посланник и консул в Тане и по всей империи Газарии, который скончался, душа которого в покое отдыхает» (сейчас эта плита в Новочеркасском музее Донского казачества. — «Главный»).

Заодно Владимиру Николаевичу поручили выяснить, что вообще происходит на Дону в плане археологии, какие есть коллекции. Ястребов обнаружил не так уж много — нумизматическую коллекцию Петра Врангеля и собрание Романовича.


ТЕМЕРНИЦКОЕ ГОРОДИЩЕ.
О существовании Темерницкого городища было известно давно. Оно есть на планах строителя крепости Димитрия Ростовского А. Ригельмана, есть и на старых турецких картах. На «Карте Кубанской и Крымской сторон» (1741 год) на месте, где Темерник впадает в Дон, обозначено «Старое городище».
Военный инженер Анатолий Людовик Де-Романо писал, что еще в 1801 году он еще видел следы древних укреплений в устье Темерника.

Центр городища был там, где сейчас находятся западная окраина улицы Московской и площадь имени Пятого донского корпуса. Официально городище было открыто краеведом Михаилом Краснянским, техником городской управы. Он писал: «Открытие в устье Темерника следов древнегреческой фактории сделано случайно в 1908 году архитектором Е.М. Гулиным и мною. В этом году нам пришлось выступить экспертами по спорному вопросу между домовладельцами Сумцовым и Бирюковым, жительствующими по Старопочтовой улице в доме 22. Спорное дело заключалось в том, что одни сосед, копая погреб, подрылся под дом другого. В пределах этих усадеб и были впервые найдены части амфор с рыбьей чешуей, амфора с какой-то черной жидкостью, домашняя глиняная утварь и монеты боспорских царей...»
Основная часть собранного материала была датирована V-IV веками до н. э. — III-IV веками нашей эры. Под греческой культурой были найдены предметы неолитического периода — грубое изделие из глины, череп и кости первобытных людей.
В 1912 году преподаватель ростовской гимназии А.М. Ильин, имевший археологическое образование, опубликовал работу о Темерницком городище «Передовая фактория Танаис. Древнегреческое поселение в устье р. Темерник». 
Эта работа впервые был опубликована в Записках Ростовского общества истории древностей и природы. К тому моменту было уже и такое общество! Был и городской музей! Самыми активными исследователями Темерницкого городища были краеведы М.Б. Краснянский и уже упомянутый Ильин.
Кстати, в конце XIX века Романович собрал коллекцию из найденных в Ростове на территории бывшего Темерницкого городища античных монет и плит с греческими надписями и предложил ее для приобретения Новочеркасскому Войсковому музею. Но покупка не состоялась, и дальнейшая судьба коллекции неизвестна. Погибла в войну и значительная часть находок начала ХХ века.
Копали Темерницкое городище и все последующие годы — это было связано с работами по благоустройству или строительством.

Рассказывает Андрей Бойко:
— В Танаисе не находили античных монет крупного номинала, все они были рассеяны по городищам. На Гниловском городище находили огромные клады, на Ростовском, на Темерницком, на Кобяковке. Дело в том, что все эти городища были посредниками в торговле со Степью, а Танаис был античным городом, там был свой товарооборот, зашел в харчевню — выпил, закусил, денежку потерял. Поэтому там находят только мелочь. А здесь — большие номиналы, клады. Здесь люди держали крупные средства, чтобы покупать у степняков пленников, кожу, скот.

РОСТОВСКОЕ ГОРОДИЩЕ.
Ростовское городище было основано в I-III веках нашей эры. Это меотское поселение было впервые обнаружено в 1926 году Георгием Александровичем Иноземцевым.

Рассказывает Андрей Бойко:
— С Ростовским городищем ситуация была хуже, чем с Темерницким. Когда его открыли, местность в районе Ворошиловского моста была уже застроена, на Береговой проложили железную дорогу. Городище было бы исследовано тщательнее, если бы удалось развернуть Ростов к реке. Но на это не хватило денег. Так что практически единственные раскопки были связаны со строительством Часового завода и комплекса административных зданий. Когда строили проходную часового завода в 1956–1957 годах, раскопали несколько покойников. Из газеты «Молот» за 1949 год можно узнать, что при строительстве «сталинки» на углу улиц Чехова и Садовой, когда проводили водопровод, нашли античного покойника, а также миску и кувшин. Таким образом удалось обнаружить край могильника Ростовского городища. По найденным амфорам и керамике. Самая северная его часть — это угол проспекта Соколова и улицы Горького, район трамвайных путей. Впрочем, трудно понять, часть ли это кургана или это действительно могильник городища. Курганы были и на углу Чехова и Садовой. Может быть, в 1949 году и там нашли курганного покойника. Немножко ниже по проспекту Чехова были найдены хазарские захоронения IX века. Хазар находили и в микрорайоне «Красный трамвайщик», на Пушкинской... Курганы на территории мединститута были отмечены на кадастровой карте Мамонтова 1912 года. На этой карте были отмечены все курганы. Ростову повезло: ни Азов, ни Новочеркасск кадастровых карт не имели. Так что мы знаем, где и что расположено. Достаточно много курганов были снесены, но не раскопаны. Практически каждое кладбище на территории Ростова начиналось с курганов. Например, на территории нынешнего армянского кладбища раньше было четыре кургана. Копали курганы, и когда строили завод «Ростсельмаш». В записках Северо-Кавказского общества археологии и этнографии есть небольшая заметка о курганах на территории «Ростсельмаша».

ЛИВЕНЦОВСКАЯ КРЕПОСТЬ.
Ливенцовская (Левенцовская) крепость — укрепление, построенное племенами северокавказской культуры в XVII веке до н. э. Крепость — часть Ливенцовского археологического комплекса, который располагается между поселками Каратаево и Ливенцовка в Советском районе города Ростова-на-Дону, на правом берегу реки Мертвый Донец. Крепость была обнаружена археологами в 1950-х годах. В 1977 году остатки одной из древнейших крепостей Восточной Европы решением ростовского исполкома были признаны объектом культурного наследия местного значения.

Рассказывает Андрей Бойко:
— В Ливенцовский археологический комплекс входят 7 памятников. Два поселения и могильники. Первым поселения Ливенцовской и Каратаевской крепостей исследовал А.А. Миллер в 1920-х годах, во время работ Северо-Кавказской археологической экспедиции Государственной академии истории материальной культуры. Реальные масштабные раскопки проводились под руководством Станислава Никифоровича Братченко. Это шестидесятые годы ХХ века. В работах принимали участие Ростовский музей краеведения, университет. Начало работ — 1963 год, пик — 1967–1969 годы. Вполне возможно, что Леонтьев тоже исследовал Ливенцовку. Известно, что он копал в районе станицы Гниловской. Можно считать, что Ливенцовская крепость — район Гниловской.

Конкретно Ливенцовская крепость была обнаружена уже позже, в 1950-х годах, что вызвало сенсацию в мировых научно-исторических кругах. Считается, что данный архитектурный памятник был построен на несколько сотен лет раньше Трои, а Ливенцовская крепость — старейшая крепость во всей Восточной Европе. Исследования комплекса продолжаются и по сей день, хотя часть комплекса превращена местными жителями в свалку, а часть построек разобрали для своих нужд.


1–4. Танаис сегодня и его реконструкция на момент расцвета. 5. Археолог Веселовский на раскопках в ст. Елизаветовской, 1913 год. 6. Елизаветовское городище в наши дни. 7. Монеты времен Боспорского царства, найденные на раскопках Темерницкого городища. 8. Границы Темерницкого городища. 9. Раскопки могильника Кобяковского городища. 10. Ливенцовская крепость, 60-е годы ХХ века. 11. Ливенцовская крепость. Реконструкция.
№ 132 сентябрь 2017 г.

Имя улицы

«Главный» выяснил, как в Ростове появились первые кредитные организации.

Имя улицы

«ГЛАВНЫЙ» РЕШИЛ СОСТАВИТЬ КРАТКУЮ ИСТОРИЮ РАСКОПОК В РОСТОВЕ И БЛИЖАЙШИХ ОКРЕСТНОСТЯХ.

Имя улицы

«Главный» продолжает исследовать коммунальные проблемы столетней давности. На очереди — телефонная связь.

Имя улицы

«Главный» изучил историю замощения донских улиц.

Имя улицы

«Главный» погрузился в пучину проблем водоснабжения старого Ростова и ближайших к нему городов.