ЧТО ДОЛЖЕН ДЕЛАТЬ НАСТОЯЩИЙ АРТИСТ, ЕСЛИ...

№91
В роли настоящего артиста — Дмитрий Харатьян.
Текст МАРИИ ИЕНТШ. ФОТО РОМАНА СУХОРУКОВА И ИЗ АРХИВА ГЕРОЯ ПУБЛИКАЦИИ.

КТО ТАКОЙ.


Народный артист России Дмитрий Вадимович Харатьян родился 21 января 1960 года в Алмалыке (Узбекистан) в семье преподавателя и инженера. Когда ему было три года, семья переехала в Подмосковье. В старших классах Дмитрий увлекся спортом, музыкой, играл в школьном ансамбле. Когда пришло время получать паспорт, Дмитрий настоял на том, чтобы в графе «национальность» вписали «армянин», хотя, армянин он только на четверть. Дебютировал в фильме Владимира Меньшова «Розыгрыш». Окончив Высшее театральное училище имени М.С. Щепкина в 1982 году, Харатьян продолжает сниматься. В фильме «Зеленый фургон» исполняет несколько саундтреков, ставших хитами. Но кинокумиром его сделала роль Алеши Корсака в фильме Светланы Дружининой «Гардемарины, вперед!». В 1990–91 годах по итогам опроса зрителей журналом «Советский экран» Дмитрий Харатьян был признан лучшим актером. В театре дебютировал в 1996 году в пьесе Д. Стейнбека «О мышах и людях». Играет в музыкальных спектаклях, периодически является членом жюри Высшей лиги КВН. Женат вторым браком. Имеет сына Ивана и дочь Александру.

ЕМУ БОЛЬШЕ НЕ ПРЕДЛАГАЮТ РОЛИ ГЕРОЕВ-ЛЮБОВНИКОВ. Если больше не предлагают таких ролей — значит, возраст уже не тот... Все же кончается. Герой-любовник не может быть престарелым, это качество молодого артиста. Это амплуа в театре живет дольше, а вот в кинематографе героя-любовника можно играть... максимум до сорока лет, наверное. Кстати, я никогда и не был героем-любовником. У меня амплуа романтического героя. А классический герой-любовник все-таки другой. 

ОН ОЧЕНЬ УСТАЛ ОТ ПОПУЛЯРНОСТИ. Надо уединиться где-нибудь в монастыре или на острове, пожить там какое-то время. Было много известных людей, которые уходили от мира и светской жизни, сосредотачивались на себе и проводили время в молитвах. А вообще, у популярности очень короткая жизнь. Как правило, пик популярности выпадает на несколько ролей и картин. Я знаю очень мало артистов, которые держат эту высоту продолжительное время. Хотя... На мой взгляд, от популярности устать нельзя — она может мешать или помогать. Популярность — самое сложное испытание в жизни, это своего рода «медные трубы». Ведь она порождает искушения. И не дай Бог тебе поверить в нее — это начало конца, так называемая «звездная болезнь». И мало кто знает, как с ней справиться. Мне популярность, скорее, мешала — и в жизни, и в карьере. Ведь артист, сыгравший яркую роль и снявшийся в отличном фильме, становится заложником этой роли и этого фильма. Соответственно, на него вешают ярлык, и предложений поступает меньше. Вот «гардемарин» — это же ярлык! А я — заложник Алеши Корсака. Конечно же, я счастлив, что в моей актерской жизни есть такой фильм. Но сколько мне эта роль дала — столько же и отняла. Я говорю о других ролях. Знаете, ведь режиссеры меня с кем-то другим не ассоциируют. Но в общем мне повезло — я снялся в нескольких отличных картинах. «Гардемарины, вперед!» можно назвать, наверное, самой яркой, но есть еще фильмы «Розыгрыш», с которого все и началось, есть «Зеленый фургон», «Скорость»… Яркие, серьезные и глубокие роли меняют естество актера. В некотором смысле Алеша Корсак, например, дисциплинирует меня, заставляет быть лучше, чем я есть. Популярность — такая ветреная особа. Она как мода — быстро проходящая. Поэтому лучше не стоит к ней привыкать или отвыкать... Не нужно относиться к ней серьезно — лучше с юмором. Ведь «и это пройдет» — как говорил царь Соломон. 

ЕГО ЖЕНА СИЛЬНО РЕВНУЕТ. Не обращать внимания. Ни в коем случае нельзя что-то объяснять или оправдываться. Если говорить о работе — то это всего лишь работа! А если говорить о жизни вообще — ну что тут поделаешь... На самом деле, настоящий мужчина просто не должен давать повода для ревности. 

НА СЦЕНЕ ОН ВДРУГ ПОНИМАЕТ, ЧТО СОВЕРШЕННО ЗАБЫЛ СЛОВА. Продолжать своими словами. Артист должен импровизировать! У меня такое было, и неоднократно. Конечно, если роль новая, то такие ситуации чаще возникают. Но у меня были случаи, когда и роль-то не новая, я уже ее давно играл, и вдруг — белый лист. И в такие моменты мне помогали все вокруг! А у меня было, что называется, паморок. Наверное, чего-то не хватало в организме.

В КАЧЕСТВЕ УЧАСТНИКА ТЕЛЕПЕРЕДАЧИ «БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ» ПРИГЛАШЕН СЕРГЕЙ ЖИГУНОВ. Кстати, я уже не веду эту программу — меня сменил Стоянов. Ну а если представить... Это абсолютно нормальная ситуация! Ваша провокация — вы называете фамилию, которая должна действовать на меня, как на быка красная тряпка, — в данном случае мне абсолютно безразлична. Мы с Сергеем Жигуновым много лет назад разошлись по жизни и больше не пересекаемся. И я не хочу возвращать прежние наши отношения.

НАД НИМ РЕГУЛЯРНО ПОДШУЧИВАЮТ В КВН. Посмеяться над собой — вот надо мной часто шутят! На самом деле, это как раз признак популярности. Если часто шутят в КВН, это говорит о том, что тебя помнят и ты что-то значишь. И должно быть приятно! Мне, по крайне мере, от этого не грустно. Ну, кавээнщики в основном меня вспоминают только в одном контексте: почему это я до сих пор так молодо выгляжу? А то все уже вроде бы постарели, а я все никак.

ЕМУ ПРЕДЛОЖИЛИ ПОУЧАСТВОВАТЬ В ШОУ «ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ». Стать последним героем. Но я бы не поехал. А знаете, почему? Вот вы говорите: настоящий артист, настоящий мужчина... А я — не настоящий мужчина. Ведь это очень ответственная обязанность! Я — артист. А артист по определению не может быть настоящим мужчиной. Он должен быть обезличен, со стертой индивидуальностью. Ведь он — некий проводник, который воплощает замысел драматурга, режиссера… Потому что как только накладывается индивидуальность — она начинает доминировать, и с таким артистом очень сложно работать. Он меняет вектор и акценты в тех произведениях, которые играет. Вот почему в картинах Алексея Балабанова снялось много НЕартистов? Потому что неартист живет, существует естественно. Поэтому я и не могу называться настоящим мужчиной. Настоящим профессионалом — может быть. Ведь я всю жизнь этим занимаюсь. Я могу быть более успешным или менее успешным — но это моя профессия. Поэтому, наверное, имею право называть себя профессионалом своего дела.

ОН ПОНИМАЕТ, ЧТО НАСТОЯЩЕЕ ЕГО ПРИЗВАНИЕ — ЭТО ВСЕ-ТАКИ МУЗЫКА. Дело в том, что музыкант — это тоже артист. Эти две профессии для меня неразделимы. Я бы мог бы стать профессиональным музыкантом. На пике успеха «Гардемарин» довольно серьезные музыкальные продюсеры предлагали мне сделать эстрадную карьеру. Но я умышленно на это не пошел, так как понимал, что должен полностью разорвать с актерской жизнью года на три. Уйти из кино и чесать, чесать, чесать... Причем, чаще под фонограмму. Меня такая перспектива совсем не прельщала! То, что вы сейчас видели — это и есть та самая музыкальная форма высказывания, которая меня абсолютно устраивает (Дмитрий Харатьян посвятил литературный вечер в ресторане Pino Nour исполнению песен. — «Главный»). Меня абсолютно устраивает, что это не ежедневный поток. Для драматического артиста я выступаю с музыкальной программой достаточно часто — несколько раз в месяц. Ведь уже три года я играю с Ларисой Долиной в мюзикле «Мата Хари: любовь и шпионаж». А до этого были «Веселые ребята», «Ханума». В этих музыкальных спектаклях я пел и танцевал. Да, на старости лет я стал даже танцующим артистом! Так что моя актерская жизнь так или иначе связана с музыкой. И это пришло к 50-ти годам — я нашел себя, получил то, к чему всегда стремился и в чем должен был состояться. Пусть лучше поздно, чем никогда!

У НЕГО ПОЯВИЛАСЬ ИДЕЯ-ФИКС — ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО СЫГРАТЬ ПУШКИНА. Сыграть Пушкина? Только на радио. Записать. Как это сейчас называется, аудиокниги? Ведь понятно — возраст уже не тот, чтобы играть его. А записать, как чтец, его произведение можно. И таким образом, говорить, что ты сыграл Пушкина — ведь это же он сам! В 1982 году я чуть не сыграл Пушкина. И для меня, начинающего артиста двадцати одного года, это было очень лестно . Но руководство Госкино не поверило, что такой актер может это сделать. А вот Хуциев (режиссер фильма. — «Главный») почему-то верил. И почти меня в этом убедил. Но фильм не состоялся. Одна из причин — меня сначала утвердили на эту роль, потом не утвердили, и режиссер пошел ва-банк: «Если вы не доверяете мне выбор артистов, то я не буду снимать этот фильм вообще». Хотя на тот момент все уже было готово к съемкам. Но не сложилось, к сожалению. А может даже, и к счастью. Потому что потом, я думаю, что и в «Гардемаринах» я бы не сыграл, и во многих других фильмах — после Пушкина-то.


№ 91 Октябрь 2013 г.