ДЖЕЙМС БОНД НАВСЕГДА.

№80
26 октября состоится общероссийская премьера 23-го фильма бондианы — «007: координаты Скайфолл». Исполнитель главной роли — актер Дэниел Крэйг рассказал «Главному», почему легендарный шпион, несмотря на преклонный возраст, никак не уйдет на пенсию.
Текст Екатерины Врублевской ФОТО предоставлены компанией Sony Pictures Releasing

Кто такой.

Дэниел Крэйг родился 2 марта 1968 года в английском городе Честер, Англия.

В 16 лет переехал в Лондон, где поступил в Национальный молодежный театр. Международная публика познакомилась с Крэйгом в фильме «Лара Крофт: расхитительница гробниц». Позже Крэйг снялся в целом ряде заметных фильмов, среди которых — гангстерская драма Сэма Мендеса «Проклятый путь», фильм-биография поэтессы Сильвии Плат «Сильвия» с Гвинет Пэлтроу, а также нашумевший политический триллер Стивена Спилберга «Мюнхен».

Славу Крэйгу принесла бондиана — «Казино «Рояль» и «Квант милосердия». В октябре 2012 года на мировые экраны выходит новый, двадцать третий, фильм из этой серии. Судя по всему, он не последний. В ближайших пяти — по контракту — также должен сыграть Крэйг.


Что убедило вас в том, что Бонд и Сэм Мендес (режиссер «Скайфолла». — «Главный») поладят?

Я просто увидел огромный потенциал в Сэме. У него целая куча «Оскаров» за дебютный фильм («Красота по-американски». — «Главный»), и я подумал, настало время объединить Сэма и Бонда. Сначала это объединение произошло в моей голове, но знаете, после пары стаканчиков мысль и действие обычно соединяются. Так вот, я был на вечеринке, немного выпил, Сэм там тоже был. И мы говорили о кино, о традициях, вышли на балкон, закурили сигары, и я сказал: «Не хочешь снять следующего Бонда?» Это просто вырвалось само собой (смеется). Но как только эта фраза вырвалась, я понял, что все правильно, и успокоился. Вообще-то не в моих правилах предлагать людям работу. Это дело Майкла и Барбары (Барбара Брокколи и Майкл Дж. Уилсон продюсеры фильма. — «Главный»), но я чувствовал, что это великолепная идея, и, к счастью, Майкл и Барбара со мной полностью согласились. Я знал, Сэм подойдет идеально, он же примерно моего возраста и вырос на бондиане, как и я. И еще я знал, что он страстно любит это кино, чувствует и понимает его так же хорошо, как и я.


Какие идеи он привнес?

Он привнес сотрудничество. Сэм начал свой путь в театре, а театр располагает к совместному творчеству гораздо больше, чем кинопроизводство. Сэм был главным парнем, который должен вести других, и у него все в порядке с этим. Но он позволял талантам вокруг него раскрыться. И это не так просто, как кажется. Даже если в твоей команде такие люди, как Роджер (Роджер Дикинс, оператор. — «Главный»), потрясающий Крис Корбулд (главный по спецэффектам. — «Главный»), вся команда очень талантлива, включая актеров. Когда на тебе лежит огромная ответственность, легко превратиться в параноика и начать давить на людей. С Сэмом в этом смысле все было очень легко.


Вы только что закончили съемки. Легко ли расстаться с героем и снова стать собой?

Когда я заканчиваю, я заканчиваю. Если вы находитесь в съемочном процессе, это вовсе не значит, что вы приходите домой вместе со своим героем. Это просто означает, что дома есть о чем подумать. Ежедневно я занят не только актерской игрой. Я репетирую трюки, мы говорим об их последовательности, о том, как сделать каждую сцену лучше, в общем, так много всего, что невозможно абстрагироваться от этого дома. Это как будто вы в короткий срок должны сделать очень тяжелую, утомительную работу, и тогда вы берете часть работы на дом.


Ваш герой изменился со времен «Казино «Рояль»?

С «Казино» и «Квантом милосердия» вышла такая история... Конечно, это было замечательно, что я получил работу в «Казино»... Дело в том, что «Казино» — первая книга о Бонде, и было большой самонадеянностью возвращаться в прошлое. Но я получил такой шанс. И вы знаете, мы увлеклись всякими штучками в духе «Остина Пауэрса» (пародийный шпионский фильм, действие которого происходит в 60-е годы. — «Главный») — его шутками, выдумками, беспечностью. Я хотел, чтобы все было максимально правдоподобно, в духе того времени.

Мысль возвращаться к истокам Бонда всегда была у меня в голове. Мне кажется, мы достигли этого и в «Скайфолле». У нас снова появились старые персонажи, как будто «Квант милосердия» вернулся. Мы, наконец, смогли вернуть фирменные фишки Бонда, типа логова плохого парня — я не раскрываю сюжет, рассказывая об этом. Мы вернули фишки, которые всех так восхищали.


В фильмах о Бонде есть фишки, которые сохраняются от фильма к фильм — красивые женщины, пистолеты, авто. Вернется ли «Астон Мартин»?

Да. Aston Martin DB5.


Что чувствуешь за рулем такой машины?

Это прекрасно. Это классическая машина. Водить ее немного сложнее, чем современную, ее нужно чуть больше «задабривать». Это легенда и икона. И мы использовали этот факт. Это часть замысла, а не просто кивок в сторону прошлого.


Эта история «темнее» прошлых бондиан? В ранних трейлерах мы видели, что Джеймс Бонд убит, а затем восстал из мертвых...

Нет, я не думаю, что нынешний Бонд загадочнее предыдущих, даже в «Казино «Рояль». В завлекающем трейлере «Скайфолла» мы немного схитрили, чтобы привлечь зрителя. Но это лишь очень небольшая часть фильма и, надеюсь, трейлер заставит зрителя поломать голову, что же будет дальше, а журналистов написать об этом. «Скайфолл» не «темнее», трейлер оставляет яркое впечатление, и мы хотели дать его зрителям.


Кто из других актеров, сыгравших Джеймса Бонда, стал вашим любимым?

Шон Коннери.


Почему?

Это интересно, потому что, когда Шон пробовался на роль, он не был всеобщим любимцем — он был шотландец. На роль претендовал Дэвид Нивен и другие типично британские актеры. Продюсер Кубби Броколли был американцем, а продюсер Гарри Сальцманн — канадцем, они долгое время жили в Великобритании, были англофилами. Но они увидели в Шоне то, что британские продюсеры не смогли. Шон изменил наше понимание героя фильма-экшн. Он изменил его лицо. Шон — одна из причин, того, что Бонд живет так долго.


Тимоти Далтон пытался играть серьезно. Вы думаете, было слишком играть снова в таком ключе?

Я люблю фильмы с Далтоном — войны наркодилеров и другие серьезные вещи. Мне эти фильмы нравятся. Я не говорю, что эти фильмы веселые, но в них есть определенная легкость, которой мы хотели достичь. И думаю, у нас получилось. Не только благодаря мне. Главную роль в этом сыграли Джуди Денч, Хавьер Бардем и Рэйф Файнц. Именно они принесли легкость на нашу вечеринку.


Хавьер сказал, что его удивило количество шуток на съемочной площадке «Скайфолла». Он сказал, что вы все время шутили и смеялись. Это важно, когда находишься в шестимесячном забеге?

Конечно. И я надеюсь, что юмор на площадке отражался на том, что мы делали. То, что мы заставляли всех смеяться, давало пищу для творческой энергии. Все относились к своей работе очень серьезно и выполняли ее качественно, но мы все добродушно подтрунивали друг над другом и шутили. Легкость проникала в игру.


Говорят, что Джуди Денч любит заставлять актеров смеяться прямо во время съемок.

Она все время смеется. Есть такая штука, она называется corpsing (от corpse — труп. — «Главный»), когда актеры заставляют смеяться того, кто играет мертвеца. Джуди пытается сделать что-то в этом роде, у нее это плохо получается, она тут же начинает хихикать. Джуди и я очень любим посмеяться. Она и Рори Киннир постоянно хихикают. Из-за этого испортилось много пленки.


Что вы скажете о характере Джеймса Бонда, что помогает ему выдерживать испытание временем?

Это сложно, но скажу как есть. Бонд не старается сделать так, чтобы зритель полюбил его. Он не пытается быть в тренде, соответствовать моде, быть современным. Он то, что он есть, не важно, любят его или ненавидят. Он не влюблен в себя, но очень независим. И, на мой взгляд, это хороший пример для всех.


Физически трудно было сниматься в «Скайфолле»?

Невообразимо трудно. Я постоянно старался быть в форме. Мы искали способы, как сделать так, чтобы зритель поверил мне. Я делал все, что мог. Очень помогла команда. Мои ребята — лучшие, жаль, что многие остались за кадром. Они умеют делать поразительные вещи. Я люблю водить, но я не гонщик. Был парень, который творил с машиной чудеса, а я делал то, что полегче...


Какая бондиана ваша любимая, кроме тех, в которых снялись лично вы?

Из «России с любовью» и «Голдфингер».


Как вы отдыхаете после этого долгого забега — «Скайфолла»?

Надо посидеть дома и перезарядиться — вот самая важная вещь, которую надо было сделать. Меня не было 8–9 месяцев, я мечтал оказаться дома и побыть обычным человеком.

№ 80 Октябрь 2012 г.

Лицо с экрана

Блондинка Playboy говорит о плэй-офф и о других незнакомых ей понятиях. В таком образе 10 лет назад Виктория Лопырева появилась на ТВ. Но модель сумела проявила себя как серьезный спортивный журналист и в итоге стала послом чемпионата мира по футболу 2018 года. «Главный» поговорил с Викторией о подготовке к мундиалю и о том, почему дворовые площадки важнее стадионов.

Лицо с экрана

«Мне требовался небольшой отпуск, чтобы впечатлиться», — говорит Максим Аверин вместо «чтобы отдохнуть». Выпустить спектакль нон-стопом всего за три недели и между гастролями сорваться в путешествие по Японии — это в его духе. Об актерском образовании, новом проекте и пустой комнате в своем райдере артист поговорил с «Главным» прямо из страны восходящего солнца.

Лицо с экрана

Накануне российской премьеры «Собибора», которая пройдет в Ростове-на-Дону в кинотеатре «Горизонт Cinema&Emotion», «Главный» поговорил с Константином Хабенским о фильме, ставшей режиссерским дебютом известного актера.

Лицо с экрана

Есть рок-поэзия, есть поэзия серебряного века, а есть творчество Светланы Сургановой. Незадолго до концерта в Ростове легенда русского рока поговорила с «Главным» о рэпе, о преодолении себя и о том, почему так любит бумажные письма.

Лицо с экрана

О закулисье популярного ток-шоу «Главный» поговорил с одним из его участников — Денисом Реконвальдом.