Я САМ РАССКАЖУ О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ.

№103
Какие слова отца определили актерскую судьбу Дмитрия Дюжева, почему он сбежал из ГИТИСа, и как находчивость Дмитрия помогла получить роль Космоса в «Бригаде». Это и многое другое талантливый актер и начинающий режиссер рассказал «Главному».
Текст АЛЕНА КОПЛЕНКО. ФОТО РОМАНА СУХОРУКОВА.

ИНТЕРВЬЮ ЗАПИСАНО В РАМКАХ «ЛИТЕРАТУРНОГО САЛОНА» С ДМИТРИЕМ ДЮЖЕВЫМ В РЕСТОРАНЕ PINOT NOIR.


КТО ТАКОЙ.

Дмитрий Петрович Дюжев родился 9 июля 1978 года в Астрахани. Актер, певец, режиссер. В кино дебютировал в фильме «24 часа» Александра Атанесяна. Известность принесла роль Космоса в сериале «Бригада». Дмитрий Дюжев принимал участие в съемках фильмов «Жмурки», «Каникулы строгого режима», «Утомленные солнцем-2», «Остров». В 2011 году состоялся дебют Д. Дюжева как режиссера. Его первый короткометражный фильм «БРАТиЯ» был отмечен множеством наград. Принимал участие в шоу «Две звезды», где их дуэт с Тамарой Гвердцители стал лучшим.


МАМА, ПАПА, 17-Я ПРИСТАНЬ.

Мои родители познакомились в Астрахани. Папа работал тогда в Драмтеатре. На улице он увидел девушку с подружкой. Папа пошел за ними. Мама моя, это ж классика, тогда на него никакого внимания не обратила. Тут подъехал троллейбус, папа попросил девушек дождаться его и побежал в палатку за цветами. Вернулся, а троллейбус уже ушел. Девушки прыгнули в него и оттуда ему машут, мол, парень, давай, пока. Он взял такси, поехал за этим троллейбусом, а когда вышел, то сказал: «Девушки, вы извините, но если я вас не провожу, то зря прожил свою жизнь». На следующий день он сделал предложение моей маме. Сказал, что подписал договор с русским театром драмы в Алма-Ате, что завтра должен туда улететь. Поэтому предлагает руку и сердце, вот кольцо, в загсе уже договорился. В общем, в Алма-Ату они поехали как муж и жена. Почти девять месяцев прожили там. Я уже был. На девятом месяце мама заплакала и сказала: «Петя, пожалуйста, я хочу рожать там, где мама». Они снова приехали в Астрахань. Но вот что произошло. Наш роддом в Астрахани находится возле 17-й пристани. Второе воскресенье июля — день рыбака. К 9 июля 1978 года, к вечеру, у мамы начинаются схватки. В 21.15 собираются корабли военные с пушками, и бьет салют. Народ кричит: «Ура!», и я вылезаю и кричу: «Уааа!»


ШКОЛА, ЧУДО, БОГ.

Мама с папой не знали друг друга, когда поженились. Оказалось, что это два разных человека. Мама совсем не актерской среды: родственники в деревне, все очень по-настоящему, по-мужицки. Отец — творческая натура: ни гвоздя, ни дощечки. Ссорились каждый день страшно. Потом они открылись друг другу. Но сначала где-то даже было не до меня. Я пошел в первый класс и не знал ни букв, ни цифр. В конце года научился читать и считать. И я запомнил на всю жизнь, как классная руководительница взяла меня за руку и сказала: «Вот теперь с тобой дружу я, вот теперь тебя хвалю я».

Перед Новым годом мама говорила: «Иди в форточку, скажи снежинкам, какой бы ты подарок хотел получить от Деда Мороза». Я шел, открывал окно, говорил громко. Мама, естественно, слушала за стенкой. И к 12 часам раздавался звонок в дверь. Родители говорили, что это Дед Мороз пришел. Я представлял, что ледяная глыба в шапке что-то будет мне сейчас говорить, поздравлять. Открывал дверь, а подарок уже лежал на коврике. Это были такие детские чудеса. Однажды в театре за кулисами я рассказывал актрисе, что скоро ко мне придет Дед Мороз и подарит подарок. Она ответила, что все это ерунда. Папа вышел со сцены, она ему говорит: «Петр, расскажи ребенку, кто вам подарки сует под дверь».

Я: «Папа, папа, пожалуйста, расскажи, это же правда, правда!» И тогда он ответил: «Сынок, ты знаешь, когда ты вырастешь, то можешь стать артистом, можешь стать режиссером. Ты сам будешь творить эту сказку, ты сам будешь творить это чудо». Потом я убежал из дома. Гулял-гулял, стало холодно. Куда ребенок пойдет? Горели огоньки, свечи в храме. И я зашел туда, потому что захотелось погреться. Священник меня елеопомазал и спросил, что случилось. Я ответил, что больше ничего не хочу, что я одинок. Он говорит: «Нет, ты заблуждаешься. Ты сейчас выйдешь из храма и ощутишь, что всегда с тобой в жизни будет ангел-хранитель. Ты никогда не останешься один. И если ты с ним договоришься, то он тебя будет всегда хранить». Вот тогда во мне зародилась эта семечка, которую я впоследствии взрастил.


МОСКВА, ГИТИС, «МОСФИЛЬМ».

Как-то мы сидели и смотрели телевизор. Шел какой-то театральный капустник. Я спросил у папы, что делают актеры. Он ответил, что играют всю жизнь и что он бы хотел, чтобы после 11 класса я поехал в Москву поступать в театральный институт. Очень благодарен отцу за то, что он меня тогда выпроводил.

Непросто было учиться. Мне только исполнилось 17 лет. На курсе все такие талантливые! Олеся Железняк, Сережа Фролов, Андрей Сычев, Сергей Алдонин. Так здорово они делали все с первого раза. Я уезжал домой, говорил, что я не хочу больше учиться, что у меня ничего не получается. Папа отправлял меня в ларек, у него был собственный киоск. Я шел, продавал пиво и сигареты. Через неделю-две говорил, что не могу уже торговать. Снова ехал учиться. Дела становились все лучше и лучше. На третьем-четвертом курсе я уже был занят у Марка Захарова в спектакле «Юнона и Авось». В это время я бродил по «Мосфильму» и стучался во все двери, мол, возьмите меня. Оставлял свои фотографии. Стыдно было ужасно. Со мной ходили сначала десять однокурсников, потом их становилось все меньше и меньше. К концу 4-го курса я ходил один.


МАССОВКА, ТЮЗ, МУХА.

Пробегав два года в массовке, я стал понимать, что роли мне в Ленкоме точно не дадут. Со мной на подтанцовках и подпевках работали актеры, которые уже много лет в штате. Я смотрел, конечно, на Караченцева и думал, что неужели у меня будет когда-нибудь возможность присоединиться к этой музыке, к этому тексту и к этой сцене. Со сценой так и не сложилось.

Я окончил ГИТИС, стал звонить по театрам и спрашивать, нужны ли им артисты. Дозвонился до Яновской, пришел в ТЮЗ, показался. Она меня взяла. И первое, что я сыграл, — Змей Горыныч.

Это была сказка, я получал огромное удовольствие. Дети просто визжали, когда я выбегал. Были какая-то сетка, морда, пузо, хвост, перчатки. ТЮЗ — моя первая сильная школа.

Был какой-то ночной праздник, весь ТЮЗ гулял. Я вернулся домой в 6 утра, ко мне тогда еще приехала мама в гости. В 9 она меня будит и говорит, что позвонили с «Мосфильма» и приглашают на пробы какого-то сериала. Я — в метро вместе с минералкой. Доезжаю. Стыдно, разит. Думаю, куда я иду? На какие пробы? На кого я похож? Пытаюсь сделать

приличное лицо. Написано: «Сериал «Бригада», режиссер Алексей Сидоров». Осторожно заглядываю. Не зря я два года по кабинетам «Мосфильма» ходил. Откуда-то моя фотография попала к ним на стол. Режиссер меня увидел и говорит: «Заходи, заходи, вот такой нам нужен. У меня есть роль Мухи на первые две серии, и я тебя утверждаю». Я шел домой счастливый до невозможности, потому что первый раз в жизни мне дали роль на две серии.


ПРОБЫ, КОСМОС, ИЗВЕСТНОСТЬ.

Позже мне позвонили и попросили помочь. Пробы на главную роль — Саши Белого. Сцена — диалог Белого и Космоса. Я все подучил и из-за кадра поддаю реплики Космоса, что-то поднаигрываю. Потом еще раз попросили помочь. Опять пробы на Сашу Белого. После этого меня уже пригласили на роль Космоса. 16 серий. Главная роль. Мне 21 год. Я был просто счастлив! Пришел на пробы. Леша Сидоров сказал, что сейчас придет Сергей Безруков. Я, понятно, остолбенел. За Безруковым шел продюсер, который, увидев меня, сказал: «Сидоров, ты его на роль Космоса хочешь? Да он же длинный!» Я сел и понял, что уже провалился. Пока они там с Сережей разговаривали, что-то обсуждали, я увидел стол возле стенки. Отодвинул его слегка, за него зашел, облокотился и так вроде пониже стал. Легко и быстро мы прошлись до самого конца эпизода. Потом я всю эту историю уже, конечно, забыл, и в первый съемочный день Сережа спросил у меня: «Дим, а ты чего, подрос, что ли?» Первое ощущение известности. Ты выходишь на улицу, а тебе все улыбаются и здороваются. Многие на тот момент меня не знали по имени. Говорили: «О, Кос!», «Кос, привет». Нас тогда ассоциировали только с «Бригадой». Представить себе, что после такой роли, такого счастливого билета, который нам подарил Алексей Сидоров, мы сможем сыграть другие роли? Нам все говорили, что больше нас никто не будет снимать.


ПОСВЯЩЕНИЕ, «ЖМУРКИ», БАЛАБАНОВ.

Вдруг меня зовут на съемки «Всадника по имени Смерть» Карена Шахназарова. Мне — 23, персонажу — 50.__ Наклеили бороду, седину сделали. Я сижу и не понимаю, что это за шутка такая? Нахожусь на пробах, на площадке у Шахназарова! Роль я играю Азефа — провокатора начала прошлого столетия. В пять листов сцена, о том, как нужно поставлять динамит, через какую агентуру работать, — текста уйма. Карен Георгиевич и разложил все на три уровня существования. Я даже не могу вспомнить, как шла эта сцена. Это был не я. Услышал только команду «Стоп». Шахназаров подошел и сказал: «Вот это посвящение в профессию. Ты стал большим артистом». Я тогда заплакал в первый раз от счастья быть в этой актерской среде. Позвонили ассистенты Балабанова и сказали, что предлагают роль Саймона в «Жмурках». Я только что сыграл роль Космоса, типажа криминальной тематики. Повториться мне было категорически нельзя. Я отказался, а Балабанов пригласил меня к себе в гости. Приезжаю в Питер к нему домой. Балабанов говорит: «Ты почему отказываешься? Ты представь, этот человек, он большой, но у него маленький мозг. Он любит хорошую музыку, а еще он хотел изучать английский язык: ходил к учительнице и все время у нее засыпал. Потом увидел комиксы и по ним стал изучать английский». И мы начали каждую сцену придумывать. Я понял, что Саймон за человек и каким он должен быть.


ЛУНГИН, «ОСТРОВ», МАМОНОВ.

Балабанов подвел меня к Лунгину и сказал ему, что я молодой актер, только что снимался у него в «Жмурках» и что он знает, что Лунгин хочет делать картину про Маяковского. Лунгин попросил перезвонить через месяц. Звоню, оказалось, что теперь он собирается снимать экспериментальное авторское кино — «Остров». Лунгин меня утвердил. Я поехал в Мурманскую область на поезде. Приезжаю, снег только выпал. Белое море безграничное. Я иду и не понимаю, где площадка. И вдруг из дома выбегает блондинка в пуховике. Я сказал ей, что ищу свою съемочную группу. Она: «О, Кос, привет! Да все здесь! Заходи! Давай заходи!»

Я захожу в дом: песни, вечеринка, крики. Поднимаюсь наверх, там сидят Лунгин, Мамонов, Сухоруков. Павел Семенович говорит: «Я набирал съемочную группу по профессиональному навыку. Здесь нет фанатиков, здесь нет людей религиозных. Все относятся к этому как к профессии. А вас я собрал, потому что мне показа- лось, что вам есть о чем на эту тему подумать и воспроизвести». Я читал, учил тексты, репетировал. Все происходило в такой живой атмосфере!

Мамонов со мной не разговаривал. Он все время от меня уходил и сторонился. Я ничего не понимал. И вдруг, крайний съемочный день. Гениальный Петр Мамонов говорит: «Ты, старик, извини. Мне сказали, что ты отец Иов, я так этому и поверил. Не хотел путать между жизнью и съемочной площадкой. Поэтому я заведомо так к тебе относился. Давай дружить».


«КАНИКУЛЫ», «УТОМЛЕННЫЕ», МИХАЛКОВ.

Позвонили с Первого канала. Сказали, что послезавтра начинаются съемки «Каникул строгого режима». А я уже договорился с Михалковым (речь идет о картине «Утомленные солнцем-2». — «Главный») и не мог отнять у него ни дня. Я не хотел звонить Никите Сергеевичу и говорить, что параллельно буду в другой картине сниматься. Поэтому отказался. Спустя какое-то время звонит Михалков: «Старичок, я не пойму, ты что, параллельно в какой-то комедии будешь сниматься? Мне сказали, что ты уже дал согласие. Если ты готовишься к роли, то ты должен ею жить!» В общем, он на меня обиделся.

У меня короткостриженные рыжие волосы и конопушки — образ белоруса в картине Михалкова. Я встречаюсь с режиссером «Каникул». Он мне говорит, что так дело не пойдет и что я должен быть белобрысым. В общем, мы договорились, что я буду блондином с усами. Гример поехала на местный рынок, привезла оттуда какую-то гидроль для обесцвечивания волос. Жгло мне всю голову ужасно, но я стал белым-белым. Параллельно шли съемки «Утомленных» в Нижегородской области, а это 900 км от Псковской области, где работали над «Каникулами». День там, день там. Я ночевал в машине. Меня перекрашивали, перегримировывали, я играл, вечером садился и ехал на

другую съемку.

Боже мой! Когда такой шанс предоставляется в жизни... Наверное, можно было от чего-то отказаться. Я, конечно, ставил на картину Михалкова, потому что долг готовился, брал уроки белорусского, похудел, через дуршлаг загорал. В итоге перед премьерой Никита Сергеевич позвонил и сказал: «Старичок, ты знаешь, мы сейчас монтируем. Ты самый классный, высококачественный артист. Это удивительный талант. Просто на 6 часов фильм получился, надо бы порезать до трех. В общем, если ты себя не увидишь — не обижайся».


РЕЖИССУРА, «МАМЫ», СЦЕНА.

Мне предложили снять новеллу для фильма «Мамы». Нужен был главный герой. Продюсер сразу сказал, что если я договорюсь с Сергеем Безруковым, то это будет наша удача. Как я ему буду режиссировать? Лучше чужой, незнакомый артист, и я его, так сказать, слеплю как надо, нежели друг, с которым надо договориться. Хотя сам хотел, чтобы Безруков был, — свой человек на съемочной площадке. Все-таки режиссер — фантастическая профессия. Я окончил Высшие режиссерские курсы, снял диплом. Сей час у меня три получасовые работы, жду финансирования своего полного метра. После того, как я снял Сережу в «Мамах», он позвал меня на главную роль в пьесе «Нашла коса на камень» (Безруков является режиссером этого спектакля. — «Главный»). Он очень талантливо все сделал. Мы даже были отмечены на театральном фестивале в Омске. Это третий спектакль по рейтингу в Москве. Я рад, что у меня есть такая роль, за которую не стыдно. 

№ 103 Ноябрь 2014 г.

Лицо с экрана

Блондинка Playboy говорит о плэй-офф и о других незнакомых ей понятиях. В таком образе 10 лет назад Виктория Лопырева появилась на ТВ. Но модель сумела проявила себя как серьезный спортивный журналист и в итоге стала послом чемпионата мира по футболу 2018 года. «Главный» поговорил с Викторией о подготовке к мундиалю и о том, почему дворовые площадки важнее стадионов.

Лицо с экрана

«Мне требовался небольшой отпуск, чтобы впечатлиться», — говорит Максим Аверин вместо «чтобы отдохнуть». Выпустить спектакль нон-стопом всего за три недели и между гастролями сорваться в путешествие по Японии — это в его духе. Об актерском образовании, новом проекте и пустой комнате в своем райдере артист поговорил с «Главным» прямо из страны восходящего солнца.

Лицо с экрана

Накануне российской премьеры «Собибора», которая пройдет в Ростове-на-Дону в кинотеатре «Горизонт Cinema&Emotion», «Главный» поговорил с Константином Хабенским о фильме, ставшей режиссерским дебютом известного актера.

Лицо с экрана

Есть рок-поэзия, есть поэзия серебряного века, а есть творчество Светланы Сургановой. Незадолго до концерта в Ростове легенда русского рока поговорила с «Главным» о рэпе, о преодолении себя и о том, почему так любит бумажные письма.

Лицо с экрана

О закулисье популярного ток-шоу «Главный» поговорил с одним из его участников — Денисом Реконвальдом.