Владимир Соловьев: «Я хотел стать Петром Первым».

№ 59
Известный телеведущий и писатель Владимир Соловьев ответил на 11 вопросов о главном.
Текст  Родион Петров. Фото из архива героя публикации.

КТО ТАКОЙ. Владимир Соловьев родился в 1963 году в Москве. Закончил с красным дипломом Московский институт стали и сплавов, аспирантуру Института мировой экономики и международных отношений, работал дворником, шил майки и тапочки, преподавал экономику в американском университете. С 1997 года — ведущий на радио, потом — на телевидении.

Сейчас Владимир Соловьев пишет книги и ведет программу «Поединок» на канале «Россия-1». О своем новом месте работы он говорит так: «Меня вызвал Лев Борисович Добродеев. Мне не было сказано, вот списки, с этим мы дружим, а с этим не дружим, этого хвалим, этого не хвалим, Газпром мы хвалим, а это не хвалим. Сказали: «Сделайте жесткую резкую интересную программу, чтоб о ней все говорили». Вы знаете в России хоть один бизнес, в том или ином виде независимый от государства? Много ли на «Эхе Москвы» конкретной критики действий мэрии Москвы? Я, например, не слышал. Вы много слышали критики в адрес комиссии по делу Чистова? Да что бы сказали еще и про Газпром? Я такой уже старик, что привык обращать внимание не на шелуху слов, а на то, есть ли смысл?»


1. Главная черта характера.

Честность...


2. Главный недостаток.

Вспыльчивость — у меня. У других людей я считаю главным недостатком глупость. Даже подлость иногда бывает менее страшной... Вот многие думают, что люди читают газеты. Это подобно тому, что у любого радиоведущего есть наивное ощущение: он только открыл рот, а все его и слушают. Это вранье. Могу рассказать печальную историю о мании величия. Один молодой человек у нас работал диджеем, стажировался две ночи. На третью ночь я его подменял, и он говорит мне: «Еду в метро, чувствую — все узнают». Это, конечно, болезнь головы. Так же и в нашем случае — ты что-то сказал, и все уже, дескать, знают. В блоге написал — все-все прочитали. Мне вдруг стало понятно, что есть очень большое количество людей, которые меня не отслеживают, я не попадаю в зону их внимания...


3. Главная потеря.

Даже думать об этом не хочу, это страшно, надеюсь этого избежать. Самая главная потеря у человека — это потеря себя. Он вроде живет, а на самом деле давно уже мертв.


4. Главная мечта юности.

У меня была мечта стать Петром I. Она точно не исполнилась.


5. Главная ошибка молодости.

То, что я слишком поздно встретил мою нынешнюю жену... Молодежь постареет, ничто так быстро не происходит с молодежью, как переход в другое поколение. Молодым всегда быть тяжело. Чем молодой человек отличается от любого другого? В первую очередь, обостренным чувством справедливости. Он входит в мир, который зачастую несправедлив, и ему хочется с этой несправедливостью бороться. Он не очень понимает, как это делать. Ему присущи некий внутренний экстремизм и постоянное чувство протеста. Сейчас подсказывается много омерзительных и неправильных доктрин. Вечный вопрос и непонимание, кто такой русский. Я спрашивал людей, особенно тех, которые трубят об этом на каждом углу: «А что вы делали, чтобы родиться русским?» Русский — это ответственность. Осознания этого в головах людей не происходит. Они очень гордятся тем, к чему они не имеют никакого отношения и почему-то ненавидят других из-за того, что те не родились такими же. С молодежью надо работать, потому что молодежь — этакая «маленькая бомба», неуправляемая, она может разнести и себя, и всех вокруг. Государство в свое время «наелось» идеологической работы и ушло от воспитания молодежи. Ельцин от этого старался убежать, отдалиться. Когда пытаются к этому «прибежать», то получается: «Наши» или «Молодая гвардия». И то, и другое — это для меня версия комсомола, дорого и бездарно. Я могу сказать точно, пока самое яркое будущее России обучается за границей, к сожалению. Моей старшей дочери 24 года, она уже все давно окончила здесь, у нас в стране. Сыну — 22, какое-то время учился здесь, теперь переехал в Лондон. За его обучение я плачу меньше, чем за обучение моего ребенка когда-то в начальной школе. Наша школа — это просто ужас.

Я считаю, что созданная система образования в России преступна и резко против нее. Складывается классовое общество. Если родители не могут оплатить за нормальное образование, человек изначально в жизни не получает возможности подняться. Говорить сейчас об образовании в России — издевательство, потому что система разрушена, государство не делает ни одного разумного шага в этом направлении. О чем может идти речь, если люди заканчивают институт и понимают, что они необразованны — ни по современным западным понятиям, ни по старым советским. Люди оканчивают школу и не выносят оттуда ни умения учиться, ни уважения к старшим, ни понимания обязательств перед обществом. То есть разрушены основополагающие элементы создания любого нормального общества. В обществе нет понимания морали, нет понимания ответственности, нет государственной морали, — всего того, что давало образование. А ведь выход есть всегда! Необходимо, чтобы власть поставила задачу и стремилась к ее реализации. Взять хотя бы Финляндию. Маленькая страна, которая была частью Российской Империи. В 50-е годы там провели реформу образования, взяв за основу старую российскую гимназическую систему и достижения советской школы. Сейчас их школы признаются лучшими в мире. Все преподаватели — высокооплачиваемые, выпускники университетов. Там это престижная профессия. А у нас кто педагоги? Те, кто никуда больше не мог поступить. Я не понимаю, почему сидит на своем месте министр Голикова, почему все министры сидят на своих местах? Это вопрос, который я регулярно задаю. И не только он. Вместе с тем, происходит еще более смешная ситуация. Поменяли Зурабова, которого ненавидел весь народ, на Голикову, и стало еще хуже. Трагедия еще и в том, что в России постоянно идут разговоры об оппозиционных партиях, а вместе с тем, нет ни одной из них, которая могла бы предложить свою линейку кабинета министров. У нас выросло поколение политических болтунов. Россия большая, ее жалко. В любой системе есть закон подавления яркого. Не бывает человека внутри структуры ярче собственного начальника, она его невольно сжирает. Вы сейчас видите таких людей, чтобы сказать: «вау»?


6. Главная книга.

Наверное, все-таки Библия.


7. Главный город жизни.

Москва. Я в ней родился, горжусь своим городом.


8. Главное, что сейчас беспокоит.

Меня всегда беспокоит, что происходит в моей любимой стране, в России. Меня всегда беспокоит, когда старики живут плохо и дети несчастливы... У нас нет врачей. Ведь с чего начинает любой доктор, когда вы к нему приходите? Он с ужасом смотрит и говорит: «Боже мой, кто же вас лечил? Что они с вами сделали?» Любой человек понимает, не дай бог, он попадет к кому другому: «Он же про меня ничего не знает!» Весь мир давно уже живет по стандартам. Есть страхование, это не фикция, как у нас. У нас страхование — де факто, очередной талон, «канал денег», не знаю, за что. Надо подойти к врачам и сказать: «Дети, вы лечить умеете?» Что они скажут на это? Это же беда. Посмотрите, как выглядят наши старики и «вражеские», как выглядят наши дети и «вражеские»! Когда у нас Малахов плюс, который де факто Малахов крест, «главный врач страны», говорит: «Помажьте мочой колено и поприседайте». В какой-нибудь стране это мракобесие показали бы по телевидению? Для того чтобы вылечить сахарный диабет, надо присесть 300 раз в день! Видел кто-нибудь человека, у которого сахарный диабет в тяжелой форме? В свои 50 с лишним как 300 раз он присядет!


9. Кто для вас главный?

Главная в жизни, наверное, моя мама, потому что она — главная в семье, у меня особые с ней отношения. Мама очень важный в жизни для меня человек... В свое время я интервьюировал одного не очень известного актера и спросил его: «Кого вы считаете выдающейся личностью?» Он ответил: «Нас немного». Это вопрос специфический. Сейчас эпоха декаданса, пик. Для меня по-прежнему, как ни странно, имя папа римский звучит, это — авторитет, а также то, что Далай-лама говорит. Для меня авторитетно то, что говорит патриарх. Это не значит, что нужно все делать, как он говорит, но по крайней мере есть повод прислушаться.

Если говорить о моральных авторитетах в стране, которые реально что-то сделали, я вам назову человек 5–7, но они не будут моральными авторитетами. Они будут функциональны, хорошо работают где-то. А люди на местах скажут, что они работают плохо. Нет таких людей, если народ их не знает, если эти имена сразу не слетают с уст. Мы умудрились даже Солженицына затоптать. Он приехал в страну, его сначала на руках носили, сказали: «Мы будем слушать». Ничего не сделали и не слушали, а быстро забыли. Мы очень любим хоронить. У нас страна, воздающая почести только умершим, но никогда не слушающая живых.

Есть такая классическая история. Приходит к раввину еврей, говорит: «У меня проблема — курочки дохнут». Он на это говорит: «А вы по кругу пройдите и водой, так... водой». — «Все равно, знаете, дохнут». — «А вы теперь в противоположном направлении и опять водичкой». — «Все сдохли».— «Жаль, а у меня было столько замечательных советов».

Есть гнилая, криво работающая система... Вот мы сейчас говорим о милиции. Давайте мы ее перекрасим, дадим зарплаты большие, заставим носить не автоматы Калашникова, а «Узи». Но стражи порядка от этого другими не станут, вся структура и подчинение все равно останутся дегенеративными. Так же и с образованием. У нас развалившаяся система, и мы говорим при этом: «Конечно, небоскреб падает, а давайте девятнадцатый этаж покрасим». Ну покрасьте!

Мне понравилась в Твиторе «добрая» шутка по поводу Госсовета, хорошо, что не рассказали президенту. Белых писал: «Пьяные челябинские рыбаки поймали русалку, наутро увидели, что это сом, всем было крайне неловко». Эта шутка касается и системы образования, и всего, что мы делаем: с утра всем страшно неловко, но деньги освоили.


10. Главное блюдо на столе.

Если бы я еще умел готовить! Я умею рассказывать о еде. Готовят другие люди, делают это профессионально. Андрей Вадимович Макаревич великолепно это делает, он готовит так, что это просто сказка. Я же могу с радостью рассказать, как все это съесть. Если читатели хотят прочитать о том, как съесть и закапать всю страницу слюновыделением, это будет очень странная книга. «И он это тоже съел».


11. Главное, ради чего стоит жить.

Дети, здоровье родителей, Родина. Жить ради жизни. Нередко люди предаются унынию, мучают себя «глубокими» вопросами. А жизнь гораздо сложнее, она все время «подсовывает» совершенно другие ответы. Сначала ты живешь, чтобы дети росли, потом, чтобы реализовались творческие начала, потом, чтобы родители не болели. Дел всегда очень много. Но в конечном итоге, если коротко, ты живешь, чтобы каждый день было тебе самому лучше, лучше, чем было вчера, конечно, если это удается...

№ 59 Ноябрь 2010 г.

Лицо с экрана

Нежная, дерзкая, веселая, эмоциональная, чувственная, талантливая — и это лишь малая часть того, что можно сказать о певице Славе. В интервью с «Главным» Слава рассказала о том, какая она за пределами сцены, как ее изменило материнство и почему роль сильной женщины в кино ей не подходит.

Лицо с экрана

Блондинка Playboy говорит о плэй-офф и о других незнакомых ей понятиях. В таком образе 10 лет назад Виктория Лопырева появилась на ТВ. Но модель сумела проявила себя как серьезный спортивный журналист и в итоге стала послом чемпионата мира по футболу 2018 года. «Главный» поговорил с Викторией о подготовке к мундиалю и о том, почему дворовые площадки важнее стадионов.

Лицо с экрана

«Мне требовался небольшой отпуск, чтобы впечатлиться», — говорит Максим Аверин вместо «чтобы отдохнуть». Выпустить спектакль нон-стопом всего за три недели и между гастролями сорваться в путешествие по Японии — это в его духе. Об актерском образовании, новом проекте и пустой комнате в своем райдере артист поговорил с «Главным» прямо из страны восходящего солнца.

Лицо с экрана

Накануне российской премьеры «Собибора», которая пройдет в Ростове-на-Дону в кинотеатре «Горизонт Cinema&Emotion», «Главный» поговорил с Константином Хабенским о фильме, ставшей режиссерским дебютом известного актера.

Лицо с экрана

Есть рок-поэзия, есть поэзия серебряного века, а есть творчество Светланы Сургановой. Незадолго до концерта в Ростове легенда русского рока поговорила с «Главным» о рэпе, о преодолении себя и о том, почему так любит бумажные письма.