ВСЕМ СПАТЬ!

№ 85
«Главный» решил внести свой вклад в развитие медицины и провел ночь в лаборатории сна Института аридных зон Южного научного центра Российской академии наук.
Текст  Мария Иентш. Фото Марии Иентш, Алексея Снегова.

Профессор Вербицкий. Итак, я нахожусь в небольшом помещении, напоминающем процедурную палату в больничном стационаре — только здесь нет ни лекарств, ни прозрачных колбочек со спиртом, ни ваток, ни тем более скальпеля. Зато есть кровать, монитор с какой-то движущейся диаграммой и множество разноцветных проводков. Это рабочий кабинет профессора Евгения Вербицкого, ученого-сомнолога Института аридных зон Южного научного центра Российской академии наук.

— Сон и бодрствование — это две неразделимые стороны нашей жизни, без сна бодрствование может быть недолгим — после пяти суток без следов сна организм впадает в кому, — предупреждает меня Вербицкий. — Таким образом, сон нам нужен для того, чтобы жить.

Вообще-то аридность — от латинского aridus — сухой — совокупность условий существования, проявляющаяся в недостатке влаги в воздухе и почве, что является следствием значительного превышения испаряемости над суммой осадков.

— По результатам проводимых в нашем институте исследований мы стараемся понять, что будет с засушливостью. Что происходит с водой, с осадками? — объясняет мне Вербицкий. —Как реагируют на изменения внешней среды флора и фауна? Животные, в том числе и человек, приспосабливаются к среде обитания. Если им комфортно, они живут и размножаются. Если же нет — животные мигрируют, а человек адаптируется к изменениям. Одна из наших задач — понять, какое место занимает сон в адаптивном реагировании организмов на изменения в природе.

Евгений Васильевич Вербицкий — личность довольно известная в научных кругах. Своим интересам он обязан научной школе известного ростовского ученого-физиолога профессора А. Б. Когана.

— Мне повезло, что у меня были такие учителя как Александр Борисович Коган и Григорий Лазаревич Фельдман, — рассказывает профессор. — Александр Борисович был инициатором работ не просто по нейрофизиологии, он создал новое направление — нейрокибернетику. А Григорий Лазаревич, проводя сомнологические исследования, на себе изучал последствия лишения сна.

Оказывается, что Григорий Лазаревич — во имя науки — не спал по двое, трое, четверо суток. По ночам, чтобы не заснуть, он ходил на вокзал — там всегда шумно и многолюдно. Милиция заметила, что некий подозрительный мужчина бродит каждую ночь по залу ожидания, заговаривая то с одним, то с другим человеком. Однажды Фельдмана задержали. Но после того, как бдительные милиционеры узнали, кто перед ними и какие наблюдения за собой он проводит, стражи порядка пожали ему руку и напоили горячим чаем.


Во имя науки. Изучают сон с помощью аппаратуры сравнительно недавно — всего несколько десятков лет назад ученые обратили внимание на то, что клетки нашего мозга во время сна не отдыхают, а напротив — активно работают, но только иначе, чем при бодрствовании. Одним из первых это заметил именно доцент Фельдман, который изучал поведение нейронов мозга во время сна у кошек.

Фельдман выявил, что во время бодрствования нейроны мозга находятся в состоянии, на первый взгляд, похожем на хаос, но именно из этого хаоса рождаются наши движения, реакция, моторика. Когда же человек спит, нейроны активно разряжаются, но уже синхронно, как будто под чье-то ритмичное дирижирование.

— Подключая к человеку вот эти электроды, датчики и сенсоры, — показывает профессор Вербицкий на те самые разноцветные проводки, — мы фиксируем изменения активности нервных клеток во время сна. Потом мы расшифровываем полученную информацию, выявляя проблемы вашего сна. Если такие имеются, конечно.

Как объяснил мне Вербицкий, исследуя изменения сна организма в различных условиях, можно приблизиться к пониманию природы адаптации человека и животных к среде обитания, в том числе и в аридной зоне.

Принести себя в жертву науке вызвался редакционный фотограф Алексей Снегов. Он согласился провести ночь с наклеенными на его тело датчиками и внести свой вклад в развитие сомнологии и аридности. Решили, что я буду наблюдать за этим процессом и описывать его.

Алексей ведет активный образ жизни, много работает, мало отдыхает и на сон отводит около пяти часов в день — идеальный образец для исследований.

Вообще-то положено спать часов семь-восемь. Наши древние предки спали два раза в сутки, наверное, они не смогли бы и недели продержаться в ритме современной городской жизни.

— По данным экспертов ЮНЕСКО , только за последние 100 лет средняя продолжительность сна человека сократилась на час, — рассказывает профессор Вербицкий. — А ведь люди не осознают, что зачастую именно недостаток сна может привести к различным заболеваниям, не говоря уже о психологических и других проблемах.


Ночь в клинике. В назначенный день и час мы с Алексеем снова переступаем порог Института аридных зон.
В руках у Леши комплект постельного белья и ванные принадлежности (сказали принести свое), у меня — Лешин фотоаппарат, на один вечер перешедший ко мне во владение. Профессор Вербицкий вместе со своей ассистенткой Юлей уже ждут нас в кабинете с кроватью и разноцветными проводками.

— Знаете, обычно мы устраиваем для наших обследуемых «пробную» ночь, — объясняет Евгений Васильевич,— так же подключаем человека к датчикам, только не подключаем к приборам. Человек спит ночь, если надо — вторую, а когда обстановка не кажется для него такой необычной и непривычной, тогда мы уже приступаем к обследованию. Для чистоты наблюдений, так сказать.

У нас на адаптацию времени нет, поэтому Алексей сразу ляжет, так сказать, под датчики.

Прежде чем лечь Алексей должен ответить на вопросы анкеты.
— Бывает ли, что вы еще не спите, а у вас уже видения начинают крутиться перед внутренним взором? — спрашивает профессор.
— Бывает, — отвечает Алексей.
— Как часто? Раз-два в неделю бывает?
— Бывает. Когда наступает переутомление или стресс.
— Бывают при наступлении засыпания вздрагивания, кончики пальцев подрагивают, рук или ног? — любопытствует Вербицкий.
— Нет.
— Это хорошо.
— Как часто вы пробуждаетесь ночью? Один, два, три раза? Это связано с посещением туалета?
— Ну... В туалет я редко встаю ночью.

Опрос длится около 40 минут. Из него я узнаю много нового об Алексее — ночью он не храпит, в обмороки не падает, спит на животе, иногда говорит во сне, но зубами не скрежещет и во сне не ходит, но зато каждый день его одолевает дневная сонливость. Количество сновидений за последний год у Алексея уменьшилось.

— Ну что, девчонок зовем? — заканчивает разговор Вербицкий.
— Юля, заходите!

Входит ассистентка Юлия, присоединяет к Алексею разноцветные проводки. Леша, заигравший всеми цветами радуги, охотно позирует перед объективом фотоаппарата.

— Евгений Васильевич, что влияет на потребность во сне конкретного человека, только ли его образ жизни? — спрашиваю я.
— Конечно, но не только. На качество сна и потребность во сне может повлиять все что угодно — начиная от климатических условий и заканчивая полом. Сон у мужчин и у женщин заметно отличается! Почему? Физиология женщин значительно сложнее, чем физиология мужчин. И проявления высокого уровня тревожности у обоих полов разные: чтобы уменьшить тревожность мужскую, достаточно просто сказать грубую шутку. С женщинами же это может иметь совершенно противоположный результат! И уменьшить тревожность женскую можно только продолжительной беседой с другом, например. И сон им нужен большей продолжительности, чем мужчинам.
— А вы можете «увидеть» содержание сна человека? — интересуется Алексей.
— В мозге, человеческом и животном, есть «голубое пятно», так называемое «место Господа Бога». Здесь сосредоточены самые разные нейроны, которые, взаимодействуя друг с другом, влияют на многие процессы, в том числе и на двигательную активность во время сна. Подобные опыты — отслеживание сновидений, — проводились, но пока только на кошках. Мишель Жуве во Франции, а независимо от него Морисон в Филадельфии несколько лет назад отключали эти самые нейроны, и движения кошки во время сна раскрывали его содержание. Например, как она догоняет мышку или защищается от потенциальной угрозы.

И это было доказательством того, что животные тоже видят сны. Но подобные наблюдения с человеком не проводились — ведь неизвестно, какие могут быть последствия. 

Алексей начинает зевать — кажется, профессорские разговоры о сне оказывают нужное воздействие на «пациента».

Юля прикрепляет датчики и сенсоры по всему телу Алексея — большее их количество сосредоточено на голове, затем — ноги, руки и грудь. Алексей покорно сидит на стуле.

— Кстати, добровольцы, сон которых мы обследуем, с этими датчиками не только засыпали, но и погружались на глубину, взбирались и на горные вершины. А мы фиксировали изменения, которые происходили в организме, и связывали их с изменениями условий и окружающей среды.

Наша задача проще — никуда взбираться не надо.
Профессор Вербицкий укладывает Алексея на кровать, дает последние советы, и мы оставляем Лешу до утра.


Сон — залог гениальности. Я тороплюсь добраться до института до момента пробуждения коллеги.

8.30, я на месте, Юля ждет меня внизу.
— В кабинете тихо, наверное, Алексей еще спит.

Мы стучимся и открываем дверь в кабинет. Несмотря на то, что на улице давным-давно светло, в кабинете сумрак — единственное окно в потолке закрыто экраном.

В кабинет заходит профессор Вербицкий, с утра он выглядит просто прекрасно — свежий, подтянутый, энергичный. Я подумала, как все-таки здоровый сон заметно отражается на нашем внешнем виде.

— Доброе утро! Алексей, как спалось? — профессору тоже не терпится узнать результат.
— Плохо, — жмурясь, сонный Алексей садится на кровати.
— Это, скорее всего, из-за непривычной окружающей обстановки. Ну вот, как только мы расшифруем полученную энцефалограмму, то сможем точно сказать, что с вашим сном. Хотя, я уже и так примерно догадываюсь.
— Мне все казалось, что провода закручиваются вокруг меня, — объясняет Алексей свой плохой сон, — а один датчик даже отлетел — от ноги.

Юля говорит, что это не страшно, потому что на второй ноге — еще один датчик-дублер, и усаживает Лешу на стул — снимать сенсоры.

В кабинете резко запахло эфиром — Юля растворяет клей и снимает пластыри, которыми крепили датчики.

Алексей недоволен — вместе с пластырями частично удаляется и его волосяной покров.

— Каждому обследуемому я говорю, что ко сну надо относиться серьезно, но мало кто действительно осознает, чем может обернуться недостаток сна, — рассказывает профессор Вербицкий. — Это сказывается на работе иммунной системы. Те, кто спят недостаточно или имеют серьезные нарушения сна — более подвержены различным заболеваниям, в том числе и онкологическим. Но самое главное — мы получаем менее продуктивное бодрствование. Концентрироваться на какой-то идее настолько глубоко, чтобы создать что-то поистине талантливое, новое или даже гениальное, при серьезных хронических нарушениях сна — очень и очень сложно. И вот это — беда нашей современной эпохи. Как сказал Александр Гольбин — директор Чикагского института сна и поведения: «В неопределенной, быстро меняющейся ситуации выживает не умнейший, а быстро адаптирующийся организм». Но снижение творческой активности в повседневности с плохим сном повышает шаблонность мышления и склонность к плагиату. Во всем и везде. И это тревожит.


Как заснуть, если не спится. Через неделю результаты готовы. Мы снова в небольшом кабинете с кроватью. В руках у Евгения Васильевича непонятные мне графики и диаграммы.

— Мы выявили у Леши легкую степень нарушения дыхания по типу апноэ-гипопноэ сна (частичные остановки дыхания. — «Главный»). Апноэ до 10 секунд — допускаются. Но уже легкая степень нарушения дыхания вскоре может привести к негативным последствиям. Что с этим делать? Самый простой способ — мы рекомендуем обратиться к ларингологу для того, чтобы он посмотрел горло и сказал, есть ли там какие-то анатомические и физиологические особенности, которые можно исправить. Это влияет на дыхание во сне, определяя продолжительность и качество глубокого сна, который так необходим нам ночью. Из-за особенностей дыхания Леша много двигается во сне, часто просыпается, чтобы сделать полноценный вдох.

Профессор настроен пессимистично: сон не компенсирует напряженный график жизни Алексея.
— Обратите на это внимание, либо вы окажетесь на пути к проблемам со здоровьем.

Новость пугает и меня — подавляющее большинство людей в моем окружении, так же, как и я, спят по 5–6 часов в сутки.
— Особенно волнует то, что расстройства сна с каждым годом все «молодеют». Раньше они были характерны для более старших возрастных групп. Может, причина в ярко освещенных городах, что свет в ночное время все больше способствует общению, развлечениям, работе ночью? — говорит профессор. Как же заснуть, если не спится?

Вербицкий советует:
— Первое. Ритуалы перед отходом ко сну для нас важны так же, как и для животных. Соблюдайте их. Один любит спать, повернувшись головой к окну, другой — отвернувшись от окна. Один должен засыпать в тишине, другому требуется глоток чего-то теплого перед сном. А четвертый говорит: «Я не вышел перед сном на воздух, и я не могу спать». Кто-то любит просмотреть книгу перед сном... Второе. Желательно ложиться спать в одно и то же время. И скорректировать свой график сна таким образом, чтобы спать положенное количество часов. Третье. Большое внимание уделите постели: она должна быть удобная, мягкая, привычная вам. Четвертое. Спросите окружающих о звуках, которые вы издаете во сне. Если это посапывание или храп, то необходимо обратиться к врачу, потому что это может указывать на нарушения дыхания во сне. Если такое имеется, тогда человеку не надо спать на спине, стараться не набирать лишний вес, так как инфильтрат жировой ткани в области гортани повышает риск нарушения дыхания во сне. Пятое. Когда чувствуете дневную сонливость, старайтесь, не откладывая, хорошо высыпаться.


№ 85 Март 2013 г.

Испытано на себе

Корреспондент «Главного» провел день в приемной комиссии факультета журналистики ЮФУ и попытался выяснить, что за молодежь идет в «четвертую власть».

Испытано на себе

«Главный» провел на улицах Ростова-на -Дону необычный тестдрайв. Мы сравнили Lexus LX 570 и MINI Cooper S, на которых маневрировали в пробках между машинами, спускались вниз по ухабам и ямам, ездили за покупками и искали, где припарковаться в час пик.

Испытано на себе

Корреспондент «Главного» по заданию редакции отправился в букмекерскую контору и поставил 100 рублей на победу в «Евровидении» «Бурановских бабушек».

Испытано на себе

Корреспондент «Главного» по заданию редакции отправился на хлебозавод, чтобы выяснить, где отдыхает тесто, зачем на батоне надрезы и кто их делает.

Испытано на себе

100 километров в час за 5 секунд и  потрясающая мобильность! Вы думаете, это какой-то там новый Bugatti? Нет, это характеристики крутой радиоуправляемой модели — 3,5 килограмма, 3 лошадиных силы. По крайней мере, так о своих «лебедушках» рассказывают их владельцы. «Главный» решил лично разобраться в «машинках», с которыми играют взрослые мальчики.