БОЯТЬСЯ — ЭТО НЕ МОДНО.

№85
21 век дает установку не бояться. Быть смелым и успешным — модно. Люди бегут от страха семимильными шагами, ведь новый тренд — не бояться, а делать. Мы с невозмутимым видом покоряем все новые горизонты, однако в нашей душе всегда есть место сомнениям и страху в самом хорошем смысле этого слова.
Текст Екатерина Врублевская. Иллюстрация Кристины Шуруповой.

Страх, на мой взгляд, самое противоречивое из всех явлений мира человеческого. От страха цепенеют, и он же толкает бежать вперед, страх легко перерастает в панику, и он же приятно щекочет нервы. Не обошло стороной это чувство и деятелей искусства, они не только боялись сами, ведь процент обладателей фобий среди творцов прекрасного едва ли не самый высокий, но и создавали произведения, лейтмотивом которых шел страх.

Недавно, совершенно случайно, щелкая телевизионным пультом, наткнулась на картину под названием «Глухой пролет» режиссера Майкла Дауса. Не знаю, можно ли это кино отнести к разряду произведений искусства, это оставим критикам, но впечатление оставляет сильное. В фильме представлен самый банальный, если страх, конечно, бывает банальным, страх первобытный, инстинктивный: страх не остаться инвалидом. Главный герой фильма Фрэнк Уайдли (причем мне так и не удалось узнать, реальный ли это персонаж, в интернете — масса различных мнений, но фильм, вроде бы, основан на реальных событиях) — очень популярный dj, супер-популярный, если выражаться языком героя. И ведет он модный образ жизни dj, со всеми вытекающими: запрещенные препараты, море алкоголя, бесконечные тусовки и нескончаемая вереница женщин. По злой иронии судьбы он теряет слух, не музыкальный, прошу отметить, он становится абсолютно глухим. Ну тут, конечно, все по плану: с работы увольняют, жена уходит, друзья отворачиваются. Фрэнки сначала, всеми правдами и неправдами, слух старается вернуть, но диагноз поставлен окончательно и бесповоротно. Тогда мужчина учится читать по губам и получать от оставшихся чувств то, чего лишает отсутствие слуха. Он ощущает минимальные вибрации стакана виски на деревянном столе, когда танцовщица отбивает фламенко, он прикладывает руки к музыкальной колонке в ночном клубе. Он учится воспринимать мир заново и понимает, что гремящие ритмы его прошлого заглушали его жизнь. Он хочет вернуться к работе. Создает уникальную методику: ставит босые ноги на специальные колонки, наблюдает за эквалайзером и использует еще ряд каких-то методов, которые я, будучи от музыки далека, не совсем поняла. Но в итоге ему все удается, он сводит треки и, простите за выражение, разрывает танцполы.

Сюжет идиллический и где-то банальный. Чего больше всего боится балерина? Сломать ноги! А dj, конечно, оглохнуть. Простите, этого боится каждый. Но кадры, когда Фрэнки бьет босой ногой по колонке, закрывает глаза или, наоборот, пристально всматривается в губы говорящего, чтобы разобрать хоть что-то, когда этот алкоголик и наркоман пытается вернуть себе любимое дело и жить дальше, эти кадры пронизывают до глубины души. Поразительно, раньше он делал то же самое — играл музыку, но тогда он от себя уходил, теперь же он к себе возвращается. У него просто нет иного выхода. Ведь если он не научится чувствовать себя и свои ощущения, он не сможет играть.

Когда герой замечал первые признаки болезни, внушал себе, что это пройдет, боялся обратиться к врачу, признаться себе и другим, что проблема серьезная. И, конечно, когда признался, было уже поздно. Так же он боялся на мгновение остановиться и подумать, когда у него еще был слух, что же происходит с его жизнью. А понять это, порой, можно только в тишине. 

Мы будем бояться на протяжении всей нашей жизни. Рассуждать о том, хорошо бояться или плохо, все равно, что думать о пользе дыхания — без воздуха человек не живет. Страх — это нормальное чувство, свойственное человеческой природе. И было бы бесполезно от него открещиваться и говорить, что мы — герои и ничего не боимся. Сомнительное геройство — не бояться переходить дорогу в потоке интенсивного движения и получить серьезную травму или умереть. Страх — это наша страховка. Но страховку всегда можно сделать покороче или покрепче, а вот нужно ли ее снимать?


№ 85 Март 2013 г.