1
из

КАК ИЗ ДОКТОРА ПОЛУЧИЛСЯ ЭКСТРЕМАЛ-ВЕЛОТУРИСТ.

№ 137
Евгения Завьялова я узнала не сразу — бородач на велосипеде, обвешанном сумками, был мало похож на идеально выбритого молодого хирурга, которого я встречала в приемном отделении БСМП-2. Тогда мы быстро нашли общий язык и обменялись контактами. И мне почему-то показалось, что у доктора Завьялова большое будущее. И вот, не ошиблась — будущее случилось большим. Но не медицинским. Евгений Завьялов — профессиональный путешественник.
Текст  Светланы Ломакиной ФОТО  Из архива героя публикации

— На скорой я работал еще в студенческие годы, а после окончания альма-матер — пять лет хирургом. Причем сразу в трех местах: в БСМП-2, в Зерноградской и Кагальницкой ЦРБ. Мотался между больницами на машине и света белого не видел. Помню только белую квадратную плитку на стенах и яркий свет операционной лампы. В один дождливый осенний день, как точно помню, 5 сентября 2013 года, я в очередной раз думал о своей жизни, о ее предназначении и окончательно понял: мне уже 28 лет, по нынешним статистическим меркам это практически половина жизни, у меня уже есть квартира, машина и даже телевизор, который я не смотрю, — смеется Женя. — А настоящей радости все это не доставляет. Первое, что пришло мне в голову, — отправиться в долгое экстремальное путешествие на велосипеде. При том, что раньше я никогда на нем не ездил, даже по городу — только машина. Я решил, что поеду по странам Юго-Восточной Азии, со стартом в Пекине и окончанием в крайне южной точке евразийского континента, на мысе Пиай. И ровно через год, 5 сентября 2014 года, я уже собирал свой велосипед в аэропорту Пекина.

— Год готовился?

— Да, вся подготовка заняла ровно год, ровно столько я отвел себе времени на то, чтобы полностью попрощаться со своей старой жизнью. Купил самый обычный маунтинбайк, велорюкзак, палатку, камеру, штатив. Ведь я не просто собирался проехать это расстояние, мне очень хотелось заснять все свои приключения и сделать что-то наподобие видеоблога или многосерийного фильма. Собирал деньги, заканчивал рабочие дела, к осени 2015 года я уволился сразу отовсюду и в один день стал безработным путешественником. Помимо работы в больнице, у меня был небольшой бизнес, связанный с импортом поддержанных автомобилей с аукционов Японии, но и это дело я практически полностью передал другу из Томска, оставив за собой лишь некоторые задачи, которые мог выполнять удаленно, через интернет.

 — Как восприняло твое решение окружение?

— По-разному, родители были, конечно, удивлены. Но приняли. А мой друг-гинеколог Антон поинтересовался: «А готов ли ты на целый год из хирурга превратиться в бомжа?» И я радостно сказал: «Да! Готов!» В процессе своих путешествий я еще не раз вспоминал его слова… По сути, он оказался прав: весь путь я прожил в палатке, в хостелах, гестхаусах, у меня не было места, куда бы я мог возвращаться каждый вечер, но я чувствовал себя самым счастливым человеком! Моя жизнь в один момент слишком круто изменилась, чтобы я обращал внимание на какие-то мелкие неудобства. За последующие девять месяцев я проехал на велосипеде 9 000 километров и посетил 6 стран!

 — Насколько это дорого?

— За первое путешествие по Юго-Восточной Азии, которое длилось 9 месяцев, я потратил ровно 3 000 долларов. Если посчитать по курсу доллара на то время, жизнь в путешествии обходилась мне примерно в 14 тысяч рублей ежемесячно. Наверное, можно было бы жить и дешевле, но я позволял себе время от времени селиться в гостиницах, нормально питался, знакомился с культурой. За второе путешествие по Южной Азии я проехал Непал, Индию и Шри-Ланку, потратив и того меньше — всего 2 000 долларов. В Азии все очень дешево — на доллар ты можешь наесться до отвала. Еда вкусная, а люди — добрейшие. Для них пригласить в дом европейца — это почетно. За время путешествия я обзавелся сотней новых друзей. И никаких эксцессов не было. Хотя нет, в Камбодже я упал с мотоцикла и получил ожог голени от выхлопной трубы — глубокий и сильный, но я же хирург, сам себя поставил на ноги, хотя пришлось там на какое-то время задержаться.

— Ты такой большой, красивый. Восточные женщины как реагировали?

— Активно (смеется)! Однажды в Северном Вьетнаме ко мне проявила интерес сестра хозяина гестхауса. Я не скажу, что мы с ней много общались за те несколько дней, что я там прожил, но когда я двинулся дальше и уже проехал километров 20–30 от гестхауса, вьетнамка, вместе с братом, догнали меня на мопеде! Сказала, что забыла со мной сфотографироваться. Но, видимо, это было не главной ее целью, потому что она уселась на раму моего велосипеда и с полной серьезностью заявила, что хочет ехать со мной дальше. В тот момент я понял, что она не шутит, поэтому мне ничего не оставалось, как пообещать вернуться на обратном пути. Но обратного пути не было.

— Не понравилась?

— Ну почему же, она была стройна и красива, как и большинство вьетнамок, но вы же знаете такую поговорку: «Женившись на азиатке, ты женишься на всей ее семье». В туристических местах я не раз встречал европейцев, взявших в жены азиаток, и это выглядело очень забавно. Отдыхать приезжали не только европеец с его молодой и красивой азиатской женой, но и его теща, тесть, братья, сестры и даже бабушка с дедушкой. Я такую историю не потяну. И потом, я уже был женат, у меня есть восьмилетний сын. У нас прекрасные отношения, но теперь я точно понимаю, что человек, с которым я хочу провести свою жизнь, должен быть слеплен из того же теста...

— И вот ты вернулся из Азии...

— Да, похудел на 24 кэгэ, подтянулся физически и даже мыслить начал по-другому. Правда, у меня случилась некоторая депрессия. Вроде бы весна, птички поют, листья распускаются, а чувство такое, как в тундру попал. То лето я провел в России, но на достигнутом решил не останавливаться и спустя всего три месяца отправился в новое, еще более увлекательное путешествие, которое началось на крыше мира, в столице Непала Катманду, проходило через всю Индию и закончилось на острове Шри-Ланка, который я объехал вокруг. К тому времени, благодаря всем моим блогам, фотографиям и видео на канале YouTube, я нашел спонсора — крупнейший в России производитель велосипедов заинтересовался мною, и я не только нашел средства на предстоящую поездку, но и полностью окупил затраты по первому велопутешествию. Второе путешествие было сложнее, так как Индия — очень непростая страна: пыльные дороги, плотный трафик и совершенно отличный от нашего менталитет. Индийцы до ужаса любопытные, как дети. Практически ежедневно, пока я спал в палатке, они выстраивались рядом и с интересом ждали, когда я проснусь, чтобы сфотографироваться. Иногда будили для этого, иногда в палатку заглядывали.

— Земляков по дороге не встречал?

— Был один достаточно интересный случай. Во Вьетнаме, в городе Фантьет, в абсолютно не туристическом месте я переходил дорогу на светофоре. Рядом шел парень европейского вида. Когда наши взгляды встретились, он сказал: «Женя?» Это было равносильно тому, что я высадился на Марсе и там встретил соседа. Парень был из Ростова, читал мой блог, и мы даже переписывались несколько раз еще в самом начале путешествия, как выяснилось позже. Он тоже с компанией своих друзей путешествовал по Вьетнаму.

— Значит, твои путешествия заразительны?

— Не знаю, наверное, многие люди подходят к возрасту, когда хочется что-то менять. И они смотрят на тех, у кого получилось, и делают что-то для себя. Но, кстати, после Индии я сильно устал и решил сделать перерыв. Поэтому по возвращении в Ростов снова год отработал хирургом. Познакомился с Кариной Гулиянц, она архитектор по профессии, вместе мы начали готовиться к велопутешествию в Соединенные Штаты Америки. Это была ее давняя мечта, которую я с удовольствием поддержал. Теперь у нас уже было два крупных спонсора: завод-велопроизводитель из России и производитель телефонов из Китая. Правда, на этот раз спонсорских денег нам не хватило — Америка оказалась непомерно дорогой страной. За три с половиной месяца дороги из Нью-Йорка в Лос-Анджелес мы потратили около 4 000 долларов, и это не считая авиабилетов и всех подготовок к предстоящей поездке. Отель мы могли позволить себе лишь раз в неделю, а все остальное время — палатка. Еду в Америке готовили сами, используя для этого купленную там сковородку и все необходимые походные приспособления.

— Ты к такому образу жизни привык. А как Карина переносила трудности?

— Она понимала, на что идет. Но все же хоть это и не комфортный отдых на берегу океана, но тоже доставляет удовольствие. И самое главное — когда ты стоишь на противоположном конце континента, на берегу Тихого океана, а за спиной 6 000 км, которые ты проделал на велосипеде. Но если говорить о трудностях, то их было немало. К примеру, элементарный вопрос — установка палатки. У нас ее можно поставить хоть в палисаднике у многоэтажки. А там везде частная территория, но заборов нет, и предупреждающую табличку тоже не всегда встретишь. По законам США, хозяин частной территории, на которую вторгся непрошенный гость, может просто пристрелить тебя, и его оправдают, таковы законы. Или вот мы подъехали к озеру — хотели искупаться, но свободного берега не нашли. Но этот недостаток компенсируется огромным количеством публичных мест и парков, в которых можно гулять, купаться и отдыхать.

— Я читала в твоем блоге, что у вас там было несколько удивительных встреч. И одна из них — с моими однофамильцами, или даже родственниками, с которыми мы близко не знакомы...

— Да. Это семья Ломакиных, которые родом из станицы Вешенской, когда-то давно они уехали из России, а теперь живут в Рочестере, неподалеку от Ниагарского водопада. В детстве мы виделись несколько раз, когда я приезжал в Вешки, а вот сейчас встретились в США, спустя много лет.

— Не скучают по родине?

— За весь путь мы не встретили ни одного эмигранта, который бы говорил, что скучает. Я не могу знать, что у них там глубоко в душе, но в социальном плане живут они очень круто. Не люблю выражение «все для людей», но там именно так. Продумана каждая мелочь — от велодорожек протяженностью в 500 км с остановками, туалетами, фонтанчиками для питья и лавочками для отдыха до банкоматов, к которым ты подъезжаешь на машине.

— Что люди из маленьких городов знают о России?

— Американцы не особо интересуются тем, что происходит за пределами их частной территории. Его дом, его лужайка, пруд — это да. Все остальное их мало тревожит, тем более какая-то далекая северная Россия. Многие были удивлены, узнав, что у нас уже не коммунизм, а флаг не ярко-красного цвета. Спрашивали: «А что тогда? Демократия?» Я отвечал: конечно же не демократия, но и не коммунизм. Немало людей знают нашего президента, но его сторонников и противников — половина на половину.

Там по телевизору идет такая же пропаганда, как и у нас, только уже в их сторону. Поэтому я здесь телевизор не смотрю и никогда не смотрел, а в политические дебаты стараюсь не вступать, ну и там пытался делать то же самое. Впрочем, они не настаивали. Их больше удивляло, что мы из далекой страны на велосипедах отправились в такой длинный путь. Помню, ехали мы через штат Миссури. Несколько дней перед глазами — одни кукурузные поля, на полдня могли не встретить ни одной машины. И вдруг останавливается женщина и начинает причитать: «О боги! Боги! Откуда вы здесь? Поехали к нам в гости, мы тут неподалеку живем, я хочу с вами поговорить!» Мы, конечно, поехали. Нас поселили в прекрасном гостевом домике, и два дня друзья, соседи и родственники партиями приходили посмотреть на двух сумасшедших русских, пустившихся в такое отчаянное, по их меркам, путешествие. Ведь американцы все любят делать с комфортом.

— Кормили вкусно?

— В Америке вся еда невкусная. Если в Азии я сильно похудел, то тут при гораздо более серьезной физической нагрузке — нет, потому что в ресторанах, в которых хорошая и здоровая пища, очень дорого, поэтому часто приходилось питаться как обычному американцу — в фастфудах. Но мы старались и там есть не часто, в основном сами готовили. Однажды в пустыне Аризоны на обочине нашли портмоне с документами, причем явно свежее, потерянное. Внутри была визитка хозяина с номером телефона. Я написал ему смс. Он был так удивлен, ведь он даже не знал, что потерял их на дороге, когда чинил на обочине свой автомобиль. Мы сказали, по какой трассе едем, и уже через несколько часов пересеклись — он отблагодарил нас 20-ю дол- ларами и пригласил к себе на ранчо, которое было нам по дороге. Мы жили в охотничьем домике, скакали на лошадях, попробовали все прелести «Дикого Запада». У них даже был свой пруд посреди сухой аризонской пустыни, в котором нам удалось порыбачить и поймать несколько больших сомиков. Дантон, так звали хозяина ранчо, отрезал у каждой рыбы филе с хвоста, а остальное собрался выбрасывать. Но мы не дали — приготовили им жареную рыбу «по-русски», со всеми потрохами. Вы можете себе представить, что люди, которым по 40–45 лет, впервые пробовали рыбью икру? Они называли ее «фишэгс» — рыбьи яйца, сконфужено ее пробовали и снимали весь процесс на телефон!

— У тебя на американских фотографиях в основном люди в возрасте. Где молодежь?

— Работает, учится. Днем там молодежь не встретишь. Зато пенсионеров — полно. У них после 65 лет жизнь только начинается. Они покупают большие машины, автодома на колесах и ездят по стране. Таких бабушек и дедушек на дорогах Америки мы видели тысячи — счастливые, довольные. А что им не быть довольными? У них отличные пенсии, они могут делать, что хотят. К сожалению, наши пенсионеры таким похвастаться не могут. Кстати, я же не так давно вернулся и поймал себя на мысли, что если бы был жителем Америки и приехал в Ростов впервые, то был бы в шоке от двух вещей: кучи бродячих животных на улицах и злые, хмурые люди. Для того чтобы наш человек тебе улыбнулся, ты должен сделать ему что-то хорошее. А просто так выйти из дома с улыбкой — это не наша история. А еще в Америке очень популярно забирать домой из приютов собак и кошек, причем не породистых. Поэтому на улицах их не встретить — они либо в приюте, либо уже с хозяевами.

— Значит, опять скоро уедешь туда, где чисто и тепло?

— Несколько месяцев я еще побуду здесь, а потом решу. Устраиваться в больницу я пока не планирую, а весной посмотрим. Вечно кататься по теплым странам тоже надоедает: должны быть как периоды упорного труда, так и длительного отдыха, чтобы ни первое, ни второе не превращалось в рутину.

№ 137 МАРТ 2018 г.

Пункт назначения

Евгения Завьялова я узнала не сразу — бородач на велосипеде, обвешанном сумками, был мало похож на идеально выбритого молодого хирурга, которого я встречала в приемном отделении БСМП-2. Тогда мы быстро нашли общий язык и обменялись контактами. И мне почему-то показалось, что у доктора Завьялова большое будущее. И вот, не ошиблась — будущее случилось большим. Но не медицинским. Евгений Завьялов — профессиональный путешественник.

Пункт назначения

Корреспондент «Главного» провел январь в охваченной беспорядками исламской республике Иран.


Пункт назначения

«Главный» решил запечатлеть виды, открывающиеся с квадрокоптера на главные стройки Ростова и окрестностей.

Пункт назначения

Корреспондент «Главного» побывал на футбольном матче Англия — Украина, узнал, почему Руни называют Шреком, и чем хороши вокзальные лавочки в Мариуполе.

Пункт назначения

«Главный» попросил рассказать о британской столице призера олимпиады, волонтера и зрителя.