1
из

Рыцарь статистики.

№ 140
Как сыграли СКА и «Нефтчи» в 1971 году? Кто забил гол в ворота московского «Динамо» в 1960-м? Не заглядывая в справочник, на этот вопрос, пожалуй, сможет ответить лишь один человек — Нерсес Акопов.
Текст  Сергея Медведева при участии Дарьи Рубинской ФОТО  Из архива героя публикации

КТО ТАКОЙ.

Нерсес Иванович Акопов — советский спортивный журналист и статистик, специалист по футболу. Родился 28 мая 1944 года в Ростове-на-Дону. В начале 80-х работал с Константином Есениным. Пресс-атташе СКА — с 1998 по 2003 год. С участием Акопова были выпущены следующие книги:

1) Н. Акопов, А. Митропольский, «Сергей Андреев», 1992 год;

2) Н. Акопов, «Кубковая летопись ростовского СКА», 1993 год;

3) Н. Акопов, Б. Шинкаренко, «Энциклопедия ростовского футбола», 1995 год;

4) Н. Акопов, «Донской футбол — 96», 1996 год;

5) Н. Акопов, А. Митропольский, «Футбольный Дон — 99», 1999 год;

6) Н. Акопов, «Футбольные клубы Дона», 2005 год;

7) Н. Акопов, Б. Шинкаренко, «От «Сельмашстроя» до «Ростова»», 2005 год;

8) Н. Акопов, Б. Шинкаренко, «100 лет ростовского футбола», 2005 год;

9) Н. Акопов, А. Люля, «СКВО — 1959», 2009 год;

10) Н. Акопов, А. Люля, «30 лет победы в Кубке СССР», 2011 год.

Принимал участие в создании книги Виктора Понедельника «Футбольным правнукам с верой и надеждой», 2012 год.

 

— Как вы стали писать о футболе?

— Скорее, случайно, как это модно сейчас говорить. Во-первых, я футбол не любил. Я занимался тем, что искал информацию о киноактерах: кто когда родился, состав семьи. А на футбол меня брал старший брат. Тогда играло «Динамо» ростовское, легендарное. Я плакал и говорил, что на футбол не пойду. Мама была на моей стороне: «Не трогай ребенка!». А потом он меня обломал... Это было ровно 60 лет назад, и мы все-таки пошли на футбол. Я увидел, что какие-то люди записывают на бумажках какие-то очки, голы, секунды. Спрашиваю: «Что это такое?» Мне говорят: «Помолчи, не мешай». Но постепенно я втянулся. А потом мне помог Игорь Кулжинский. Он преподавал в РИИЖТ, а футбол был для него хобби. Он меня медленно, но верно подвел к этому всему. Говорил: «Я уйду в итоге, а дело нужно продолжать». С его подачи я начал этим заниматься. Меня тогда в Москве признали, был у них в гостях, искал документы про ростовские матчи, кубки. Константин Сергеевич Есенин (советский спортивный журналист и статистик, специалист по футболу. — «Главный») меня учил: не нужно открывать то, что уже открыто, ищи там, где белые пятна — это класс «Б», это вторая лига. Как играли наши донские команды во второй лиге!

 

— Так какие же белые пятна вам удалось заполнить?

— Взять, к примеру, команду из Белой Калитвы. Она брала Кубок РСФСР. А где найти данные? Кто играл в этой команде? Ведь не было информации. Какие были счета, какой был турнир, кто был в гостях у кого, кто играл? Как это получилось, что Белая Калитва дважды подряд взяла этот Кубок? Это 1965, 1966 годы. А ведь это все было. Тот же «Атоммаш» волгодонский имел успехи, а о Таганроге я вообще молчу, там вообще были вещи невероятные.

 

 

— Раньше же была таганрогская команда «Торпедо», и она конкурировала с ростовским «Динамо»?

— Да, все правильно! И они нас били. И не раз. Этот Таганрог… Еще помню, в 1959 году была «пулька» — переходной турнир из трех команд, заходит в высшую лигу только одна. И все думали, что войдет ≪Спартак≫ (Тбилиси). А у них игра с Ростовом. Если выиграют, то заходят в высшую лигу. Они ходили по Ростову тогда, а я с братом гулял, и он мне говорил: «Посмотри, вот это игроки, которые будут завтра играть». Среди них был такой легендарный грузин Борис Пайчадзе. В общем, они хвастались, что накидают Ростову голов 5–6. А не вышло. Ростов выиграл 2:1. Три команды набрали поровну очков и пошли опять по кругу играть. Правда, ростовское «Динамо» не вошло никуда, но они дали бой.

Об этом никто не помнит. И важно, чтобы люди знали о футбольной славе наших земляков. Хотел написать об этом книгу к чемпионату мира, но меня не поддержали.

 

— Сколько всего ваших книг было опубликовано?

— Не считал. Все «футбольное», начиная с 1979 года, я выпускал. Это было хобби, основная работа у меня была в банке. Отдал банку 50 лет рабочей деятельности. Я был начальником технического отдела — кредиты, сметы, проекты, все прочее. А вся эта футбольная история делалась вечером, а то и ночью. Было два издания книги «От «Сельмашстроя» до «Ростова». В 2016 году звонит мне в Германию, где я отдыхал у сына, управляющий «Донкомбанка», говорит: «Ты куда исчез? Приезжай в Ростов. Ты мне нужен». Ну, я приехал к нему. Он рассказал, что есть мысль сделать издание о серебре команды СКА, состыковал меня с людьми, которые готовы были оплатить книгу. Это был уникальный случай, чтобы я за такую работу получил какие-то существенные деньги. Вместо пары месяцев, на которые рассчитывали заказчики, я сделал все за две недели. А раньше я еще все футбольные календари делал. Только мои календари были.

 

— А раньше вы все это бесплатно делали?

— Почему? Мне за каждую программку платили по 35 рублей. Платили, но не это главное…

 

— Я знаю, что ваши книги получали премии.

— Ежегодно рассматривают все футбольные издания в России. Я попадал в число лучших раза три-четыре. Есть даже грамота, подписанная Вячеславом Колосковым, я его знал немножко. Он меня спрашивал: «Слушай, ты мне скажи, ты правда работаешь в банке?». Я отвечал: «Да». Он говорит: «Не понимаю». Я ему объяснил, что пишу ночью, а утром на работу иду. Жена подходит в час или в два ночи и говорит: «Может, тебе помочь?». Ну как тут помочь? Это ж футбол! Хотя… В 1981 году СКА взял кубок. Они должны были играть на Кубке Кубков с командой «Анкарагюджу». И то ли я прозевал, не знаю, но я отдал в типографию «"Анкарагюджу" (Стамбул)» вместо «"Анкарагюджу" (Анкара)». А они враги, между прочим. Боже мой! Все эти афиши и программы, которых было тысяч пять, мы дома с женой и сыном переделывали. А теперь эта программка считается раритетом.

 

— В рамках Кубка кубков был еще и матч с немецкой командой «Айнтрахт». Впервые, кажется, на поле полетела бомба, все заволокло дымом. Вы помните этот день?

— Да, такое было первый раз на моей памяти... Притом, что раньше под западной трибуной на стадионе «Ростсельмаш» внизу был маленький ларек, где продавались водка, вино, коньяк, но никто на поле не выбегал, вандализма никакого не было. Кому говорю, не верят. А на том матче с «Айнтрахтом» такое произошло впервые. Раньше публика другая была. Да, могли люди ругаться матом. Но чтобы на поле выбегать, взрывать что-то — такого не было.

 

— И в дудки никто не дудел.

— Да, да. Никто не дудел.

 

— Семечки щелкали в неимоверных количествах.

— Это было. Но ничего не взрывали.

 

— Получается, что в начале 80-х болельщики стали другими?

— Когда мы брали Кубок в 1981 году, был мордобой. А мне как раз дали знамя СКА. Я это знамя засунул в сумку и закрыл на замок. Фанаты «Спартака» пошли к поезду, стали жечь баннеры, которые были на поезде. Потом они поезд вели, у них были свои машины, ехали за поездом. Как это так, в Ростове будет Кубок? Часть фанатов милиция задержала, но кому-то удавалось прорываться к поезду на остановках. Милиция нас предупредила: не обращайте на них внимания, не вступайте в конфликты.

 

— Интересно понять, что же произошло в начале 80-х? Ведь до того футбол был сравнительно спокойным мероприятием.

— Наверное, ушли истинные болельщики, с ними можно было поговорить о чем-то, они что-то видели. А сейчас на футбол ходят поорать, поматериться, что-нибудь кинуть на поле.

 

— Вас можно назвать маньяком цифр и фактов?

— Скорее фактов. Цифры — ничто.

 

— Кого вы знали из футболистов тех лет?

— Я очень хорошо общался с Понедельником. Помню переход Понедельника в ЦСКА в 1961 году. Помню, все ходили на футбол и ждали Витю на поле: «Вот сегодня Витя будет играть!». А он не играет. Витя сказал: «Либо я буду в СКА играть, либо нигде». Нигде — так нигде. И его отстранили от игр, в том числе и от сборной. И как рассказывал сам Понедельник потом, в итоге вышли на Шолохова. Шолохов позвонил Фурцевой (министр культуры. — «Главный») и говорит: «Катя, тут нашему игроку не дают играть в футбол». А Катя: «Как, у нас в стране? Миш, а ты с какого бока вообще? Тебе же до фонаря футбол». «Так это ж наш донской футболист». Ну, вызвали Понедельника к Фурцевой. Он приоделся, пришел, галстук надел. Фурцева, как мать к сыну, вышла, так его это потрясло, шаль на ней такая была легкая. Рассказал, что в футбол ему не дают играть. Она спросила: «В чем дело?». «Не дают», — говорит. «У нас в стране футбол открыт для всех. Это, наверное, Сережа Павлов (председатель спорткомитета СССР. — «Главный») виноват?». Витя думает: «Сейчас я головой кивну, а потом будет враг номер один у меня». И Понедельник говорит: «Я не знаю»… В общем, он не играл. Уже прошел март, апрель, май. 31 мая играем с «Шахтером» из Донецка. А когда не было Вити, играл Копаев под номером 9, хотя у самого Копаева — номер 8. И все замерли перед началом игры, и тут объявляют: «Номер 8 — Копаев, 9 — Виктор Понедельник». Вышел на поле, забил два мяча, две голевые передачи. И это он столько времени в футбол не играл! Фанаты факелы зажгли в честь Вити, но их тут же попросили потушить.

 

— Какие игры с участием ростовчан вы запомнили, так сказать, на всю жизнь?

— Три игры мне запали в голову. Первая — 1960 год. Сидел на западной трибуне, в углу, не очень удобно, но мне там нравилось. Идет игра СКА против «Динамо», Москва. Играет легендарный Яшин. И нашего игрока сбили с ног. Евгений Волченков бьет пенальти. И, видимо, авторитет Яшина на него так давил, что он бьет мимо. Счет 0:0. Игра идет к концу. А поле сырое. Динамовский игрок спотыкается и касается мяча рукой. Пенальти. Яшин подбегает к судье, мол, время вышло. А ему: «Рука была во время игры». Но все армейцы отказываются бить. В конце концов, подходит к мячу Гущин, наш правый защитник. Как он решился? Я потом его об этом спрашивал. Он сказал: «Да черт его знает!». И он забивает гол так, что аж сетка у ворот вылетела… По поводу второй игры почти ничего не писали в прессе. 1971 год. СКА против «Нефтчи» из Баку. И они забивают нам гол. СКА, чтобы остаться в высшей лиге, нужно было выиграть 4 игры. И вот, вся западная трибуна встала и начала петь «Наш последний решительный бой». После чего мы воткнули им три гола. Затем к судье подбегает вратарь «Нефтчи» Пономаренко и бьет судью в лицо. Хорошо ударил, судья упал, и началась драка. Еськов команду увел с поля. Пресса ничего не написала по этому поводу. А потом «Нефтчи» убрали из футбола вообще. Всю команду сняли с чемпионата… Третья игра запомнилась, когда СКА серебро взяли. Помню, баннер был с надписью «Ребята, не Москва ли за нами?!». Потому что первое место у Киева было, второе — у Ростова, а третье — Баку. А Москвы вообще не было. Шли через весь Ростов после игры, к «брехаловке». Милиция сопровождала толпу по тротуару. И мужик какой-то вскочил и кричит: «Отныне брехаловка будет правдиловкой!».

 

— Какой самый большой счет был зарегистрирован в матчах ростовских команд?

— В Тбилиси мы попали со счетом 7:2, это 1960 год. СКА у «Спартака» выиграли 6:1. У Харькова 7:1 побеждали. А из современной истории — СКА Минеральным водам забил 11 голов. Ну, команда нулевая была.

 

— А информацию о киноактерах до сих пор собираете?

— Об актерах, их мужьях и женах. У меня книжка такая есть алфавитная, и люди спорят между собой, когда, что и как, я подсказываю. Вот вы, например, знаете, что у Варлей первым мужем был Бурляев, а второй муж — сын Тихонова?

№ 140 ИЮНЬ 2018 г.