1
из

КАК НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ И БЫТЬ СУПЕРЗВЕЗДОЙ

№130
Владимир Вдовиченков рассказал «Главному» о том, почему он решил оставить флотскую службу и стать актером, как обычная драка помогла получить роль в «Бригаде», и о том, что за осенний сплин у него в душе.
Текст Алёны Копленко ФОТО Максима Фролова
КТО ТАКОЙ.

Владимир Владимирович Вдовиченков, актер театра и кино. Родился 13 августа 1971 года в городе Гусев. После окончания в 1989 году мореходной школы четыре года служил на Северном и Балтийском флотах. В 1997 году поступил во ВГИК на курс Георгия Тараторкина. Будучи студентом, снимался в кино, музыкальных клипах и рекламных роликах. На четвертом курсе режиссер Алексей Сидоров утвердил Вдовиченкова на одну из главных ролей в телесериале «Бригада». Роль Фила принесла ему широкую известность. После окончания института Владимир был принят в труппу Театра имени Моссовета. С 2002 года работает в Театре им. Е. Вахтангова. Вдовиченков снимался в таких картинах и сериалах, как «Бумер», «Граница. Таежный роман», «Тарас Бульба», «Август восьмого», «Калейдоскоп любви», «Левиафан», «Оптимисты». Заслуженный артист РФ.


СУМАСШЕДШИЕ И ОЧЕНЬ СУМАСШЕДШИЕ.

Когда мне было лет 13–14, я начал задумываться о своем будущем. Читал книжки типа «Одиссеи капитана Блада». Меня манила морская романтика. Так я поступил в мореходку. Отучился, на флоте служил... Затем началась перестройка. Все было как в тумане, но я решил поступать во ВГИК.
Когда у меня спрашивают: «Владимир, почему вы решили стать артистом?», я честно отвечаю: «Чтобы много зарабатывать, ничего не делать и быть суперзвездой». Правда, мне так хотелось. В конце 90-х в актеры могли идти либо сумасшедшие, либо очень сумасшедшие. Это было нецелесообразно. Актеры тогда были бедолагами. В стране — непонятный полуголод, все занимались торговлей и ходили с большими сумками. Выживали как могли.

Помню, шел 1998 год. У Алексея Владимировича Баталова, художественного руководителя актерского факультета, был юбилей. На сцену вышел Вячеслав Тихонов с упаковкой носков и говорит: «Я спустился в подземный переход, чтобы купить себе носки. Долго выбирал, какие взять. Искал попроще. Вдруг девушка-продавец меня узнала и отдала весь прилавок. Мне было так неловко и неудобно за мою бедность, брошенность и никчемность. Я тебе желаю, чтобы ничего такого в твоей жизни не происходило». Это я к тому, что в те времена в актеры не шли нормальные люди. Все занимались своими важными и нужными профессиями. Но так удачно совпало, что когда я окончил ВГИК, в 2001 году, жизнь опять началась.


ВСЕ БУДЕТ.

Когда я оканчивал третий курс, мне предложили приехать на пробы в картину «Гражданин начальник». Я был под огромным впечатлением от того, что меня пригласили. Мы с товарищами решили отметить это дело в ресторане. Я очень крепко выпил. Так крепко, что даже подрался. Накостыляли мне немножко. Утром я, с подбитым глазом, просыпаюсь. Состояние, мягко говоря, нехорошее. Ехать надо. Пообещал. К тому же, это первое приглашение.

Приезжаю на «Мосфильм», захожу к режиссеру Николаю Досталю. Он, увидев меня, выдал: «Конечно же, это наш Коля-афганец. Вы — парень активный». Досталь отправил меня покурить, сказав, что им нужно разложить пасьянс: перетасовать фотографии артистов, чтобы посмотреть, как они друг с другом смотрятся.

Я вышел. Меня колотит. Вижу, какая-то женщина в очках и с сигаретой на меня смотрит: «Простите, вы артист?» Киваю ей, а сам рад неимоверно. Она: «Судя по лицу, вы умеете драться?» Ответил: «Судя по лицу, я не умею драться». Эта женщина познакомила меня с Алексеем Сидоровым, режиссером «Бригады». Я подумал, большое счастье, что мне накостыляли. Сразу было видно, что я — парень непростой.

Было неизвестно, что с этой «Бригадой» будет. Я как раз оканчивал институт и попросил Лешу Сидорова нарезать для меня какие-то сцены из картины, чтобы показать их в театрах. Он настолько был уверен в успехе сериала, что сказал мне: «Да зачем тебе это? Сейчас выйдет кино, и все будет».


РАЗДУТЬ ИЗ МУХИ СЛОНА.

Меня определили в Театр имени Моссовета. Я считался молодым артистом, а мне уже исполнился 31 год. Взрослый дядька. Надо работать. Но мне дали эпизодическую роль стражника, который говорит за весь спектакль одну фазу: «Сеньор, ваша подруга вас зовет». Меня это не очень устраивало. Я спросил: «А с чем я могу выходить на сцену?» Мне говорят: «С бочонком вина». Дали какую-то бочку. Я ее разобрал и вкрутил внутрь пластиковую бутылку из-под «Кока-Колы». Туда заряжал то сок, то компот. После того как я выбегал на сцену, говорил свою реплику, становился в уголок, брал кружку и сидел пил напитки из бочки. Вся группа во время спектакля, как между прочим, подходила ко мне.

В результате, моя эпизодическая фитюлька перетянула все одеяло на себя. Художественный руководитель, Павел Хомский, потом говорил студентам: «Был у меня парень в эпизоде, он сцену собрал возле себя. Из мухи сделал слона». Я подумал, что в этом и заключается одно из главных умений артиста — раздуть из мухи слона.


СЧАСТЬЕ БЫТЬ В ПРОФЕССИИ.

Еще во время съемок «Бригады» я познакомился с Машей Ароновой. Как-то она звонит мне и говорит: «Володя, подскажи, нам нужен такой же парень, как ты. Ищем того, кто мог бы сыграть в спектакле Орлова» (речь идет о спектакле «Царская охота», поставленном Леонидом Зориным в Театре им. Вахтангова. — «Главный»).

Я ей про некоторых ребят рассказывал, советовал кого-то... В итоге на следующий день мне звонит сам режиссер и говорит: «Маша Аронова сказала, что вы согласны попробоваться на роль графа Орлова». Затем Михаил Ульянов, художественный руководитель Театра имени Вахтангова, предложил мне служить у них.

В 2007 году, после смерти Михаила Александровича, к нам в театр пришел новый художественный руководитель — Римас Туминас. Мне не хватило было целого дня, чтобы рассказать, насколько он потрясающий человек, режиссер и мастер. Благодаря ему я наконец-то понял, что такое актерская игра и какое счастье быть в профессии. Когда Римас Владимирович пришел, то сказал: «Ребята, поверьте мне, я вас отведу в прекрасную страну под названием «театр». Вы сможете придумывать новые миры, системы ценностей и жить в них». Это было так круто.
Он — литовец и как будто смотрит на нас со стороны, по-своему. Нам это так интересно. Играем с удовольствием. В голове — сплошное творчество. Ты понимаешь, весь мир — это то, что мы сами придумали.


ПОДВОРУЙ-ПРИСТРОЙСЯ.

Мне нравится много актеров и актрис. Например, Марлон Брандо. Это яркий пример того, какое влияние может оказать один человек на манеру игры целого поколения. Я бы хотел с ним познакомиться и понаблюдать за ним. Поучиться. Кое-что подворовать. Актерская профессия, как ни странно, придерживается принципа «подворуй-пристройся». Ты должен всегда оправдать самый нелепый текст, позу, реплику. Причем сделать это надо максимально естественно. Поэтому интересно работать с актерами старших поколений — всегда можно что-то подсмотреть. Когда я видел Сергея Маковецкого, то думал, что вроде бы ничего нет в нем особенного. Но он настолько убедителен и растворен в сюжете, что ты не можешь ни к чему прицепиться.

Я работал в картине «Тарас Бульба» с Богданом Ступкой. Мы снимали ее в прекрасном месте на Украине — степи, звезды, красота... Жара стояла страшная. Съемки — сложные. Целый день находились на площадке, а вечером каждый артист считал своим долгом накрыть стол. Мы расходились в первом часу ночи. Утром, немножко помятые, мы все же понимали, что к началу съемок поправимся и будем выглядеть хорошо. Спускался Богдан Сильвестрович. Красиво пахнущий, умудряющийся шутить. Он умел настроить нас на творчество и создать потрясающую атмосферу. Мы, молодые ребята, видели, как ведет себя мастер, брали себя в руки и понимали, что не можем запороть ни одного дубля.


«САЛЮТ-7».

Скоро выйдет новый фильм «Салют-7». Его снял Режиссер Клим Шипенко. Мы играли в нем с Павлом Деревянко. «Салют-7» — одна из самых интересных моих работ. Это реальная история о подвиге летчиков-космонавтов. В 1985 году советская станция «Салют-7», находящаяся на орбите, в какой-то момент отключилась и начала представлять собой опасность. Огромная железная штука потихоньку, под действием гравитации, в любой момент могла упасть на Землю. К станции отправили двух космонавтов, которые полетели «на авось» — они не знали, смогут ли предотвратить катастрофу. Никто и никогда еще не стыковался в космосе с неуправляемым объектом.

Сложность была в том, что в России не существует способа снимать невесомость. Под Питером построили огромный ангар. В нем соорудили модель станции. Так как мы не могли летать в невесомости, нас оставляли на месте, а станция летала вокруг нас. Каждый кадр приходилось хитро отстраивать. Вы видите картинку: человек летит прямо. На самом деле мы в этом момент висели вниз головой, изображая, что нам легко и хорошо. Через каждые десять секунд съемка останавливалась, потому что кровь приливала к голове, а ты становился похож на монстра.

Несмотря на то, что снимали долго и сложно, в результате получилась великолепная, добрая и человечная история.


РАСТЕРЯЕМ ЛИ ДОСТОИНСТВО?

Андрей Звягинцев — человек экстраординарных способностей и невероятно большой художник. Для артиста попасть к Звягинцеву — это, что греха таить, очень круто. Наверное, каждый из вас хотел бы поработать с мастером в своем деле. Когда меня пригласили на пробы в «Левиафан», я даже не знал, о чем будет кино. Андрей старается хранить в секрете идеи. Все прошло хорошо, и меня утвердили.

Для съемок было выбрано село Териберка. Это уникальное законсервированное место с полусгнившими лодками и домами. До поселка не проложен асфальт. Плюс ко всему, все омрачено беспробудным пьянством местного населения. Если бы не эти минусы, то село Териберка было бы чудным местом, потому что оно совершенно не тронуто цивилизацией.

Когда мы сняли фильм, на него обрушилась противоречивая слава. Некоторые кричали: «Да мы не в такой стране живем!» Неправда. Мы живем и в счастливой, и не в счастливой стране. Самое последнее занятие — лупить по голове человека за то, что он решил приоткрыть какой-то неизвестный уголок, который он считает правдой. Нельзя сразу травить собак.

В картине есть несколько основополагающих вещей. Вся наша жизнь — это рок. Как бы ты ни жил, как бы ты ни действовал, ты находишься под неким прессом, который движется неумолимо. Это первое. Второе — жизнь и так не проста. Но в мире существует скотство, которое делает его еще хуже. Если мы научимся отличать рок от мерзких дел и будем уметь реагировать на них, то тогда мы будем людьми. Все мы рано или поздно умрем, но растеряем ли мы при этом достоинство?

Смотрели же фильм «Меланхолия»? Мне кажется, что нечто подобное происходит в нашей стране сейчас. Какая-то неотвратимая меланхолия все время накатывает. Ее, что ли, пережить надо, и мне кажется, что проблемы в наших головах. Можно жить в самой благополучной стране, но оказаться в ужасной ситуации. Что бы ни случилось, человек не должен сдаваться, и он должен оставаться человеком.


СПЛИН.

Взрослым становлюсь. Не хочется стареть душой. Хочется замариноваться и воскликнуть: «Остановись мгновенье, ты прекрасно!» Правда понимаешь, что как только оно остановится, то все пропадет.

Сейчас какой-то такой осенний сплин в душе. Хочется жалеть людей вокруг. Им тяжело. Это видно и чувствуется. Мы все хорохоримся и бодримся, но люди испуганы. Им надо помочь, обогреть и дать возможность успокоиться.

Шло раньше кино «Х-фактор». Герой фильма поймал джина и загадал желание — мир во всем мире. Выходит на улицу, а людей нет. Он очень удивился, а джин ему говорит: «Ты думаешь, что я смогу сделать то, что не удалось Будде, Христу и Моисею? Люди никогда не смогут договориться». Поэтому если мы друг к другу отнесемся с теплом, то все сможем пережить.
№ 130 ИЮНЬ 2017 г.

Лицо с экрана

«Главный» побывал на «Добром концерте» Александра Олешко и узнал, в чем секрет его позитивного отношения к жизни.

Лицо с экрана

Создатели сиквела культового фильма «Бегущий по лезвию» рассказали «Главному» о своем проекте. Выход в широкий прокат фильма в России намечен на 5 октября 2017 года.

Лицо с экрана

Народный артист России Борис Клюев рассказал «Главному» о ролях, оставивших неизгладимый след в жизни актера.

Лицо с экрана

«Главный» до мельчайших деталей выяснил, как проходит день известной актрисы.

Лицо с экрана

«Женщина — не обязательно та, которая стирает носки, но и не та, которая одинока. Всегда нужно находить золотую середину. Можно быть с мужчиной, но при этом очень свободной и строить карьеру». Исполнительница главной роли в сериале «Ольга» — о личном опыте и житейской мудрости.