Как попасть к Меладзе.

№ 136
О закулисье популярного ток-шоу «Главный» поговорил с одним из его участников — Денисом Реконвальдом.
Текст  Алены Волошиной ФОТО  Из архива героя публикации

Кто такой.

Денис Реконвальд — певец, актер и модель, родился 25 марта 1995 года в Одессе. С четырех лет занимается хореографией, в 12 лет стал чемпионом мира по танцам в фанк и хип-хоп направлениях. Окончил факультет актерского искусства Университета театра, кино и телевидения им. Карпенко-Карого. В 19 лет стал участником вокального телевизионного шоу «Хочу к Меладзе». После проекта Реконвальд занялся сольной карьерой. Сейчас артист продолжает записывать и выпускать сольные песни и клипы к ним. «Хочу к Меладзе» — ток-шоу, выходившее в эфире телеканала НТВ в 2014 году. В проекте принимали участие молодые люди, наделенные вокальными и артистическими способностями. Основная задача шоу — создание новой мужской музыкальной группы, продюсером которой стал Константин Меладзе.


— Как проходил отбор участников на шоу «Хочу к Меладзе»?

— Я не попал на основной кастинг проекта, потому что в тот день был на концерте Джастина Тимберлейка. Однако чуть позже объявили дополнительный, и тогда я понял, что момент упускать нельзя, и отправился на прослушивание. Для участия в шоунеобходимо было спеть в двух разных локациях. От каждого выступления зависело, пройдет участник дальше или нет. Парни, успешно прошедшие это испытание, и я в том числе, пели еще и на камеру в съемочном павильоне. Это было завершающим этапом кастинга, после которого звучала такая фраза: «Мы вам перезвоним». И действительно, в ближайшие дни по телефону мне сообщили, что я прошел и могу готовиться к телевизионному кастингу.

— Бытует мнение, что в подобные шоу проходят люди, заплатившие за свое участие. Так ли это? Известны ли вам такие случаи на шоу «Хочу к Меладзе» и предлагали ли вам воспользоваться такой «услугой»?

— Да, я заплатил своими нервами и временем, денег у меня никаких не требовали. Я считаю, что если бы все шоу основывались только на том, платят конкурсанты за участие или нет, то проект вряд ли бы получился рейтинговым. Ведь если талантов там нет, значит и интерес зрителей к нему угас бы в кратчайшие сроки. Какой смысл брать тех, кто не умеет ни петь, ни двигаться на сцене?

— Сколько дней длились съемки первого тура и где все это время жили участники? (В первом туре (телевизионный кастинг) внешность конкурсантов и умение двигаться оценивало женское жюри: Полина Гагарина, Ева Польна и Анна Седакова, а вокальные данные — Тимати, Владимир Пресняков, Сергей Лазарев. — «Главный»).

— Первый тур длился всего три дня. Весь день участник проводил в павильоне, а после отправлялся туда, где временно остановился.

— Где проходили съемки шоу?

— В Москве, в павильоне «Главкино».

— Съемки шоу шли строго по написанному сценарию или же присутствовали элементы импровизации?

— Если имеются в виду выступления, то в основном это постановочные репетиционные шоу. Однако мы не так часто собирались, чтобы отточить номер, как хотелось бы. Даже когда у меня появлялось свободное время, я не мог позвонить группе и собрать их для очередной репетиции — телефоны у нас забрали, и мы никак не контактировали с внешним миром. Что касается жизни на проекте, то в моем случае все было по-настоящему.

— После прохождения первого тура по условиям шоу участники должны были разбиться на тройки и подготовить выступление. Как проходил этот процесс по ту сторону экрана?

— Нас разбили на две группы, а уже из них мы сами выбирали друг друга. К тому времени уже все перезнакомились, слышали, кто и как поет. Нам предложили список песен, из которых мы и выбирали композицию, исходя из способностей и личных предпочтений. Все репетиции «троек» проходили там же, в съемочномпавильоне. У нас не было никакой техники, только бумбокс, который мы и использовали. В первый раз мы спели с хорошей аппаратурой на саундчеке.

— Правда, что спали там же, прямо на полу? Вас там кормили или о своем питании участники заботились сами?

Я спал на лавочке, заткнув уши берушами. При этом приходилось накрывать голову кофтой: софиты не отключали, и было очень светло. Зато нас кормили.

— Как Меладзе распределял участников по командам перед третьим туром? (В третьем туре группы, созданные Константином Меладзе, боролись за наставников — представителей мужского и женского жюри. — «Главный»).

— Если честно, я не знаю. Нас просто поставили перед фактом: вы будете сражаться в таких-то группах. Думаю, что по внешним показателям и по голосам.

— Какими были распорядок дня на проекте и бытовые условия?

— Жили мы достаточно хорошо, по два человека в комнате. День начинался с завтрака, потом репетиции, спорт, вечерние собрания с Аланом Бадоевым (режиссер и креативный продюсер. — «Главный») — он нам ставил постановки, и мы их заучивали потом с хореографами. Времени на отдых практически не было.

— Наставником вашей группы на проекте стала Ева Польна. Почему не сработались с ней? Как этот процесс проходил у других команд, им наставники помогали в большей мере?

— Когда артист приходит на какой-либо проект, для него важно в первую очередь показать себя. Ева Польна — невероятная артистка, и мало тех, кто не знает ее хитов. Но Ева дала нам выучить ее новую песню, которая показалась нам слишком женской и по музыке, и по тексту. Мы не понимали, как разложить ее по голосам, и решили предложить артистке заменить этот трек на другой, но по какой-то причине она отреагировала на это слишком резко. В итоге мы все-таки исполнили ее новую песню, но наше общение осталось достаточно холодным. В то время как у других команд практически все было готово, Ева к нам только приехала, поэтому у них было больше времени на подготовку номера. Нас это немного смущало. Мы видели, как Анна Седакова с участниками уже оттачивает выступление, а мы еще даже не знаем, что у нас вообще будет.

— С кем из ребят завязались дружественные отношения? Появились ли связи со звездами?

— Я очень хорошо общаюсь с Маркусом Ривой. С группой MBAND (победители «Хочу к Меладзе». — «Главный») мы периодически переписываемся, иногда видимся. Связи со звездами, конечно, появились. Например, с Анной Седаковой я общался уже после проекта, даже был моделью для ее мужской линии одежды. 

№ 136 Февраль 2018 г.

Лицо с экрана

Нежная, дерзкая, веселая, эмоциональная, чувственная, талантливая — и это лишь малая часть того, что можно сказать о певице Славе. В интервью с «Главным» Слава рассказала о том, какая она за пределами сцены, как ее изменило материнство и почему роль сильной женщины в кино ей не подходит.

Лицо с экрана

Блондинка Playboy говорит о плэй-офф и о других незнакомых ей понятиях. В таком образе 10 лет назад Виктория Лопырева появилась на ТВ. Но модель сумела проявила себя как серьезный спортивный журналист и в итоге стала послом чемпионата мира по футболу 2018 года. «Главный» поговорил с Викторией о подготовке к мундиалю и о том, почему дворовые площадки важнее стадионов.

Лицо с экрана

«Мне требовался небольшой отпуск, чтобы впечатлиться», — говорит Максим Аверин вместо «чтобы отдохнуть». Выпустить спектакль нон-стопом всего за три недели и между гастролями сорваться в путешествие по Японии — это в его духе. Об актерском образовании, новом проекте и пустой комнате в своем райдере артист поговорил с «Главным» прямо из страны восходящего солнца.

Лицо с экрана

Накануне российской премьеры «Собибора», которая пройдет в Ростове-на-Дону в кинотеатре «Горизонт Cinema&Emotion», «Главный» поговорил с Константином Хабенским о фильме, ставшей режиссерским дебютом известного актера.

Лицо с экрана

Есть рок-поэзия, есть поэзия серебряного века, а есть творчество Светланы Сургановой. Незадолго до концерта в Ростове легенда русского рока поговорила с «Главным» о рэпе, о преодолении себя и о том, почему так любит бумажные письма.