1
из

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ЮМОР.

№126
«Главный» побывал на выступлении участника шоу Stand Up на ТНТ Стаса Старовойтова и узнал у него о тонкостях профессии комика.
Текст ДАРЬИ РУБИНСКОЙ ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО КАНАЛОМ ТНТ
КТО ТАКОЙ.
Стас Старовойтов родился 11 октября 1982 года в Томской области. Его мама — профессиональный хореограф. Учась в Томском электротехническом институте, Станислав участвовал в КВН. Старовойтов принимал участие в трех сезонах шоу «Смех без правил» (ТНТ). Осенью 2013 года канал ТНТ запустил новое юмористическое шоу — Stand Up. Одним из постоянных участников этого шоу и является Стас Старовойтов.

— О чем был ваш первый стендап?

— Я написал его в 2007. Шутил про странные вещи, связанные с самолетами: вот, объявляют температуру за бортом. Кому она нужна? Разве кто-то собирается выходить? Это называется «комедия наблюдений». В общем, о бытовых каких-то штуках рассказывал.

— То есть семейных историй еще не было?

— Нет, это потом началось, и шутки про семью стали пользоваться популярностью у зрителя. Но когда я начинал писать, то не выбирал какую-то одну конкретную тему.

— Почему предпочли именно такое направление подачи шуток — стендап? В одном из интервью вы сказали, что КВН надоел.

— Не так радикально, конечно. Но лично для меня КВН закончился в определенный момент, и было бессмысленно играть в нем. Потом была «Убойная лига», мы там тоже какие-то миниатюры показывали. У меня было внутреннее ощущение, что это все странно и бесперспективно — постоянно придумывать истории, случаи. И как-то раз мне на глаза попался концерт Луи Си Кея, где он рассказывал про то, что дочь постоянно задает ему вопрос «почему?», и он, злясь, приходил к тому, что он тупой и не может ничего ответить. Я понял, что это так классно, когда не нужно «изобретать велосипед» и можно писать шутки на основе реальных историй и персонажей. Просто берешь жизнь и «усмешняешь» ее.

— А как происходит процесс написания материала? Сколько времени требуется для этого и чем вдохновляетесь?

— Времени на создание монолога уходит всегда по-разному. Какие-то комики могут 15 минут своего материала возить год и не менять его. Допустим, у нас в проекте на один монолог требуется примерно месяц. Придумываешь идею, шутки, выступаешь, проверяешь, что-то выкидываешь, добавляешь, проверяешь, проверяешь, проверяешь. Потом отсняли для ТВ, затем куда-то с ним поехал — выступил, что-то еще дописал. Никакого вдохновения уже нет, просто ты должен писать — это твоя задача. Это твоя работа — выдавать смешные качественные шутки. Есть один важный момент — насколько интересна твоя жизнь в плане эмоций — можешь ли ты взять какую-то, пусть даже очень «черную», постыдную вещь и передать ее людям, трансформировав в шутку. Не только позитивное, но и негативное тоже способно развеселить. По-моему, Патрис О’Нил сказал: «люди в зале, конечно, интересные, вам смешно смешное, а попробуйте посмеяться над чем-то грустным».

— Как вы считаете, чему нужно учиться нашим комикам у мировых звезд этого жанра?

— Широкоформатности мышления. У нас, и у меня, и у других молодых ребят, узконаправленные формулировки, наверное. Выходит человек на сцену во время open mic, и я примерно представляю, о чем он будет рассказывать — про отношения со своей девушкой, про родителей, про какие-то гаджеты, инстаграм, фотографии и так далее. И шутки будут почти одинаковые у всех, и никто особо не удивит, на данный момент. Потому что все, кто мог это сделать, уже чем-то заняты. Они участвуют либо у нас в проекте, либо в других проектах на ТНТ. Необходимо учиться расширять область юмора. Включить того же самого Эдди Иззарда и посмотреть, насколько он ломает представления о шутках — он может начать рассказывать о мандаринах и закончить динозаврами. И ты никогда не знаешь, чего от него ждать. Тебя веселит то, что ты не можешь так сам придумать. А если ты знаешь, чем кончится шутка, то она становится несмешной. Лично для меня, по крайней мере.

— Стас на сцене и Стас в обычной жизни — это один и тот же человек? Важно ли быть самим собой в этом формате юмора или нужно искать то амплуа, которое ближе зрителю?

— Почему у нас появились амплуа? Потому что народ привык к ясности и пониманию ситуации. И если, например, ты выходишь к зрителям в шляпе или костюме, то ты должен объяснить, пошутить и обратить на это внимание. Ты не можешь со сцены или на ТВ вещать все, что захочется. Людям важно идентифицировать себя с комиком, им так легче понять его. Поэтому за нами закрепились определенные образы. И я лично стал заложником этой
семейной темы, хотя мне это не близко. И я был вынужден 2,5 года писать шутки про семью, потому что только их люди и воспринимали. Я не мог их сломать. Поэтому я считаю, что комик должен быть самим собой, так как образ может стать неактуальным, устареть, исписаться, а ты как человек всегда будешь интересен.

— Бывает так, когда вы считаете, что шутка на 100% смешная, а зал не реагирует? Что чувствуете в этот момент? Как справляетесь с этим?

— Если я в хорошем настроении, то попытаюсь отшутиться. Если же в плохом настроении, то бывает так, что во время проверки материала на аудитории я начинаю злиться и считаю, что виноват зритель, если шутка оказалась несмешной. И, в целом, в большинстве случаев зритель действительно виноват. Потому что ты над этим работаешь, ты сосредоточен, пытаешься придумать что-то смешное и рассказываешь это публике. А человек может есть, пить, ковыряться в телефоне, просто посмотреть в другую сторону и упустить что-то. И образуется тишина такая. Если я проверил шутку ни единожды, и она работала хотя бы раз или два из трех, то виноват зритель. Если шутка не работала никогда, то это уже вопрос ко мне.

— Не кажется ли вам, что в нашей стране из года в год качество юмора становится все ниже?

— Юмор — это литературное творчество. И так как люди у нас сейчас менее образованные, они мало читают, мало занимаются самоанализом, их интересы ограничиваются двухминутными роликами на YouTube, то и шутки
пишутся такие, которые люди воспринимают. Это общая тенденция, и она крайне печальная. Более того, в России еще не привыкли к формату стендапа. Это другой юмор, экзистенциальный.

— Что нужно, чтобы стать хорошим стендап-комиком?

— Нужно иметь мышление критика и необходимо постоянно рефлексировать, потому что благодаря этому можно найти почву для хорошего материала.

— Можно ли научиться шутить или чувство юмора — это синоним таланта?

— И так и так. Можно научиться, и для этого есть специальные книги, в которых все детально рассказано про технику создания стендап-монологов. А талант, я считаю, это умственное развитие — какой уровень интеллекта — такие и шутки.

— У вас есть жизненный девиз?

— Пожалуй, жизнь, она такая — shit happens.
№ 126 Февраль 2017 г.