О ДРУЗЬЯХ И КРИТИКАХ.

№104
Дмитрий Маликов обсудил с «Главным» некоторые интересные новости о себе.
Текст АЛЕКСЕЯ БЫКОВА. ФОТО МАКСИМА ФРОЛОВА, ИЗ АРХИВА ГЕРОЯ ПУБЛИКАЦИИ.

КТО ТАКОЙ.

Певец и композитор Дмитрий Юрьевич Маликов родился 29 января 1970 года в Москве в семье создателя и руководителя ВИА «Самоцветы» (кстати, уроженца Ростовской области). Мать — солистка Московского Мюзик–Холла. Дмитрий с отличием окончил консерваторию по классу фортепиано и композиции. В 1988 году он становится «Открытием года», а в 1989 и 1990 годах его признают «Певцом года». В ноябре 1990 года 20-летний артист дает первые сольные концерты на главной концертной площадке страны в СК «Олимпийский». С тех пор Маликов записал 15 альбомов. Дмитрий женат. У него две дочери, одна из них приемная (дочь жены от первого брака).


«ДМИТРИЙ МАЛИКОВ, КОТОРЫЙ ДВА ГОДА РАБОТАЕТ В ПРОГРАММЕ («СПОКОЙНОЙ НОЧИ, МАЛЫШИ». — «ГЛАВНЫЙ»), СКАЗАЛ ТАК: В КАКОЙ-ТО МОМЕНТ ТЫ ЗАБЫВАЕШЬ О ТОМ, ЧТО ТЫ ОБЩАЕШЬСЯ С КУКЛАМИ, НО, КОГДА ТЫ НИКОГО НЕ ВИДИШЬ ПЕРЕД СОБОЙ, ЭТО НЕПРИВЫЧНО. МНЕ, КАК НЕПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ АКТЕРУ, БЫЛО СЛОЖНО».

— Я просто люблю детей, и эта передача для меня в детстве была очень важной. На момент приглашения все ведущие этой передачи были женщинами, поэтому я почувствовал некоторую ответственность за всех пап страны и, конечно, сразу согласился. Это было непривычно и непросто. Требовалось выполнять достаточно сложную актерскую работу, потому что там нет суфлеров, нужно было учить очень много текста. Зато я развил свою память. Атмосфера на съемках была веселая, во многом благодаря замечательным редакторам и пониманию, что ты вносишь свой вклад в хорошее дело, остаешьсяв памяти детей. Все это сподвигло меня на участие в этой передаче. В общем, причина такаяже, как и для проекта «Уроки музыки», с которым я приехал в Ростов. Это то же самое. Осознание своей нужности и пользы, ощущение того, что у детей останется в памяти это событие, которое, может быть, повернет их жизнь. Они могут стать профессиональными музыкантами, в том числе и благодаря тому, что они в детстве, в таком важном возрасте, встретились с тобой.

— А «Уроки музыки» — это ваша идея?

— Да, это моя идея и инициатива. Я вместе с партнером и другом в лице «Газпромбанка» близко общаюсь с руководством различных городов, поэтому этот проект стал возможным. Ростов-на-Дону был 76 городом, и мы собираемся преодолеть сотню.


«ДМИТРИЙ МАЛИКОВ — НЕ ТОЛЬКО ТАЛАНТЛИВЫЙ КОМПОЗИТОР И ИСПОЛНИТЕЛЬ, НО И ЗАЯДЛЫЙ РЫБАК: В СВОЕМ БЛОГЕ ПЕВЕЦ ПРИЗНАЛСЯ, ЧТО НЕ СМОГ УЕХАТЬ ИЗ АСТРАХАНИ, В КОТОРОЙ ДАВАЛ КОНЦЕРТ, БЕЗ ОЧЕРЕДНОГО УЛОВА».

— Нет-нет, какой из меня заядлый рыбак? Я первый и единственный раз тогда профессионально рыбачил несколько дней. Поймал щуку. И выпустил ее.

«ВСЕ ЭТО ХОРОШО, НО, К СОЖАЛЕНИЮ, СОВРЕМЕННАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ КРИТИКА У НАС СЕЙЧАС НЕ ОЧЕНЬ АКТУАЛЬНА ДЛЯ ПРОСТЫХ ЛЮДЕЙ. ПРОСТАЯ ПУБЛИКА РЕЦЕНЗИЙ НЕ ЧИТАЕТ. ПО СУТИ ДЕЛА, НАС В ИТОГЕ ОЖИДАЕТ В ЭТОМ СМЫСЛЕ ПОЛНЫЙ ПРИМИТИВ, УПАДОК И РАСПАД. И ЭТО ПРОИСХОДИТ, РАЗУМЕЕТСЯ, НЕ ТОЛЬКО ЛИШЬ У НАС, ГЛОБАЛИЗАЦИЯ БЕРЕТ СВОЕ ВЕЗДЕ. ВОТ ПОЧЕМУ СЕГОДНЯ ДОКРИЧАТЬСЯ ДО ЛЮДЕЙ, ЗАСТАВИТЬ ИХ ХОТЬ НА МИНУТУ ОТОРВАТЬСЯ ОТ ПРИВЫЧНОЙ ТЕЛЕЖВАЧКИ — АРХИТРУДНАЯ ЗАДАЧА. ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ ПРОБИТЬ ОРИГИНАЛЬНУЮ ИДЕЮ В МУЗЫКЕ, ОДНИХ ТОЛЬКО КРИТИЧЕСКИХ СТАТЕЙ, КОНЕЧНО ЖЕ, НЕ ХВАТИТ».

— Это ваши слова в 2006 году. Поменялось ли что-нибудь за это время?

— Музыкальной критики вообще в принципе мало. Мне кажется, что эта профессияна данный момент изжила себя. Немножко. Ну а с 2006 стало еще хуже, причем гораздо. Безусловно, остались еще музыкальные журналисты, но их все меньше и меньше. RollingStone закрывался, русский Billboard серьезно спотыкался. Появляется мало музыки, которую стоит обсуждать. Ну, музыки, может быть, и много, но людей она больше не волнует. На плаву остаются такие направления, как поп-музыка и шансон, немного, может быть, классика. Но ведь сколько еще направлений существует! Этническая, джазовая музыка — это не вызывает интереса, никого не волнует.

— А кого из российских музыкальных критиков вы бы могли выделить? Есть те, к чьему мнению стоит прислушаться?

— Пожалуй, Борис Барабанов в «Коммерсанте» — это один из последних, кто по-прежнему авторитетен. Но он тоже сегментарно работает, не всю музыку знает и не всю описывает и анализирует.


«ДМИТРИЙ МАЛИКОВ СЫМПРОВИЗИРОВАЛ НА ОРГАНЕ В КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРЕ (В КАЛИНИНГРАДЕ. — «ГЛАВНЫЙ»).

СЫГРАВ ДЛЯ НЕМНОГОЧИСЛЕННОЙ АУДИТОРИИ (В ЗАЛЕ НАХОДИЛОСЬ ЧЕЛОВЕК ВОСЕМЬ), МАЛИКОВ СОРВАЛ АПЛОДИСМЕНТЫ, ЕЩЕ РАЗ ОГЛЯДЕЛ ЗАЛ И ПОДНЯЛ БОЛЬШИЕ ПАЛЬЦЫ ОБЕИХ РУК ВВЕРХ».

— Не часто получается сыграть на чем-то необычном. Как раз орган — это тот инструмент, к которому я боялся прикасаться. Тот орган не в соборе, а в концертном зале. Для нас устроили небольшой концерт, сыграли Баха. Я подошел, тоже сыграл, и это был для меня большой заряд. Я целый день себя чувствовал, будто лечу, парил, будто крылья выросли! До того момента, как я прилетел в Москву. В Москву прилетел, попал в пробку, приехал в центр города, и все это осело и прошло.


«НЕ СЛУЧАЙНО ДВУХЧАСОВУЮ КОНЦЕРТНУЮ КОДУ ЗЕМФИРЫ В ЛУЖНИКАХ ЛИЧНО ПОЖЕЛАЛИ УВИДЕТЬ МНОГИЕ ПОПУЛЯРНЫЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ МУЗЫКАНТЫ: ГАРИК СУКАЧЕВ, ЕВГЕНИЙ ХАВТАН, ДМИТРИЙ МАЛИКОВ... КАК ПРАВИЛО, КОЛЛЕГИ-СООТЕЧЕСТВЕННИКИ ЗАГЛЯДЫВАЮТ ДРУГ К ДРУГУ ТОЛЬКО НА ЮБИЛЕЙНЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ, ЧТОБЫ ВМЕСТЕ ЧТО-НИБУДЬ ИСПОЛНИТЬ НА СЦЕНЕ. А ТУТ ПРОСТО СИДЕЛИ И СМОТРЕЛИ. ИМЕЛО СМЫСЛ».

— Не так много исполнителей, чьи концерты я бы хотел посетить. Я бы с удовольствием слетал на концерт AC/DC. Я мечтаю попасть на концерт Питера Гэбриэла, хотя и боюсь разочароваться, и он окажется скучным. Недавно с радостью сходил на концерт Depeche Mode. Ни разу к ним не попадал, но весной они приезжали в Москву, и у меня наконец-то получилось. На концерты нужно ходить. Это всегда другое, всегда свежие ощущения, которые не передаются через компьютер, через видеозаписи. Это живое. Да и инструментальная фортепианная музыка, которой я занимаюсь, зачастую состоит именно из впечатлений, которые складываются от посещений концертов.

— А есть ли у вас друзья-музыканты, к которым вы всегда ходите на концерты?

— Нет, такого нет. Я с радостью могу к кому-то сходить, кто-то может прийти ко мне, но обязаловки никакой нет.


«ВСЕ ЧЕТЫРЕ ТЫСЯЧИ МЕСТ В ОДНОМ ИЗ ЛУЧШИХ СТОЛИЧНЫХ ЗАЛОВ «ПАЛЕ ДЕ КОНГРЕ» БЫЛИ РАСКУПЛЕНЫ ЗАДОЛГО ДО ПРИЕЗДА В ПАРИЖ ДМИТРИЯ МАЛИКОВА, КОТОРЫЙ ПРИВЕЗ ВО ФРАНЦИЮ ГРАНДИОЗНОЕШОУ — SYMPHONIC MANIA».

— Реакция была очень хорошая, были полные залы, но проект получился слишком дорогим. На сцене было 180 человек, и перевозить их со всеми инструментами нереально. Ну, а я в начале ноября полечу в Корею с фортепианным концертом. Я считаю, что такие страны, как Корея, Китай и Япония, наиболее перспективны по отношению к той музыке, которой я занимаюсь. Они питают большое уважение к русской фортепианной классической школе, а я являюсь ее продолжателем. Я исполняю в основном свою музыку, но в своем композиторском творчестве стараюсь быть русским композитором.


«ВНАЧАЛЕ БРАЛИ КРОВЬ У СВОИХ СОТРУДНИКОВ (РЕЧЬ ОБ LG И «ЭЛЬДОРАДО». — «ГЛАВНЫЙ»), А С 2010 Г. СТАЛИ ПРИВЛЕКАТЬ «ЗВЕЗДНЫХ ПОСЛОВ» ДОНОРСТВА, ТО ЕСТЬ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ. В ЧИСЛЕ ДОНОРОВ УЖЕ ПОБЫВАЛИ: ГИМНАСТ АЛЕКСЕЙ НЕМОВ, ПЕВЕЦ ДМИТРИЙ МАЛИКОВ, ДРЕССИРОВЩИК ЭДГАРТ ЗАПАШНЫЙ И ДРУГИЕ».

— В общем, не могу сказать, что занимаюсь этим регулярно, но если сильно кому-то нужно, я готов отдать свою кровь.


«ИЗ РОССИЙСКИХ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ С «ЧАСТИЧНОЙ» СТРАХОВКОЙ ВЫДЕЛЯЕТСЯ ДМИТРИЙ МАЛИКОВ. КАЖДЫЙ ИЗ СВОИХ ПАЛЬЦЕВ ПИАНИСТ ЗАСТРАХОВАЛ НА $100 ТЫС. ИТОГО $1 МЛН ЗА ОБЕ КИСТИ».

— Это больше маркетинговый ход. Во-первых, это было давно, во-вторых,это, конечно, глупо. Жизнь можно страховать. А отдельные части тела толькоДженнифер Лопес может, тут ее никто не осудит, благо есть что страховать.


«ВЫПУСКНИК МОСКОВСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ ДИМА МАЛИКОВ ПРЕДПРИНЯЛ ТРЕТЬЮ И САМУЮ ОСОЗНАННУЮ ПОПЫТКУ ВЕРНУТЬСЯ К ЗАВЕТАМ СВОЕЙ АЛЬМА-МАТЕР, К ЭКЛЕКТИЧНОЙ ФОРТЕПИАННОЙ МУЗЫКЕ. МАЛИКОВ, БЕЗУСЛОВНО, ПОВЗРОСЛЕЛ ЗА ДЕСЯТИЛЕТИЕ, МИНУВШЕЕ С МОМЕНТА ВЫХОДА ЕГО ДЕБЮТНОГО ИНСТРУМЕНТАЛЬНОГО АЛЬБОМА «СТРАХ ПОЛЕТА». В «ПИАНОМАНИИ» ОН БОЛЕЕ ПОСЛЕДОВАТЕЛЕН И УВЕРЕН КАК ПИАНИСТ».

— Вот такую рецензию можно было встретить несколько лет назад. А какой альбом для вас наиболее серьезный?

— Мне трудно сказать. Из песенных альбомов, наверное, это «100 ночей», такой, наиболее цельный получился. А инструментальные альбомы — они все разные, все любимые. Вообще, все сделано очень честно. Можно только сказать, что-то попадает во время, что-то не попадает, песни сильно подвержены изменениям моды. А инструментальная музыка ни на что особенно не ориентируется.

— А какой альбом был самый сложный?

— Последний, пожалуй. Я сейчас заканчиваю работу над очередным инструментальным альбомом, и он дается сложно.


«НА «КУЛЬТУРЕ» ПРЕДПОЛАГАЮТСЯ СЕРЬЕЗНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ, И «ГРАФОМАН» НЕ МОЖЕТ НЕ ИЗМЕНИТЬСЯ. КАК-ТО КО МНЕ ПОДОШЕЛ ДМИТРИЙ МАЛИКОВ И СКАЗАЛ: «САША, Я УТРО НАЧИНАЮ С ВАШЕЙ ПЕРЕДАЧИ».

— Вы продолжаете много читать? Какую литературу вы предпочитаете?

— Я в основном читаю духовную литературу, а сейчас с собой взял «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда, листаю. Я смотрел фильм, читал очень давно книгу, и тогда ничего не понял. Сейчас, мне кажется, я понимаю, насколько это скандальная и провокационная книга была для того времени.

— А под духовной литературой вы что понимаете?

— Это христианская и православная литература, буддистская. Из наших авторов мне очень нравятся дневники Александра Ельчанинова. Это был настоятель православной церкви в Ницце, очень мудрый человек, который записывал свои наблюдения. Такой литературы достаточно много, в основном авторы — священнослужители.

№ 104 Декабрь 2014 г.