АЛЕКСАНДР РОГОВ: «В МОСКВЕ У ВСЕХ ЕСТЬ ЛЕГЕНДА».

№ 104
Стилист, телеведущий и дизайнер Александр Рогов поговорил с «Главным» о российской моде, фриках и о том, когда нужно заканчивать проекты.
Текст  МАРИИ ИЕНТШ. ФОТО  РОМАНА СУХОРУКОВА, ИЗ АРХИВА ГЕРОЯ ПУБЛИКАЦИИ.

КТО ТАКОЙ.

Александр Рогов родился 29 марта 1981 года в Воронеже. Окончил педагогический институт в Туле, позже работал телеведущим в программе о молодежных событиях на местном телевидении. После тогокак переехал в Москву, поступил на телевизионные курсы. В качестве ассистента режиссера поехал в Берлин с русской съемочной группой, которая работала над реалити-шоу канала ТНТ «Голод». Затем Александр работал и в Нью-Йорке, после чего вернулся в Москву. Сотрудничал с журналом Fashion Collection. Вскоре к списку его партнеров присоединились издания Jalouse, Gala, ELLE, Harper’s Bazaar. Ведущие деятели в сфере моды отметили работу Александра Рогова для журнала MENU с известной моделью Мариной Линчук. Fashion-истории от Александра Рогова появились на страницах Esquire, L.A.M. Александр создавал видеоролики, одна из работ — презентация коллекции нового бренда Pure Joy Fashion совместно с командой сайта Lookatme. Также Рогов разрабатывал стиль спецпроектов Dior, CHANEL, VivaVox, STbySergueiTeplov, Disney + VogueRussia, Volvo и Lexus. Выступал в качестве селебрити-стилиста (в списке знаменитостей — Рената Литвинова, Тина Канделаки, Федор Бондарчук и Ингеборга Дапкунайте). Сегодня является ведущим шоу канала СТС «Успеть за 24 часа». 

— Если говорить о российской фешн-индустрии, каковы ее особенности?

— Индустрия моды в России, на мой взгляд, — неблагодарная тема. В общепризнанном мировом формате она зародилась относительно недавно — ведь самому «старому» российскомуглянцевому журналу не больше 20 лет… В то время как, например, Vogue уже более ста лет. Вот и сравните, как мода и глянец развиваются там, и как у нас.
Россия — это страна, котораядовольно долго была «закрытой», существовавшей только в своем собственном соку. В которой многое было запрещено, «не было» секса и самовыражения при помощи одежды... И только сейчас мы начинаем понимать, что такое мода, с чем ее едят и что значит одеваться не так, как все, что такое свой собственный стиль. И я хочу констатировать, что индустрия моды все-таки есть. Да, она не такая, как в других странах. Да, здесь другие правила и другие герои. Но при этом у нас есть производство одежды, и наша аудитория готова носить русские бренды. У меня тоже есть свой бренд одежды AleksandrRogov, который довольно удачно продается и чувствует себя комфортно. Индустрия моды есть, и мне нравится быть ее частью. Недавно журнал SNC под руководством Ксении Собчак поставил меня на 50 место из 100 самых влиятельных людей в русской моде. И для меня это почетно.

— А если абстрактно говорить о российском модном бренде, как вы считаете, чтобы добиться популярности, необходимо следовать за спросом или все-таки настаивать на собственных идеях?

— Александр Рогов — это уже имя, которое ассоциируется со мной как с брендом в принципе. И поэтому мне гораздо проще заявить о себе как о бренде одежды. Не нужно тратить много сил на промоушн — достаточно сделать поств Instagram, и об этом узнает широкая аудитория, которая может стать или уже является моим клиентом. 

Но если создавать бренд одежды с нуля — это, конечно, очень сложно. Это гигантские инвестиции и кропотливый дорогостоящий процесс, который не все выдерживают. Часть этой работы, на которую обычно затрачиваются огромные финансовые вложения, я просто игнорирую: я сам себестилист, сам могу снимать lookbook и не тратить на это сотни тысяч рублей. Я не делаю модные показы, куда нужно вложить минимум 3 млн на одно 15-минутное шоу, — эти деньги вкладываю в производство одежды. Но в моем случае бренд одежды AleksandrRogov — это больше пиар-акция, промоушн меня, чем попытка заработать деньги. Несколько сезонов мы планируем активно работать в таком ключе, и уже через год-два будем выходить с производством на более масштабный уровень, с размещением точек продаж по регионам. Вообще, регионы — мое «золотое дно», я с ними очень плотно дружу. И не только потому, что здесь можно заработать деньги, — мне это искренне нравится. Нравится общаться с людьми, нравится рассказывать им, что мода — это не сложно. Об этом я и говорю на мастер-классах. Потому что со стороны это может выглядеть невероятно сложным, но если разобрать по полочкам, быть стильным — доступно и реально. Я хочу донести до людей, что дело не в тренде и в фешн-элементах. Просто хорошо выглядеть — вот, что важно. От того, как и насколько хорошо ты выглядишь, зависит то, насколько ты успешен в бизнесе, карьере, личной жизни и так далее. 

Конечно, есть примеры прямо противоположные — существуют люди, которые выглядят как Анатолий Вассерман и добиваются определенных результатов. Но я считаю, что если от человека приятно пахнет, если он не выглядит как серая масса и следит за собой, у него априори больше шансов добиться колоссальных результатов. Но это больше касается бизнеса — той сферы, где это особенно важно.

— То есть Вассерман — скорее исключение из правил?

— Он фрик. И он сейчас в безвыходной ситуации — может быть, Вассерман и хочет отрезать бороду и переодеться, но это настолько закрепленный за ним образ, что, выйди из него, Вассерман потеряет все. То же самое, что и Сергей Зверев, Анастасия Волочкова — они заложники своих абсурдных и провокационных образов, что, откажись они от них, их никто не узнает, и снова придется доказывать право на существование. Весь их эпатаж заключается в образе. Моя работа строится по другим принципам: для меня важно, как я выгляжу, чем занимаюсь, и важны люди, с которыми общаюсь. Я хочу донести до нашей страны, что следить за собой и своим образом жизни — важно.

— Вы много путешествуете с мастер-классами и можете наблюдать за тем, как одеваются люди в том или ином регионе. Есть ли какие-то интересные тенденции? 

— Я специально не анализирую, как люди выглядят и во что они одеты. Если бы у меня была такая задача, я бы попробовал ее реализовать. Насчет Ростова могу сказать одно: то, что сегодня я увидел на мастер-классе, меня порадовало. Есть девушки, которые очень хорошо выглядят, — и речь не только об одежде, а в принципе об образе, его подаче. Мне понравилась аудитория — приятная и отзывчивая. Понравилось, что я мог позволить себе неоднозначные шуточки, которые прекрасно воспринимались. А для меня это серьезный момент в оценке общества. На мой взгляд, в Ростове, как и везде, стремятся к некой европеизации. Сейчас в Россию пришло множество масс-маркет-брендов, и половина из них у вас есть — Zara, Mango, Marks&Spenсer... Конечно, это с какой-то стороны «усредняет» людей, но при этом дает возможность выглядеть не так, какраньше — когда все шли на рынок и покупали чудовищный китайский ширпотреб. Сейчас есть возможность приобретать нейтральные базовые вещи в доступных магазинах и чувствовать себя как минимум ближе к цивилизации. И в Ростове есть глобализация в хорошем смысле слова. Но я не считаю, что теряется лицо и индивидуальность — ведь как русские носят тот же TopShop и Zara, кардинально отличается от того, как носят это испанцы или лондонцы. Я продемонстрировал на мастер-классе, что если посмотреть на вещь более широко, тот же самый свитер или тривиальная юбка-карандаш могут стать классными элементами в модных образах.

— О той истории с берлинской stylingbook, с которой все и началось, писали многие (В начале 2000-х Александр с подругой решили, что покорить столицу можно только собственной легендарной биографией. Они приехали на Неделю моды в Москве, предварительно нарезав «портфолио» из берлинских модных журналов, и представились стилистами из Берлина. Журнал FashionCollection предложил Александру Рогову работу стилиста. — «Главный»). Но никто не написал, чем все закончилось, когда открылась правда.

— Если бы я наврал с три короба и сделал бы то, за что мне было бы потом стыдно, сейчас это можно было бы обсуждать. А тогда мы с подругой присочинили — я даже не могу сказать, что наврали, — и придали своему желанию некую несуществующую оболочку, потому что мы реально очень хотели заниматься тем, что в итоге и делаем. Нужен был старт. В Москве тогда все имели некую легенду — это было важно. Все прошло легко и гладко, мы побыли по легенде «стилистами из Берлина» две-три недели. Потом просто начали работать, получать первые заказы, и вся эта история со стилистами из Берлина плавно отошла на задний план — мы выдавали действительно неплохой результат. Мы экспериментировали и делали то, что когда-то показывали на чужих работах.

И если говорить о тех людях, которые начинали параллельно с нами, у всех будет вот такой же интересный рассказик. Просто мне об этом рассказывать не стыдно, я хочу донести: надо верить в свою мечту. Но это не значит, что нужно наврать всем — а поверить и правильно подать... Возможно, где-то схитрить, где-то позволить себе неоднозначный шаг — и все получится! И финала у этой истории нет, она продолжается и развивается. 

— Можно ли сказать, что сейчас как раз то время, когда абсолютно любому провинциальному человеку доступно самому сделать имя в столице?

— Я считаю, что всегда все возможно, если искренне хотеть заниматься тем, без чего вам не жить, если вы будете верить в свою звезду, — это у меня и написано татуировкой на груди. Если вы считаете, что гениальный певец, никем не признанный, вы без этого дышать не можете, — рано или поздно слава придет. Сейчас есть прекрасные проекты, тот же «Голос». Можно просто поехать наобум в Москву и околачивать порог продюсерского центра Макса Фадеева — я знаю, что они постоянно ищут новые таланты. Тем более сейчас, в эру Интернета, заявить о себе как о творческой личности вообще ничего не стоит. Нужно этим заниматься, а не сидеть и говорить: «Я хочу быть звездой, я хочу быть знаменитым...» Вселенная не понимает, что такое быть знаменитым. Вселенная понимает, что значит заниматься тем, без чего ты жить не можешь. И это параллельно принесет тебе известность. Меня иногда спрашивают: «Александр, как стать известным?» Ну, не знаю — наложите кучу на Красной площади и вставьте туда флаг. Вы станете известным. А если вы скажете: «Александр, я хочу заниматься модой, стайлингом и стать общепризнанным профессионалом» — да! Параллельно с этим придут публичность и известность.

Сейчас я занимаюсь своей работой не потому, что меня по телевизору показывают. Прежде всего я понимаю: то, чем я сейчас занимаюсь, — настолько «мое», мне это настолько нравится и приносит столько удовольствия и счастья, что ничем другим я заниматься не хочу и не могу. И то, что меня показывают по телевизору, я общаюсь с интересными людьми, получаю только лишь в виде приятного бонуса. Когда я ехал в Москву с мыслью, как бы стать знаменитым, у меня ничего не получалось. Когда же я отпустил это желание и стал просто заниматься своим делом — это был стайлинг, мода, консультации, — телевидение и известность сами ко мне пришли. Меня просто позвали на кастинг, один, второй, третий... Я прошел все три. Появился сначала на русском MTV, потом — на американском TLC. Кстати, мало кто знает, что я единственный русский стилист, которого показывают на Западе в шоу «Дочки-матери», снятом для канала TLC. Оно было озвучено на нескольких европейских языках и транслировалось за границей. Потом я прошел кастинг на ТНТ, СТС, у нас масштабная программа, «Успеть за 24 часа» — это мое детище. И здесь я не просто стилист и «говорящая голова», а человек, который отвечает за то, что происходит в кадре и за кадром.

— Кстати, о детищах. В одном из интервью вы сказали: «Необходимо заканчивать проекты на пике их популярности, а не когда они уже никому не интересны». Но если это ваше детище, как просто взять и отказаться от него, закончить проект? 

— Просто взять и закончить. Потому что есть то, что придет потом. Я ведь не говорю, что надо прыгнуть в пропасть. Все в жизни логично. И даже если кому-то кажется, что без этого нельзя жить, все развивается. И у меня появляются другие интересы, другие запросы, другая мотивация... Рано или поздно тот же самый проект «Успеть за 24 часа» — я вам гарантирую — превратится в какою-то другую программу или шоу. Все случится естественно. Это не так, что я сейчас сяду и решу: ок, у нас хорошие рейтинги, я сделал все, что мог, пора заканчивать. Нет. Это решение будет очевидным для меня. И мне не будет жалко так сделать. А то, что аудитория расстроится, — это прекрасный показатель. Значит, проект закончен тогда, когда его еще хотят видеть. Жить 25 лет на телевидении и вести «Поле чудес» я не хочу. Я хочу идти дальше и развиваться. Может быть, через 2 года я решу, что устал от всей этой публичности, телевидения и моды, открою ресторанчик, буду готовить пиццу и варить суп. Я не знаю, как будет дальше. Главное — слышать себя и делать то, что велит сердце.

№ 104 Декабрь 2014 г.

Гости

Подписчиков в ее «инстаграме» больше, чем у Дональда Трампа. Ольга Бузова, телеведущая, певица, актриса, рассказала «Главному» о любви, ненависти и о том, каково быть самой маленькой и в школе, и в шоу-бизнесе.

Гости

С кинорежиссером и поэтом-песенником Валерием Полиенко «Главный» поговорил о Таганроге, кино и музыке.

Гости

Накануне премьеры «Трех сестер» в ростовском драмтеатре «Главный» поговорил с постановщиком спектакля, разумеется, о Чехове, а также о советской цензуре и Владимире Высоцком.

Гости

С фирменным «наждачным тембром», будто простуженный в Питерских подворотнях, он поёт в
образе этакого оторвы в шляпе порк-пай из секонд-хенда. Накануне ростовского концерта Billy's Band фронтмен Билли Новик рассказал «Главному» о темной стороне своего «алкоджаза», о риске застыть в вечности в нелепой позе, о любви к космологии и белому шуму.

Гости

Как сыграли СКА и «Нефтчи» в 1971 году? Кто забил гол в ворота московского «Динамо» в 1960-м? Не заглядывая в справочник, на этот вопрос, пожалуй, сможет ответить лишь один человек — Нерсес Акопов.