О ЛЮБВИ, ДРУЖБЕ И НОВОМ ФИЛЬМЕ.

№93
1 января в кинотеатрах страны выходит фильм от «Квартета И» «Быстрее, чем кролики». «Главный» встретился с исполнителями главных ролей и авторами проекта Александром Демидовым, Камилем Лариным, Леонидом Барацем и Ростиславом Хаитом, чтобы побеседовать о фильме и мужской дружбе.
Текст МАРИЯ ИЕНТШ, ЛАРИСА КРУЖАЛИНА. ФОТО: РОМАНА СУХОРУКОВА; ИЗ АРХИВА ТЕАТРА «КВАРТЕТ И».

КТО ТАКИЕ.

Театр «Квартет И» был создан в 1993 году группой выпускников эстрадного факультета ГИТИСа Александром Демидовым, Леонидом (Алексеем) Барацем, Ростиславом Хаитом, Камилем Лариным и режиссером Сергеем Петрейковым. В основе первых комедий, поставленных на сцене ГИТИСа, были положены студенческие шутки. В 2001 году участники начинают сами сочинять пьесы и приглашать в свои спектакли артистов, музыкантов и шоуменов. Авторы нескольких спектаклей, которые в дальнейшем были экранизированы. Самые известные из них — «День Радио», «День Выборов», «Быстрее, чем кролики», «Разговоры мужчин среднего возраста о женщинах, кино и алюминиевых вилках».


КГ: — Как пришла идея снять фильм, если уже существует соответствующий спектакль?

Ростислав Хаит:

А идея вот какая: восемь лет назад мы выпустили спектакль под аналогичным названием, «Быстрее, чем кролики».

Александр Демидов:

И тогда мы дали слово, что ровно через восемь лет экранизируем этот спектакль.

Ростислав Хаит:

И поскольку мы никогда и никому не врем, решили сдержать свое обещание и через восемь лет выпускаем этот фильм. «Быстрее, чем кролики» выходит 1 января во всех кинотеатрах нашей необъятной Родины.

КГ: — А где снимали?

Ростислав Хаит:

В Москве, в павильоне номер два. Съемки закончились по плану, надеемся, что и фильм выйдет по плану.

КГ: — Были казусные ситуации на съемочной площадке?

Леонид Барац:

Нет. Ни один казус при съемках не пострадал.

Ростислав Хаит:

Проблем много было на съемках, а казусов не было.

Камиль Ларин:

Когда закончились съемки, я уехал на машине и понял, что забыл телефон. Я вернулся.

Ростислав Хаит:

Ну это было самое значительное из такого разряда событий. Казус Казусович, так мы его назвали.

Александр Демидов:

А у меня казус был каждый день в течение двух месяцев, пока длились съемки — два часа мне делали грим, надевали парик, накладную грудь, замазывали брови...

Ростислав Хаит:

Он до сих пор от этого не отошел.

Александр Демидов:

У меня до сих пор фантомные боли от парика и накладной груди.

Камиль Ларин:

А у меня была вставная челюсть на присоске, и время от времени, когда нужно было активно что-то говорить, она вылетала. Конечно, потом я приспособился — пальцами ее придерживал. Ну и словами, уговорами.

Леонид Барац:

Мне кажется, сначала всегда нужно поговорить, а потом уже решать какие-то вопросы. Даже со вставной челюстью, поверьте мне. Поговорить, разобраться, в чем проблема и причина...

КГ: — Вы рассчитываете на то, что успех фильма затмит успех спектакля?

Ростислав Хаит:

Точно затмит количество посмотревших людей. Например, у нас было 150 спектаклей, каждый из которых посмотрели 600 человек — это уже девяносто тысяч. Я все-таки думаю, что на фильм придет несколько больше.

КГ: — «Квартет И» отпраздновал в этом году свое двадцатилетие. Вы — друзья?

Ростислав Хаит:

Конечно. Еще с института, с эстрадного факультета.

КГ: — Говорят, старый друг лучше новых двух. Насколько старым должен быть друг, чтобы качество затмило количество?

Ростислав Хаит:

Ну, желательно, чтобы он был старше восьмидесяти, дышал на ладан и уже переписал на тебя все свое имущество.

Леонид Барац:

Но чтобы тебе при этом было лет двадцать восемь.

КГ: — И сколько же для счастья человеку нужно таких друзей?

Ростислав Хаит:

Знаете, если друг вот такой хороший и до этого успешно поработал, то можно и одного. В общем-то, после этого со мной будут дружить все. И уже неважно: старый, новый, средний...

Александр Демидов:

Еще подошла бы старая подруга с каким-нибудь островом на Канарах. А вообще, пол не имеет значения.

КГ: — А помните ли вы своего первого друга?

Александр Демидов:

У меня не было друзей, со мной никто не водился. А чего с таким водиться? Потому что внутри меня водица... Ну как-то так получилось.

Леонид Барац:

А мой первый друг — Виталик. Замечательный мальчик. Мы дружили семь дней. Встретились с ним в песочнице, Виталь офигенные пасочки лепил. А потом его мама домой забрала, и мы с тех пор вообще не виделись. А забрала его мама в Кишинев — Виталик оттуда был. Я столько слышал, что там кто-то живет с именем Виталик. Но по-моему, это не он.

Ростислав Хаит:

— Я Виталика тоже знаю. Это мой седьмой друг. А первых шесть я забыл — настолько яркий был Виталик.

Камиль Ларин:

А у меня был друг Ванька Воробьев — классный парень! Я бы его сейчас нашел, ради интереса. Все-таки первый друг. Тогда не понимал, что это такое. А он говорит: «Мы с тобой дурзья?», я: «Да, друзья» — «А давай навсегда будем друзьями!» Ну а потом пошел в первый класс — и все, потерялись.

КГ: — С возрастом сложнее заводить новых друзей. Как вы думаете, почему?

Леонид Барац:

Мне кажется, что это не совсем так. Просто в юности ты растешь с людьми

на одних учебниках и принимаешь за дружбу ощущение близости интересов, понимания и так далее. У меня, например, случаются новые друзья в жизни.

Александр Демидов:

Это консервативное убеждение, что друг должен быть из детства, должен быть только один... На самом деле, у всех по-разному. У меня есть друг, которого я знаю очень давно, и есть друзья, которых я знаю сравнительно недавно. Просто у меня понятие дружбы с годами меняется. И в зависимости от этого количество друзей может меняться. Поэтому все относительно. И само определение дружбы лично у меня размытое — в разные годы, периоды, в свете каких-то событий, обстоятельств... Соответственно, варьируется и эти по-нятия: друзья или не друзья, приятели или просто близкие знакомые...

КГ: — Существует ли дружба между мужчиной и женщиной?

Камиль Ларин:

С некрасивой — да!

Леонид Барац:

Чаще всего нет, но опять же — это не тенденция. Например, у меня есть близкая подруга.

Ростислав Хаит:

Дружба с женщиной бывает либо до секса, либо после. А так как секс длится недолго, поэтому дружить долго можно.

КГ: — А если случился секс по дружбе, что сказать утром?

Ростислав Хаит:

Ну это по ситуации смотреть надо, а если она ночью ушла?

Леонид Барац:

А если осталась... Она же друг, с ней можно поговорить.

Ростислав Хаит:

Я даже знаю, что сказать: «Послушай... Я знаешь кого вчера...? Тебя». Она же друг. Может с тобой поделиться: «А у меня вообще была сумасшедшая ночь, я напилась и с тобой устроила такое... Не знаю даже, звонить ли тебе после этого и вообще, как с тобой общаться». И рассказываешь подруге то, что не рассказал бы любовнице.

Александр Демидов:

Ну это еще смотря какой секс был... Если есть, что сказать, а если нет? Тогда будет некое смущение.

КГ: — Когда возникает любовь, все понятно. А как понять, что возникла дружба?

Камиль Ларин:

Есть какие-то ситуации, когда ты, может быть, даже и не просил человека что-то сделать, а он не забыл и сделал. И ты тоже хочешь искренне сделать что-то приятное в ответ.

КГ: —А не мешает ли дружба работе? Или

работа дружбе?

Камиль Ларин:

Может быть, и мешает, но не в нашем случае.

Александр Демидов:

Как видите — мы не поругались, не изменились с годами... Нет, мы, конечно, изменились в чем-то — но 20 лет творческой деятельности и 25 лет общения, с первого курса института, доказывает, что мы и сегодня коллеги и друзья. Наш союз таким долголетием доказал прочность совмещения и дружбы, и работы.

Камиль Ларин:

Иногда, как ни странно, любовь может помешать работе. Потому что если это действительно любовь, ты отдаешься ей, целиком уходишь в это чувство, становишься болваном... И твои мозги, которые в определенный момент должны быть «трезвыми», заполнены другим. Ты не можешь сразу переключиться, а значит, не многое можешь сделать в творчестве. Это прекрасное чувство, но иногда это может мешать. А дружба — нет. Если ты чувствуешь этого человека и с ним на одной волне, — напротив, это только помогает. Ты не боишься оголить свои внутренние переживания.

Александр Демидов:

Мне любовь помогает в работе. Это мой допинг, мое жизненное вдохновение, состояние той эйфории, которая мне необходима в творчестве и в моей профессии.

КГ: — Какая самая необычная вещь, которой вы делились друг с другом?

Александр Демидов:

Я с друзьями всем делюсь — начиная от каких-то внутренних переживаний, самокопаний до радостей и побед. У меня нет запретных тем, о которых я бы не рассказывал ребятам. Они в курсе всего. Я, конечно, допускаю, что они могут не так отреагировать, осудить, могут дать

не тот ответ, они могут меня не выслушать, игнорировать или потом мне это припомнить... Что угодно может быть с той информацией, которую я им рассказал. Но тем не менее, это мои близкие люди. И кому, как не им, мне рассказывать?

Камиль Ларин:

Когда я делюсь откровениями, я ожидаю услышать совет или хотя бы просто то, что тебя выслушают. Это важно.

КГ: — А что может стать помехой для настоящей мужской дружбы?

Александр Демидов:

Да все, что угодно. И успех, и женщина, и предательство... Даже отсутствие понимания по каким-то общим вопросам... Или элементарно несовпадение графиков.

Леонид Барац:

У меня есть друг в Америке, и когда-то я считал его близким мне человеком. Но мы, к сожалению, не видимся так долго, что это уже трудно назвать близкой дружбой. Даже когда живешь в одном городе, несовпадение графиков — и человек, которого ты считал близким другом, выходит из твоей жизненной орбиты. Исчезает. Конечно, мы сейчас не о преда-

тельстве говорим — это слишком громкое слово. Оно случается на войне, а в жизни — это мелочи. Есть разные нюансы, которые один считает гадостью, а другой — нормой. Но как мне кажется, самое главное, что может помешать дружбе — это отсутствие взаимного ин-

тереса. Причем, этот интерес может быть как со знаком «плюс», так и со знаком «минус». Необходимо, чтобы было интересно говорить, слушать, спорить и делиться мнениями. Иначе дружбы не получится.

КГ: — Какие безумства вы совершали с друзьями?

Леонид Барац:

Безумства мы совершали в юности... Висели на балконах, прыгали в нетрезвом виде с третьего этажа, ну и так далее. А сейчас безумством для меня являются...какие-то решительные повороты в жизни. Вот я живу определенным образом, может быть, меня что-то не устраивает — но я уже привык. И сделать какой-то серьезный крутой поворот очень тяжело. Если ты хочешь управлять своей жизнью, этот поворот сделать сможешь. Но для меня сейчас, в моем возрасте, это — серьезное безумство. Что конкретно, я не буду говорить, ограничусь таким высказыванием.

Камиль Ларин:

Я еще до института встречался с замужней женщиной. И в ее день рождения пришел ее поздравлять, когда в квартире было много гостей и муж. Безумство ли это? Мы поговорили с ее мужем на кухне — и все нормально. Он сказал: «Собирайте вещи и уходите». А я испугался. Она же была с ребенком. Потом мы постояли на лестничной площадке, поплакали, она в это время ушла к соседке. Пришел соседкин муж, и у нее завязался новый роман...

КГ: — А есть ли у вас свои традиции?

Леонид Барац:

Ну, например, перед спектаклем у нас есть определенный ритуал — какой, не скажу.

Камиль Ларин:

Традиция одновременно уходить в отпуск.

Леонид Барац:

А еще традиция — 31 декабря собираться большой компанией в загородном доме и праздновать Новый год. Обычно мы дня три проводим так. Нас много — это Максим Виторган, «бидвашники», Виталик из Кишинева... Все подтягиваются.

Камиль Ларин:

Места сбора меняются, но традиции остаются.

Александр Демидов:

А я третий год традиционно не праздную свой день рождения. Надоело. Просто устраиваю музыкальный концерт и приглашаю своих знакомых и друзей.

КГ: — Как вы поздравляете друг друга с днем рождения?

Камиль Ларин:

«Сашка? Алло! Слушай, как у тебя дела, нормально все? Ладно, я тебе завтра перезвоню. Слушай, старик, а у тебя же сегодня день рождения!» Так мы не поздравляем. А вообще по-разному. Однажды Лешин день рождения выпал на наши гастроли. Мы все были уставшие, после выступления, он хотел пойти в номер, а мы всячески его задерживали, сюрприз готовили. В полночь выключили свет, вынесли торт, поздравили и в пять минут первого отпустили его спать в номер.

Леонид Барац:

А в другой мой день рождения мы были на съемках в Амстердаме. Ребята в качестве сюрприза арендовали яхту и мы плавали по каналу, праздновали. Камиль отпраздновал мой день рождения лучше всех... Помню, как капитан яхты в какой-то момент сказал: «Ухо-ди-те...» Мы его задолбали. Вот такой яркий был сюрприз.

Александр Демидов:

Раньше для нас было принципиально важно, кто раньше поздравит. Начинали звонить в одну минуту первого — соревновались, кто круче, кто помнит, придумывали креативные подарки... А потом все поменялось. В какой-то момент мы стали забывать, что надо кого-то поздравить. Например, день рождения у Славы скоро — значит, надо поздравить Лешу,

потому что мы ему еще подарок не подарили. Потом мой день рождения, в октябре. «Слушай, у Саши скоро день рождения, надо же Славе подарок купить».

Леонид Барац:

То есть, предыдущий именинник получал подарок следующего. В день рождения Саши получал подарок Слава. В день рождения Славы получал подарок я. И так далее.

Александр Демидов:

Дальше мы в индивидуальной форме поздравляем, оригинальничать перестали.

Леонид Барац:

А со следующего года мы решили поменяться днями рождения.

КГ: — А подарки какие дарите?

Леонид Барац:

Мы стараемся не символические подарки дарить, а то, что человеку нужно. Большой богатый подарок.

Александр Демидов:

Прямо спрашиваем, что человеку нужно. Это очень удобно. Зачем изощряться?

Камиль Ларин:

В канун своего 45-летия я сказал: «Ребята, зачем вы будете мучиться, что мне подарить? Мне нужен бильярдный стол». Они компанией собрались и купили мне стол. У нас это так происходит. Кто-то может сказать: это же неудобно, вот так спрашивать... Все удобно! На Западе, по-моему, тоже так делают. После того, как мы придумали.

КГ: — А о чем вы никогда не попросите друга?

Александр Демидов:

Я, на самом деле, о многом не прошу своих друзей, предпочитаю делать сам. Но точно никогда не попрошу своих друзей заняться со мной сексом.

Ростислав Хаит:

Не зарекайся.

Камиль Ларин:

А то через полгода: «Ну... знаете, это я тогда говорил, а сейчас мысли у меня поменялись...» На самом деле, я о многом могу не попросить, потому что не люблю, когда мне отказывают.

Леонид Барац:

Я о многом могу попросить друзей, сложно сейчас сказать «никогда не попрошу». Бывают такие моменты, когда ты не можешь не попросить помочь. И в этом нет ничего плохого, потому что это мои друзья. Надеюсь, что я никогда не попрошу разрешать за меня какие-то мои личные проблемы... Черт его знает, на что я надеюсь, но если припрет — кого же еще мне просить об этом?

№ 93 Декабрь 2013 г.

Лицо с экрана

Блондинка Playboy говорит о плэй-офф и о других незнакомых ей понятиях. В таком образе 10 лет назад Виктория Лопырева появилась на ТВ. Но модель сумела проявила себя как серьезный спортивный журналист и в итоге стала послом чемпионата мира по футболу 2018 года. «Главный» поговорил с Викторией о подготовке к мундиалю и о том, почему дворовые площадки важнее стадионов.

Лицо с экрана

«Мне требовался небольшой отпуск, чтобы впечатлиться», — говорит Максим Аверин вместо «чтобы отдохнуть». Выпустить спектакль нон-стопом всего за три недели и между гастролями сорваться в путешествие по Японии — это в его духе. Об актерском образовании, новом проекте и пустой комнате в своем райдере артист поговорил с «Главным» прямо из страны восходящего солнца.

Лицо с экрана

Накануне российской премьеры «Собибора», которая пройдет в Ростове-на-Дону в кинотеатре «Горизонт Cinema&Emotion», «Главный» поговорил с Константином Хабенским о фильме, ставшей режиссерским дебютом известного актера.

Лицо с экрана

Есть рок-поэзия, есть поэзия серебряного века, а есть творчество Светланы Сургановой. Незадолго до концерта в Ростове легенда русского рока поговорила с «Главным» о рэпе, о преодолении себя и о том, почему так любит бумажные письма.

Лицо с экрана

О закулисье популярного ток-шоу «Главный» поговорил с одним из его участников — Денисом Реконвальдом.