ВИКТОР ДЕРЯБКИН: «МОЕ КРЕДО — НИКАКИХ ИНТРИГ ЗА СПИНОЙ».

№ 82
Вместе с председателем областного Законодательного собрания «Главный» осмотрел внутренние покои ростовского Белого дома, поговорил об отношениях с губернаторами — прежним и нынешним, и обсудил вступление России в ВТО.
Текст  Сергея Медведева. ФОТО  Алексея Снегова.

Кто такой.

Виктор Ефимович Дерябкин родился 11 мая 1954 года в хуторе Большенаполовский Вешенского района (ныне хутор находится на территории Боковского района). После окончания Ростовского мореходного училища работал в управлении тралового флота на Сахалине, потом на ремонтно-эксплуатационной базе «Красный флот». С 1983 года — на партийно-хозяйственной работе. В 1997 году Дерябкин был назначен главой администрации Пролетарского района города Ростова-на-Дону. В 2002 году назначен заместителем губернатора Ростовской области — министром экономики, торговли, международных и внешнеэкономических связей. 2 марта 2008 года Виктора Дерябкина избрали депутатом Законодательного собрания Ростовской области IV созыва. 18 марта 2008 года Дерябкин был избран председателем Законодательного собрания Ростовской области.


Кабинет.

В этом кабинете я с 2008 года. Здесь достаточно часто проходят совещания, прежде всего с моими заместителями и председателями комитетов Заксобрания.

Как выглядел кабинет при прежнем владельце?

Почти ничего не изменилось, кресло — то же. Раньше здесь стояли знамена Ростовской области, России. Я заменил их на гербы.

И портрет президента был другой?

Да, да... Карта Ростовской области появилась — у Александра Васильевича Попова (прежний председатель ЗС. — «Главный») была карта мира. Ну, и эта вот картина на стене — подарок действующего губернатора Ростовской области, он мне на день рождения ее подарил.

А что у вас за книги? Вижу «Намедни» Парфенова.

«Намедни» — тоже подарок: любопытный срез недавней эпохи, в которой мы жили. А в основном в шкафу — литература для работы: сборники нормативных документов, справочники. Есть и краеведческая литература.

Помните ощущения, с которыми впервые входили в этот кабинет?

До этого я работал на пятом этаже, когда был заместителем губернатора по экономике, и к Александру Васильевичу достаточно часто заходил... Сложные ощущения были, когда второго марта мы все избрались, и на первом заседании был поставлен вопрос об избрании председателя Законодательного собрания. Какой-то напряг был. Новая работа, новый коллектив. Мне предоставили слово и нужно было идти рассказывать, как я буду организовывать работу, идти, убеждать. Перед этим мы общались с бывшим губернатором и варианты смотрели разные. Я не знаю, какая там была высшая политика, но предварительно, когда я прошел в депутаты, разговоров о председательстве не было.

То есть, для вас это было неожиданным?

В принципе — да.

Вы узнали о назначении прямо в зале?

Ну не в зале... Я узнал дней за десять. А до этого мы говорили, что, может быть, нужно будет комитет возглавить. Вот такой разговор был.

И что вы почувствовали, когда вам сказали, что можете стать главой законодательной власти области? Чувство глубокого удовлетворения?

Вы знаете, я всегда сложно воспринимал любые перемещения в сторону карь ерного роста. Сам я никогда не предпринимал никаких шагов в этом направлении. Упаси бог. Всегда старался по максимуму выполнять свои функции. Был ли директором завода, мастером или главой Пролетарского района Ростова. В 1983 году, например, я стал начальником цеха. Нормально все получалось. И вдруг приходит секретарь парткома Волго-Донского пароходства и говорит, что мне предлагают поработать в парткоме. Я говорю: «Не надо мне никакого парткома, я здесь работаю, у меня все получается». А он: «Ты — коммунист, ты должен понять». Я сильно упирался, но партия сказала «надо». Когда пошел в администрацию Пролетарского района, тоже сказали «надо идти, пойди хоть на год». А проработал я там почти шесть лет.

Вам помогали люди, с которыми вы работали раньше? Есть же в Ростове такое понятие — «пролетарское происхождение» (по названию района Ростова. — «Главный»).

Не знаю... Наверное, это имело место... В хорошем смысле. Владимира Федоровича Чуба я, наверное, знаю дольше всех. С 1977 года. Я приехал с Сахалина и пошел на судоремонтный завод слесарем, Чуб работал там начальником цеха. Потом он начал двигаться — производственно-технический отдел, главный инженер, второй секретарь Пролетарского района. Потом — главный инженер Волго-Донского пароходства. Но мы двигались по карьерной лестнице параллельно. Я бы не сказал, что у нас тогда была какая-то команда... Ее не было.

А бывает ли вообще дружба между депутатами, чиновниками?

С людьми, с которыми я начинал в доковом цехе — слесарем, потом мастером, потом старшим мастером — корпусники, сварщики, клепальщики, с ними я общаюсь. Не часто, но пару раз в год общаюсь. Поздравляем друг друга с днем рождения. Второй уровень — более высокий. Это партком пароходства, администрация Пролетарского района. С этими людьми я постоянно поддерживаю связи. Сегодня один из моих замов по Пролетарскому району — глава Первомайского района Шумеев. Другой зам — Сороколат, сейчас возглавляет колледж водного транспорта.

А бывает такое, чтобы депутаты Законодательного собрания поехали вместе на рыбалку?

Очень редко... Единицы... Я, например, на рыбалку или охоту выезжаю с бывшими коллегами по району. Иногда получается два-три раза в год выезжать. Стараюсь, чтобы поменьше компания была. Ты, природа, вода, поплавок и снасти. Я не люблю охоту, которая связана с благородными видами животных — оленями, например. Максимум — кабан, птица.

А каковы ваши отношения с нынешним губернатором?

Я его знаю с 2004 года. Тем более он земляк. Несколько раз пересекались. Мы познакомились, когда подписывали соглашение с Московской областью. Я тогда был заместителем губернатора по экономике... Я ему сказал, как только он приехал, что мое кредо — честно делать все, что на мне завязано, и никаких интриг за спиной. Но я оставляю за собой право зайти по любому вопросу, по которому наши точки зрения не совпадают, и высказать эту точку зрения. Я благодарен ему за то, что за эти два с небольшим года не было ни одного решения, по которому наши точки зрения полярно бы разошлись. Да, бывают моменты, когда мы не можем определиться по каким-то вопросам бюджета, например. Тогда он говорит: давай, Виктор, отложим этот вопрос, сейчас доходная часть не позволяет. Например, закон о ветеранах Ростовской области. Планка трудового стажа для мужчин определена в 45 лет, для женщин — в сорок. Жители говорят, что выработать такой стаж очень сложно, сбавьте пять лет. Но для этого нужно дополнительно около двух миллиардов. Он говорит, давай посмотрим бюджет и решим, что первично, а что вторично. Такие моменты бывают. Но мы находим компромисс. Так что, стабильность в области обеспечена. Это моя точка зрения. Может быть, кто-то думает по-другому.


Карта.

Обратите внимание на портрет Путина на стене. Такое ощущение, что он все время нас сопровождает взглядом. Вот мы идем к карте, а он все равно смотрит за нами... Вот эти шесть районов на востоке — мои... Пришел ко мне глава Заветки — Скворцов, говорит: «Виктор Ефимович, приезжайте к нам, а то когда показываем на карте Заветинский район, говорят: «Нет, туда не поеду». Так что я осознанно занялся этими местами. На той неделе был в Ремонтненском районе.

А что там за конфликт, в чем его причины?

Причин много. Но в первую очередь — это недоработки силовиков. Избирательная позиция в привлечении к уголовной ответственности. А люди все это видят. С теми дагестанцами, которые живут там по 30–40 лет, проблем нет. А вот приезжая молодежь ведет себя вызывающе. Круглые сутки звучит лезгинка. Потом нетрезвый дагестанец въехал на автомобиле на кладбище и порушил могилы. Количество приезжих с Кавказа растет. В Ремонтненском районе их уже 15 процентов. Есть территории, где их количество переваливает за 25... Они в основном занимаются овцеводством. Фермеры жалуются: на мое поле овцевод завел стадо, 200 голов скота. Максимальная ответственность за это — две тысячи рублей. Наши законы не позволяют жестко спрашивать за потраву.

Что же делать?

Исполнительная власть на местах должна очень четко работать с диаспорами. В каждом поселении должны быть созданы советы, куда должны войти представители всех национальностей. Надо не обиды таить, а собираться и принимать меры. И законодательство должно работать так, чтобы тому, кто потравил посевы, было неудобно за это отвечать. Ну, и нужно усиленно создавать рабочие места. Здесь же кроме животноводства ничего нет. А овец уже под миллион. Здесь они пасутся, земля истощается, а все мясо уходит или в Москву, или в Дагестан. Здесь ничего не остается. Проблема занятости колоссальная. Молодежь покидает эти места.

А в советское время здесь что-то было?

Ничего не было. Самый ближайший мясокомбинат был в Зимовниках.


Коридор.

О здании администрации существует достаточно много легенд. В частности, когда начали перестраивать фасад, он просел. Говорят, из-за того, что под зданием и площадью — подземелья.

Я думаю, что это легенда. Но, с другой стороны, когда ставили памятник красным конникам, был провал, и якобы там был подземный ход. Но лично мне не удалось побывать ни в одном подземелье Ростова. Только когда работал главой района, обследовал канализационные люки.

Знаю, что в здании есть столовая, парикмахерская. Наверное, медпункт какой-то есть.

Медпункт есть. Я туда иногда захожу. Давление померять. Недавно позвонили, сказали, что надо сделать прививку от гриппа. Парикмахерская тоже есть. Один раз стригся. Что-то типа буфета есть, аптека. Других заведений, не относящихся к деятельности власти, я не знаю.

У вас все общее с исполнительной властью?

Да, все общее. В конференц-зале, где проходят заседания Законодательного собрания, губернатор проводит расширенные заседания правительства. Не разделяем, все общее.

Вы можете идти по коридору и встретить губернатора Голубева.

Если пойду по второму этажу, то — да. Но мы каждый понедельник встречаемся на совещаниях, которые он проводит.

Конференц-зал.

Какие темы вызывают наиболее горячие споры законодателей?

Больше спорят вокруг бюджета, это однозначно. Каким бы он ни был, его не хватит на все проблемы, которые есть в области. Очень много споров о льготах бизнесу. Одна часть депутатов предлагает дать льготы, другая говорит, что надо это делать осторожно. Любая льгота — это недобор в казне. Много споров по земельным отношениям. Инвестпрограммы — тоже тема животрепещущая. Очень хочется, чтобы инвестиционный климат был мягким. Чтобы сюда люди шли. К сожалению, не все получается.

Обратил внимание, что, когда был скандал в Кущевской, ростовские депутаты-коммунисты предложили принять обращение к президенту с требованием отставки Ткачева. Помните?

Почему не помню? Память позволяет. Первый вопрос, который я задал коммунистам: почему мы лезем в другой регион? Там есть депутаты, семьдесят человек. Пусть они и оценивают работу Ткачева. Я посчитал, что это чисто популистское заявление. Или был случай, они поехали на какие-то выборы в Сочи, что-то там с ними произошло. Говорят,

срочно примите обращение, нас там побили... Я говорю, давайте отрабатывать нашу территорию.

Раз уж мы заговорили о Ткачеве... Были, на ваш взгляд, какие-то закулисные интриги по поводу Азов-сити?

Наверное, да. Я как заместитель губернатора принимал участие в этом проекте. Проект — не бесспорный. И разные мнения были. Нашей главной идеей было развить территорию у Азовского моря, завязать все на местный туризм. Ведь это побережье практически невостребовано. Я в Москве специально посетил примерно половину игорных заведений. Мне говорили, сложно представить, что Алла Пугачева приедет к нам на Азовское море играть в казино. Сложно. Она может сесть в самолет и полететь в Монако.

И в Анапу она вряд ли полетит.

Вряд ли. Профессионалы мне говорили, что московские клиенты туда не поедут. И они все делали, чтобы сюда никто не поехал. Ну, а то, что интрига произошла, то произошла. Наверное, Ткачев принял решение сосредоточить этот объект на Черном море... Господин Починок, и так далее. А у нас к тому же смена губернатора. Я считаю, что это было исключительно политическое решение. Мои коллеги-единоросы единогласно проголосовали за него — подчинились партийной дисциплине.

Есть какие-то другие идеи по развитию местного туризма?

У нас вроде бы и Танаис есть, вроде бы и Вешенская, и Таганрог, Ростов, Новочеркасск. Много мест, у которых есть мощный исторический колорит. Но все упирается в одну точку — инфраструктуру. Это сложный вопрос, этим надо заниматься. Это требует денег, профессионалов. Да, у нас нет моря, как в Краснодарском крае, но у нас есть другие вещи, которых нет в Краснодарском крае.

Все-таки в Ростове не могут избежать сравнения с Краснодаром?

Ну, а с кем еще сравнивать? Хотели бы мы этого или нет, но все равно смотрим, какие законы они принимают, сколько они миллионов тонн урожая собрали. Многому можно поучиться у соседей... Когда я только пришел в замгубернатора, через неделю захожу к губернатору и говорю, хочу поехать в Краснодарский край. А отношения тогда сложные были между первыми лицами. А я ж не знал. Мне: «Зачем ты туда поедешь?» Но я поехал, пообщался два дня. Почему нет?

Интересно, могло Законодательное собрание как-то воздействовать на выбор Ростова как места чемпионата мира по футболу?

Мало. Принимали участие в обсуждении, губернатор спрашивал, какова ваша позиция... Это большое доверие, но это и колоссальная ответственность. Теперь всем надо пахать и не подвести. Прежде всего — самих себя. В чистом поле построить стадион — это не так-то просто.

Там еще и болото.

И второй вопрос — как дальше использовать этот стадион? Команда должна играть лучше, чтобы нам было интересно... Сейчас в Батайск или из Батайска проблематично уехать, а что будет во время чемпионата?

М ост же хотят еще один построить.

Да. Параллельно Ворошиловскому мосту. И все это надо сделать к восемнадцатому году. Плюс аэропорт. И М-4.

Вы говорите, играть надо лучше. Но в российском чемпионате место команды практически на сто процентов зависит от места, которое занимает команда по финансированию.

М ы помогаем 16 видам спорта. 350 миллионов даем на игровые виды спорта, в том числе команде «Ростов». Я думаю, что бюджетные деньги составляют незначительную часть бюджета команды. Если рассчитывать на наши деньги, то вообще невозможно принимать участие в чемпионате. Очень хотелось бы, чтобы команда «Ростов» к 18-му году поднялась в таблице.

О Всемирной торговой организации де- путаты спорят?

Моя точка зрения — почему почти все страны мира в этой системе? Если нас там не будет, кто будет отстаивать интересы России в ВТО? Никто. Надо создавать конкурентоспособную продукцию. Не просто что-то делать... Вот «Ростсельмаш» много делал комбайнов, до 300 в сутки. А сейчас 3–4 тысячи в год. Советский Союз был мощным государством, но в чем мы конкурировали с миром, кроме как в военной технике? Патриотизм типа «поддержим производителя из Ростовской области» — для потребителя где-то на далеком месте. Приведу один пример. Когда появились первые сети — «Метро», «Икея» — мы пытались загнать нашу продукцию в эти сети. Говорили, берите тридцать процентов нашего. Помню, как мы картошку пытались загнать. Представители сетей сказали: «Нам нужен такой ассортимент, такая развеска, такая кондиция, нас не волнуют праздники и выходные — картошка должна быть в магазине по графику». Месяц с ними поработали и сдулись. Они сказали, нам легче привезти картошку из Германии.


Зал заседаний.

Как у вас с дисциплиной? В Госдуме заседания проходят при полупустых залах.

Ниже сорока одного явка не опускается. На последнем заседании было сорок три депутата из пятидесяти.

Деньги ведь получают только депутаты, работающие на постоянной основе, остальные не связаны, так сказать, финансовыми обязательствами.

На постоянной основе работают председатель, три зама и руководители семи комитетов. И то Беляев совмещает первого зама с председательством в аграрном комитете. Остальные, как вы говорите, ничем не связаны. И зарплату не получают, ничего. Но они связаны с избирателями. Я стараюсь, чтобы каждый депутат регулярно посещал закрепленную за ним территорию. Если можешь по времени, поучаствуй в заседании районного или городского собрания. Каждый месяц собираем информацию, кто в каком мероприятии принял участие. И на заседаниях фракции по-товарищески советуем — побывайте. Сейчас нельзя сказать, что в течение пяти лет депутат ни разу не побывал на закрепленной территории.

А что, такое раньше бывало?

Бывало. К сожалению.

А в детстве у вас были предпосылки к руководящей деятельности?

Мать воспитывала нас троих, достаток был «не совсем». Но учился я неплохо... В седьмом классе пригласили и сказали: «Поедешь в Вешенскую, там лагерь, подучишься на секретаря комсомольской организации». Я поехал в Вешенскую. Неделю жили в лесу. Я благодарен судьбе, тогда я впервые увидел Шолохова — нас привезли к нему в усадьбу. О чем говорили, не помню, но в память врезались стулья и стол плетеный у него на веранде...

В восьмом классе судьба меня бросила в мореходку. Газета «Молот» повлияла. Там было объявление — мореходное училище рыбной промышленности проводит прием учащихся. И я захотел быть капитаном. Но старший брат посоветовал: на капитана не ходи, вдруг здоровье подведет, иди на судомеханика. Мореходку закончил с отличием. Но лидерских позиций у меня тогда не было. На Сахалине поработал больше трех лет. Потом сюда приехал. Комсомольская организация, партийная, обком партии — ведь партия сказала «надо». 

№ 82 Декабрь 2012 г.

Большая прогулка

Организовать прогулку главного тренера «Ростова» Миодрага Божовича по городу оказалось делом не таким уж и простым. Каждый раз нам говорили в пресс-службе клуба: «На следующей неделе, на следующей неделе». А потом поставили условие: «Если «Ростов» победит «Динамо», то прогулка состоится, если нет — только интервью». Как мы радовались победе над «Динамо»!

Большая прогулка

Вместе с председателем областного Законодательного собрания «Главный» осмотрел внутренние покои ростовского Белого дома, поговорил об отношениях с губернаторами — прежним и нынешним, и обсудил вступление России в ВТО.

Большая прогулка

«Главный» прогулялся по Ростову-на -Дону — городу, где живут колдуны и колдуньи, а в темных переулках прячутся привидения. Нашим сталкером стал руководитель исследовательского центра «Энио» Виктор Рогожкин.

Большая прогулка

«Главный» прогулялся по Пролетарскому району Ростова-на -Дону, попробовал на стоящего армянского коньяка и обсудил происхождение ростовских хозяйственников.