ИНОГДА Я ЗАВИДУЮ МУЖЧИНАМ.

№ 71
Им не нужно много думать о подарках — они всегда могут «отделаться» бриллиантами.
Текст  Достоевской. Иллюстрация Александры Млтыхян.

Мы, девушки, подаркам придаем особое значение. Особенно, если в воздухе то и дело носятся два слова — «новый» и «год». Для меня праздники наступают тогда, когда на обертке моего любимого швейцарского шоколада появляются снежинки и елочные игрушки. Это знак того, что пришло время волшебства и колдовства. Когда наступит зима в Ростове — никто точно не знает. Говорят, непредсказуемость — особенность местного климата. А еще говорят, что полноценный снег зимой здесь — большая роскошь. «Такая же роскошь, как Биркин?» — уточнила я, по привычке переводя все на язык моды. «Ну не такая, как Биркин, но как Луи — точно», — мой собеседник оказался в теме.

В прошлом году я колдовала в ярко-красном, и весь год по богатству и неожиданным поворотам событий был похож на извержение вулкана Ньямлагира в Демократической республике Конго. Кстати, я никак не могла решить, что же может служить аналогом котла для современной колдуньи. Думаю, что это все же сумочка. На этот раз — маленькая и круглая от Москино, на тонкой цепочке. Рассматривался также вариант с кастрюлей, ведь для некоторых вершина чародейства — наваристый борщ, но этот вариант для себя я отвергла, как особо циничный. Человек сам волшебник своего счастья. Все в наших руках — выбор жизненного пути, платья или подарка. Своим близким и друзьям я всегда дарю одежду. Помните, в детстве все играли в таких бумажных кукол на плотном картоне? Для них нужно было вырезать одежду, которая потом крепилась на белых загибающихся язычках. Игра в бумажных кукол была моей третьей любимой игрой. Первые две назывались «мамочка будет не скоро и можно неспеша примерить всю ее одежду» и «можешь выбрать себе в этом магазине все, что захочешь». Мои куклы всегда были очень нарядными. Готовой одежды мне вечно не хватало, и новые вещи я рисовала сама.

Став взрослой, я поняла, что игры кончились, но покупать одежду оказалось гораздо увлекательнее, чем рисовать ее куклам. Так я стала дарить красивые вещи своим друзьям. Неожиданные, иногда странные, порой эксцентричные, время от времени лаконичные, но всегда точные. С подарками я не ошибаюсь. Но в этот раз в моем праздничном декабрьском небе нарисовался неожиданный вопрос. Вселенная ехидно спрашивала: «И как, дорогая, ты собираешься найти самую точную и прекрасную одежду для своих любимых друзей в городе, в котором ты не появлялась десятилетие и даже не знаешь, где здесь можно прилично подстричь челку?»

До этого мирно спавший в кресле Федор Михайлович открыл один глаз, посмотрел им на озадаченную меня, все понял и сонно поплелся к шкафу за своим клетчатым комбинезоном для прогулок. Да, мой пес тоже следит за модой. Серьезно, у него превосходный стиль, а еще он не выносит стразы. Это о многом говорит. Кажется, Федор, нам придется сделать то, что совсем не входило в наши планы — слетать в какое-нибудь приличное место Земли для серьезного целенаправленного шопинга.

Признаться, я не большой любитель ударять автопробегом по бездорожью, то есть несколько дней без остановки сметать все подряд в магазинах. После такого марафона есть риск обнаружить в своем новом гардеробе половину вещей под знаком «не то», еще несколько — «совсем не то», одну — «где были мои глаза», одну — «где был мой разум» и парочку — из серии «куплю хоть что-нибудь, раз я уже здесь». Это как выпить залпом бокал дорогого вина. Нет, это как напиться в стельку вином по триста евро за бутылку.

Призвала на помощь всех святых и Тосю. Ее вердикт был неутешителен: «Дорогая, в Ростове можно прилично одеться за большие деньги и неприлично — за очень большие. Отправляйся в Париж или Рим, организуешь себе выходные и приличный шопинг».

Вообще-то я не из тех, кто тратит не задумываясь. Это, конечно, абсолютная неправда, но я вечно пытаюсь убедить в этом себя и окружающих. И почему-то, когда начинаю рассказывать всем, что я вовсе не транжира, друзья сразу вспоминают о том, как однажды я купила маленькое черное платье за такую цену, которую до сих пор боюсь произносить вслух. Тосино беспокойство я понимаю: ей не хочется развернуть праздничную упаковку и получить неизвестно что. Например, гипюровый пеньюар с бордовой опушкой «Куртизанка» и тапочки с перьями. В Ростове Тося умеет покупать только хлеб, и потому уверена, что в этом городе пеньюар с опушкой — вершина модной индустрии. Когда Тося хочет кого-то напугать Ростовом, она рассказывает им про один гостеприимный бутик без дверных ручек. Чтобы попасть внутрь, нужно предоставить паспорт, справку о доходах, три рекомендации от первых лиц города, помыть руки, сделать прическу, сдать анализы, помолиться, причаститься, и только после этого четыре кордона продавщиц в кожаных шортах решат, достоин ли войти в святилище и совершить покупку. Недостойные же отправляются восвояси влачить жалкое существование отверженных модой. Не то чтобы мое волшебство померкло и скукожилось, но в целом немного озадачилось. Как во всех правильных сказках, в самый нужный момент на помощь приходит добрый волшебник. Нет, не Гарри Поттер, гораздо лучше — мой новый друг Александр. Мы познакомились в прошлом месяце на презентации.

Саша — обладатель превосходного вкуса и самой приземленной в мире должности — ведущий финансовый аналитик одной крупной европейской компании.

— Я могу позволить себе покупать одежду где угодно, — мы сидим за столиком у окна и пьем горячий шоколад. — Я часто езжу за границу по работе, но мне лень набивать чемодан лишними вещами. Если в чужом городе у меня появляется свободное время, я лучше потрачу его на прогулку.

— У тебя нет сердца! Скажи, как можно спокойно прогуливаться мимо магазина «Шанель» в Париже и не зайти?

— Если я в Париже и ноги привели меня к витрине «Шанель», я вполне возможно зайду и куплю что-нибудь, но специально лететь в Париж, чтобы сходить в магазин — для меня это слишком. Одеваться в Ростове мне проще, есть время, есть настроение — иду и покупаю. Вот и все. Моя подруга Тося считает, что покупать вещи в Ростове слишком дорого. Хотя сама мысль о том, что нужно куда-то специально лететь, уже начинает меня нервировать. В прошлом году я достаточно налеталась.

— Давай я объясню тебе, как я себе это представляю, — Саша достает ручку и начинает что-то быстро записывать на салфетке. — Куда ты хочешь поехать за покупками?

— Пусть будет Милан...

— Так... билеты на самолет, гостиница, виза у тебя есть?

— Закончилась недавно...

— Еще включим сюда проезд и питание. Фастфуд?

— Шутишь?

— Тогда придется потратиться и на рестораны, — Саша продолжает рисовать какие-то цифры, стрелочки, проценты, продолжая говорить что-то про импорт и таможенные сборы. Это звучит примерно как песня на фучжоуском диалекте китайского языка — любые цифры приводят меня в состояние полнейшей фрустрации. И еще это ужасное слово — «целесообразность». Мой собеседник повторил его три или четыре раза в пяти предложениях. Я — в шоке.

В итоге получается приличная сумма. На эти деньги и в Ростове можно неплохо погулять, ведь так?

— Знаешь, я почти ничего не поняла, цифры меня пугают, но склонна верить тебе, как верят докторам.

— Разве твою рубрику не спонсирует галерея модной одежды? Признаться, я удивлен, что ты еще не поселилась там...

— Если честно, не было времени, — его слова меня немного смущают. Но это правда — у меня действительно не было времени. К тому же Тося меня напугала фантастическим порядком цен и коллекциями времен моей бабушки. Хотя пару раз меня действительно с дружеским визитом посещала мысль познакомиться со спонсором поближе...

— Я живу рядом и иногда вечером после работы или на выходных, когда у меня возникает желание потратиться на себя, я иду туда. Поверь, я умею считать деньги, и могу сказать, что покупки в Ростове меня пока не разорили. Я не большой специалист, но многие из тех вещей, которые я видел в магазинах за границей, потом находил там. Цивилизация пришла к нам не очень давно, но все же пришла. Ты приехала как раз вовремя — теперь если на очередной гламурной вечеринке замечают безвкусно одетого гостя, его тут же сжигают. Как колдунье, тебе должно это понравиться.

— Волшебнице, — поправляю я. — С появлением в Ростове хороших магазинов у местных тусовщиков больше нет оправдания нарядам в стиле «колхозники»?

— Именно так. Раз уж ты заварила этот котел здесь, будь добра останься и приготовь праздничный обед из местных продуктов. Иначе тебе просто не о чем будет писать в своей колонке.

— Я напишу там про то, как сила мысли победила силу гламура. Нетрудно догадаться, что Саша убедил меня остаться в Ростове. Кстати, вы знали, что в средние века значение английского слова «гламур» эволюционировало в следующем порядке «грамматика» — «сложная книга» — «книга заклинаний» — «колдовство» — «чары, очарование»? И только потом скатилось до банальщины вроде дрожащих собачек, кудряшек и ядовито-розового.

Промежуточные итоги декабря таковы: я купила подарки всем своим любимым и совсем немного (очень много) любимой себе, познакомилась поближе со спонсором моей рубрики — знакомство оказалось приятным. Осталось только выяснить, где подстричь челку? Не лететь же в Париж, в самом деле...


Спонсор рубрики: галерея «АСТОР»

№ 71 Декабрь 2011 г.

Литература

Элеонора Хитарова - писатель, автор остросюжетных романов. Произведение публикуется впервые.

Литература

"Кто главный" представляет роман. Произведение публикуется впервые.

Литература

Несколько записей из синей тетрадки ученика 6-го «Б» класса Андрея Р.

Литература

Иногда мне снится лошадка. Не жеребенок уже, но и не конь. Стригунок. И мы целыми днями пропадаем в лугах и над рекой, а на дворе лето...

Литература

Если кто не знает, скажу — в Ростове проживает, по моим наблюдениям, порядка десяти писателей-фантастов. Их печатают центральные издательства, а по книгам некоторых из них снимаются фильмы. «Главный» решил разобраться, что из себя представляет ростовская фантастика сегодня: о чем и как пишут наследники Аматуни, кто они такие. Петроний Гай Аматуни, если кто не знает, ростовский писатель-фантаст, живший в прошлом веке, автор книг «Чао — повелитель волшебников», «Гаяна».