МУЗЕЙНЫЕ ТАЙНЫ.

№ 135
«Главный» продолжает изучать быт старого Ростова и его окрестностей. На очереди — музеи.
Текст  Сергея МЕДВЕДЕВА

ЖРЕЦ ВО ГЛАВЕ

Считается, что первый музей (Мусейон) был основан в Александрии Птолемеем I приблизительно в 290 году до нашей эры. Мусейон представлял из себя что-то среднее между музеем в нашем понимании, библиотекой, ботаническим садом, зоопарком, обсерваторией, выставкой достижений народного хозяйства и учебным заведением. Здесь даже было своего рода общежитие для приезжих и столовая.
 Мусейон финансировало государство, главный жрец (директор) назначался самим Птолемеем. Мусейон и большая часть Александрийской Библиотеки сгорели в 270 году нашей эры.    
Любопытно, что первый русский музей — основанная Петром Первым в 1719 году Кунсткамера — также совмещал просветительские функции с общепитовскими, здесь бесплатно кормили.
В экспозиции были представлены монстры — зарубежные и отечественные, причем как заспиртованные, так и живые: карлик Фома (ростом 1 м 26 см) и великан-гайдук Буржуа (ростом 2 м 27 см). Были здесь монеты, картины, скульптуры, научные приборы. Как я понимаю, все эти диковинки должны были скорее пробудить в человеке любопытство, чем дать какую-то полезную информацию. Были представлены и экспонаты культурно-исторического характера.
Русский дипломат Савва Рагузинский приобрел в Риме статую Венеры (ныне известна как Венера Таврическая). Вывозить античные скульптуры из Рима было запрещено, Венеру (как тогда говорили —Венус) обменяли на мощи католической святой — Бригитты. Бригитту нашли в аннексированной Эстонии, а эстонцы к тому моменту отказались от католичества в пользу лютеранства.

ПРИЧЕМ ЗДЕСЬ БАЙКОВ

Истории создания музея в Ростове посвящена полная драматизма книга, написанная А.М. Ильиным. «Ростовский на Дону Городской музей. История возникновения, задачи учреждения и его деятельность» (1912 год). 
Александр Ильин, как я понимаю, трепетно относился к Байкову, и в его версии появления в Ростове музея есть заслуга и Андрея Матвеевича.
 Ильин пишет, что впервые вопрос о необходимости учреждения в Ростове городского музея на заседании Городской думы в 1862 г. поставил голова Андрей Матвеевич Байков... По мысли Байкова, городской музей должен был явиться «хранилищем образцов природных богатств края, памятников его славного прошлого и свидетелей его современного культурного роста».
 Увы, как пишет тот же Ильин, Шестигласная Дума того времени, совершенно не подготовленная к идее создания такого памятника культурного движения края, не оценила стремлений своего просвещенного руководителя, и все старания Байкова так и не увенчались в тот период успехом.
«Сотрудниками Байкова в ту эпоху были люди малокультурные, не обнаруживающие особенного радения к интересам и нуждам города. Случайно попавшие в состав Шестигласной Думы энергичные и деятельные работники в своих благих порывах о нуждах города часто встречали непреодолимое препятствие в лице излишне административной опеки. Ввиду этого лучшие люди того времени нередко уклонялись от почетного избрания на общественные должности, и роль Думы сводилась лишь к канцелярской работе». Так описывает Думу Александр Ильин. Вопрос о музее был отложен малокультурными людьми до 1885 года, то есть на 23 года.
Между тем о музее стали задумываться и в столице Войска Донского — Новочеркасске.

ПЕРВЫЙ ДОНСКОЙ

Любопытно, что в работах новочеркасских историков, в частности И.П. Потапова, можно найти упоминания о каком-то Горном музее. Вот, например: «20 ноября 1867 года под председательством войскового атамана проходило заседание Областного статистического комитета... Была также рассмотрена записка секретаря комитета А.М. Савельева об устройстве местного музея при донском Статистическом комитете. В Новочеркасске уже существовал горный музей, кабинет при Новочеркасской гимназии археологии и палеонтологии. Была необходимая материальная база для организации музея».
К сожалению, кроме самого факта существования Горного музея, первого на Дону, каких-то других деталей мне найти не удалось.

Энтузиасты предложили следующую структуру музея: сельхозотдел, этнографический и археологический отделы. 15 января 1868 года план-структура музея была утверждена. На этом организаторы успокоились. 
Надо понимать, что любая инициатива снизу в те годы воспринималась настороженно, как крамола. Вот если начальство скажет, что музей нужен, тогда — да, пожалуйста. 
Прошло 15 лет, и новочеркасский учитель рисования Егор Ознобишин обратился к атаману Войска Донского Краснокутскому с предложением взять на себя заботы по организации музея. Но получил отказ.
Ознобишин родился в 1837 году, окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, был личным стипендиатом цесаревича Николая Александровича. На Дон Егор Андреевич перебрался по материальным соображениям — поступил учителем рисования в Новочеркасскую войсковую гимназию и Мариинский институт.

СТРОИЛИ, СТРОИЛИ И, НАКОНЕЦ, ПОСТРОИЛИ

Вскоре место атамана Краснокутского занял «продвинутый» Святополк-Мирский. Он сообщил Ознобишину, что если идею музея утвердят в верхах, то он непременно воспользуется его предложением. Вдохновленный хотя бы такой оценкой его инициативы, неугомонный Ознобишин на свои деньги отпечатал 400 экземпляров «Программы Донского музея» и разослал ее в научные учреждения и начальству. Мол, выслушаю все-все ваши предложения. Войсковые власти выдали Ознобишину мандат с просьбой оказывать предъявителю оного помощь в собирании материалов и предметов старины. У Ознобишина появились единомышленники. Харитон Иванович Попов, помощник начальника атаманской канцелярии (в будущем — первый директор музея) разослал атаманам письма о сборе предметов донской страницы и пересылке их в Новочеркасск. Не прошло и десяти лет, как в ноябре 1890 года появилась Комиссия по устройству Донского музея.
Между прочим, 40 тысяч рублей на строительство музея пожертвовал Яков Соломонович Поляков, российский финансист, предприниматель, купец 1-й гильдии, банкир, тайный советник, генеральный консул Персии в Санкт-Петербурге, почетный гражданин Таганрога, строитель железных дорог. Яков Соломонович очень хотел стать дворянином, но дворянские собрания различных российских регионов не хотели видеть его в своих рядах. Не исключено, что именно эти денежки были взяткой казакам —как пишет Еврейская энциклопедия, Полякова за большую взятку приписали к дворянам Области Войска Донского. 6 мая 1894 года здание музея было заложено. 
Но очень скоро деньги закончились, и строительство было прекращено. Достроили музей только в 1899 году, но еще 9 лет наводили, так сказать, марафет — Военный Совет (вот на каком уровне решались музейные проблемы!) разрешил «войсковому начальству войска Донского произвести постройку помещений для одного истопника, двух сторожей, кухни с погребом, сарая для склада топлива, отдельного ретирадника и фасадного забора с воротами при здании Донского музея».Музей был взят на госфинансирование.
Ознобишин до этого прекрасного момента не дожил, он умер в 1902 году. Между прочим, при его содействии в музей поступил уникальный предмет «Голова быка» — верхняя часть кувшина. Его Ознобишину передал подполковник М.В. Каледин, отец того самого «контрреволюционера» Алексея Каледина. По характеру росписи и цвету Ознобишин отнес кувшин к раннему периоду этрусского искусства, 7–6 века до н.э. В музей поступила только верхняя часть кувшина, нижнюю — сам кувшин —разбили нашедшие, полагавшие, что в кувшине может быть клад. «Голова быка» сохранилась до наших дней. Сегодня новочеркасский музей считается старейшим на Дону и Юге России.

НО ВЕРНЕМСЯ В РОСТОВ

Как пишет Ильин, в 1885 году Байков вновь поднял в Думе вопрос о создании в городе Научно-художественного музея. И опять не нашел понимания.
«В 1888 году, когда возникло дело о постройке здания для Городской Публичной библиотеки, А.М. Байков опять еще с большей энергией стал хлопотать о Городском музее и на этот раз добился желанного успеха: Городская Дума постановила учредить в Ростове на Дону Научно-Художественный и промышленный Музей и построить общее здание, как для него, так и для Городской публичной библиотеки, помещавшейся в это время в частном доме...»
Но, как пишет Ильин, «с течением времени вопрос этот как-то потерялся из виду...» 
В общем, в 1893 году библиотека была построена — на Театральной площади, за Гайрапетовским театром, сейчас это Думский проезд. Основным спонсором строительства стал табачный магнат Асмолов. 
Увы, помещение, предназначенное для музея, было отдано частному артистическому обществу под выставочный зал и устройство рисовальных классов, за арендную плату, разумеется. Прошло 14 лет. 
23 февраля 1907 года Дума, заслушав доклад члена городской управы Дегтяревского об учреждении в Ростове научно-художественно-промышленного музея, постановила образовать соответствующую комиссию. 
Комиссия начала собирать материалы. Все местные предприятия получили повестки с просьбой прислать информацию о себе и образцы производств — на память потомкам. На просьбу комиссии ответила лишь одна фирма. 
Правда, откликнулась городская интеллигенция: «Многие лица прислали в дар музею свои коллекции», — пишет Ильин. 
Между тем, Артистическое общество заявило о своей самоликвидации. Образовавшееся вместо него Ростово-Нахичеванское общество изящных искусств согласилось выделить музею один зал. Впрочем, тут же выяснилось, что заниматься музеем некому —Музейная комиссия, как говорится, устала от вынужденного 2-летнего бездействия. 
В общем, музей в Ростове открыли только в 1910 году в уже упомянутом здании в Думском проезде благодаря энтузиазму членов «Ростовского Общества истории, древностей и природы» —М.Б. Краснянского, А.М. Ильина, А.К. Кравченко.
«25 апреля 1910 г. осмотрел музей и нашел, что стараниями культурных людей в Ростове-на-Дону положено начало учреждению, развитие которого так желательно для изучения, собирания и сохранения местных памятников старины. Имея в виду почти полную неизвестность местного края в его отдаленном прошлом, Ростовский-на-Дону музей своими будущими собраниями, несомненно, сыграет почтенную роль в изучении древностей России». Так написал накануне открытия музея Хранитель Русского музея Императора Александра Ш. С 1920 года музей стал «Донским областным советским музеем искусств и древностей». В 1937 году на базе экспонатов Музея искусств и древностей в здании на Пушкинской, 204 (там, где сейчас университетская библиотека), был организован Областной музей краеведения. В нынешнее здание на Б. Садовой музей переехал в 1951 году.

ПО ИНИЦИАТИВЕ ЧЕХОВА

Если Россия — это подсознание Запада (так говорят), то Таганрог — подсознание Ростова. Если большинство ростовских купцов и промышленников жалели деньги на какой-то музей (но, со скрипом, давали), то таганрогские полагали, что городу такая забава вообще не нужна. Считается, что музей в городе у моря был основан в 1898 году по инициативе Чехова, который обратился к своим друзьям-художникам с просьбой подарить Таганрогу некоторые из своих работ. Однако до 1927 года музей не имел своего помещения и находился при городской управе, а затем в здании городской библиотеки. Зато в 1927 году музей получил одно из лучших зданий в городе —дворец Алфераки.
До прихода большевиков Дон мог обзавестись еще одним музеем. В июле 1916 года ростовский энтузиаст и краевед Краснянский предложил Азовской библиотеке взять в дар коллекцию минералов и древностей. Письмо осталось без ответа. 
Однако незадолго до Февральской революции в Азове поселился выпускник физико-математического факультета Петроградского университета Михаил Аронович Макаровский. Через местную газету «К делу» Макаровский призвал жителей Азова принять участие в создании музея учебных пособий и жертвовать для него все, «что там может быть полезно: старинные монеты…, картины, гравюры, открытки, модели, чучела и скелеты, фотографические снимки…».
17 мая 1917 года начался сбор материалов для музея.
 Увы, в июле 1918 город перешел в руки белых. Макаровского повесили как председателя Азовского Совета рабочих и солдатских депутатов. 
Но дело его, как ни странно, не умерло. 8 декабря 1918 года городская Управа неожиданно приняла предложение городского головы об организации музея при Управе: «Музей может служить отличным наглядным пособием для настоящих и будущих городских деятелей…» 
4 октября 1919 года было утверждено финансирование музея —70 000 рублей. 
Но власть сменилась опять. 1 марта 1920 года Азов заняли части Красной Армии. А с ноября 1921 года госфинансирование музея было прекращено. 
В 1937 году, к 20-летию советской власти, музей был открыт во второй раз, однако его коллекция вскоре вновь была утрачена во время оккупации города немецкими войсками. Музей возроди- ли только в 1960 году. С третьей попытки. 
Сегодня в Ростовской области я насчитал около 30 музеев, находящихся на госфинансировании. В Ростове таких четыре: областной краеведческий, ИЗО, русско-армянской дружбы, Шолоховский. Мало. Администрация города рассматривает возможность создания Музея истории города Ростова-на-Дону вот уже лет пятнадцать. Но, как мы видим, 15 лет для Ростова — не срок.

1. Ростовский музей изобразительных искусств

#01.jpg

2.Новочеркасский музей истории донского казачества

#02.jpg

3. Такой Музей революции некогда был в парке культуры и отдыха имени Горького

#03.jpg

4. Таганрогский краеведческий музей

#04.jpg

5. Таганрогская картинная галерея 

#05.jpg

6. Таганрогский музей градостроительства и быта

#06.jpg

7. Азовский музей-заповедник

#07.jpg

8. Таганрогский музей градостроительства и быта

#08.jpg 

 9. Шолохов-центр

#09.jpg

10. Музей русско-армянской дружбы

#10.jpg

11.Новочеркасский музей истории донского казачества

#11.jpg

12. Здесь располагался первый музей в Ростове

#12.jpg

 13. Ростовский краеведческий музей

#13.jpg



№ 135 ДЕКАБРЬ 2017 г.

Имя улицы

Главный прошелся по ростовским паркам развлечений в поисках самого старого аттракциона.

Имя улицы

«Главный» продолжает исследовать проблемы, стоявшие перед городским сообществом в дореволюционный период.

Имя улицы

«Главный» изучил историю Нахичеванского базара.

Имя улицы

«Главный» продолжает изучать быт старого Ростова и его окрестностей. На очереди — музеи.

Имя улицы

«Главный» выяснил, как в Ростове появились первые кредитные организации.