МЫ ДВИЖЕМСЯ В НУЖНОМ НАПРАВЛЕНИИ.

№ 97
Последние 50 лет Валентин Смирнитский участвовал в массовках, исполнял второстепенные роли, играл в телесериалах и узнал, что значит быть всесоюзной звездой и любимцем. Непосредственный участник и свидетель Золотого века советского кино, народный артист России Валентин Смирнитский рассказал«Главному» о многих вехах нашего кино.
Текст  АЛЕКСЕЙ БЫКОВ. ФОТО ИЗ АРХИВА ГЕРОЯ ПУБЛИКАЦИИ.

КТО ТАКОЙ.

Заслуженный артист РСФСР и народный артист России Валентин Смирнитский родился 10 июня 1944 года в Москве. Окончил Театральное училище им. Б. Щукина. Дебютировал еще студентом: в 1963 году снимался в небольшом эпизоде «Я шагаю по Москве». Стал широко известен после картин «Семь стариков и одна девушка», «Удар! Еще Удар!», «Адъютант его превосходительства». Одна из самых знаменитых ролей — это Портос в фильме «Д’Артаньян и три мушкетера». Продолжает активно сниматься в кино и выступать в театре.


Валентин Георгиевич, интересно было бы поговорить о самых знаковых для отечественного кинематографа картинах, в которых вы принимали участие.

Черт его знает, у меня в кино не так много удачных ролей, хотя кинобиография очень богатая. И хотя было много театральных работ, театр остается театром, а киноработы остаются на пленке. Есть возможность с годами смотреть и сравнивать. Тем не менее, мне тяжело оценивать, какие из них были знаковыми, а какие нет. Зрителю может нравиться, его могут тронуть актеры, а я смотрю с другой позиции. Это профессиональное: я вижу ошибки, мне тяжело наслаждаться картиной. В некоторых же фильмах у меня были слишком маленькие роли. К примеру, в картине «Я шагаю по Москве» я принимал участие будучи еще студентом, чтобы подработать. Учащимся тогда платили больше, чем подобранным для массовки людям с улицы, и мы подрабатывали небольшими ролями в кино и театре.


Было ли хоть в каком-то фильме ощущение, что творите что-то великое?

Несмотря на все зрительские мифы, работа профессионального артиста тяжелая. Очень тяжелая, очень неблагодарная, а иногда и занудная, и скучная, и так далее и так далее. Но было и исключение из этого правила — «Три мушкетера». Самые атмосферные съемки! Это было потрясающе, весело, озорно и красиво, мы получили колоссальное человеческое удовольствие, что бывает нечасто. Опять же, мы и предположить не могли, что фильм потом несколько десятков лет будет смотреть не одно поколение зрителей и также будут наслаждаться. Мы не знали. Нам самим это нравилось, и все. Возможно, передалось наше настроение. А тут еще и потрясающая музыка Максима Дунаевского, и удачный, как сей- час говорят, режиссерский кастинг. Бывает, режиссер ошибается, а здесь все было угадано практически без исключения. Мы все до сих пор дружим после тех съемок.


Расскажите про съемки картины «Семеро стариков и одна девушка». Такое блестящее собрание актеров — и такая малая известность. В чем причина?

Тогда я уже был состоявшийся, известный актер. К счастью или к несчастью, этот фильм снимался параллельно с «Бриллиантовой рукой». Нас постоянно сравнивали. И то, и другое — эксцентрическая комедия, любимый жанр Гайдая, полный сюжетных перипетий и казусных ситуаций. А тут еще и постоянное сравнивание меня с Андреем Мироновым. Вышло так, что «Бриллиантовая рука» затмила нас в прокате, а про «Семеро стариков и одну девушку» вспомнили лишь спустя несколько лет. И, как оказалось, неплохой и фильм-то вышел. Да только поздно уже было.


Один из нашумевших фильмов из вашей фильмографии — сериал «Мастер и Маргарита». Каких только историй не рассказывали про эти съемки, а что из всего этого правда?

Здесь у меня была небольшая роль, но я с огромным удовольствием участвовал в съемках — обожаю Булгакова. Но проблем действительно было много. Несколько раз начало съемок откладывали, множество актеров отказывались от ролей. Так происходило из-за некоторого стереотипа, связанного с произведениями Булгакова: в них едва ли не сатанинское что-то усматривают. Однако мы собрались и за несколько месяцев все быстро отсняли. У Владимира Бортко вышла, на мой взгляд, лучшая экранизация этого произведения. Единственное несоответствие — это образ Понтия Пилата. Все-таки у Булгакова это был другой человек, в первую очередь, моложе. С другой стороны, Кирилл Лавров — великий актер, и он отлично справился с ролью.


Из последних фильмов, в которых вы принимали участие, особенно хорошие оценки получил фильм «Легенда №17».

Мы не ожидали, что фильм выйдет такой кассовый. В этом проекте были элементы советского, в хорошем смысле слова, патриотизма. А зритель, как ни странно, очень хорошо отреагировал. Пусть и говорят, что современное поколение закомпьютеризировано и так далее, картину очень хорошо восприняли. Я просто знаю отзывы разных людей на этот счет — по такому герою соскучились.


Скажите, какие современные фильмы стоит посмотреть и каких режиссеров вы любите? Было ли в последнее время нечто, так сказать, этапное в нашем кинематографе?

Я очень люблю плеяду питерских режиссеров, покойного Балабанова, пусть его и по-разному воспринимали. Нравится Валерий Тодоровский, хотя он и не молодой режиссер, а уже среднего поколения. Я считаю, что «Оттепель» — это определенный этап в развитии телевизионного сериала. Потому что у нас сейчас сериалы уж очень как-то смахивают на бразильское «мыло». Я иногда смотрю американские сериалы, по-настоящему знаменитые. Они выдерживают по несколько сезонов, и там появляются звезды американского кино, из сериалов-то. Там очень качественно работают, здорово, а мы в этом смысле отстаем. Может быть, даже технологически, я не знаю. Также у нас сейчас кризис киношной литературы, сценариев. Об этом говорят все продюсеры: «Кризис первый — это материал». Можно, конечно, переснимать классику, но сколько можно? Да и решиться нужно на это, дорогое это удовольствие при колоссальном риске.


Но предпосылки для хорошего кино у нас есть?

Есть. Мы двигаемся в нужном направлении, пусть и не очень быстро. Нам нужно делать, как французы. Все равняются на Голливуд, а я очень люблю французское кино. Они сохраняют национальный стиль своего кинематографа, очень его любят и уважают. Если мы пойдем по этому пути — у нас будет прогресс.

№ 97 Апрель 2014 г.

Лицо с экрана

Нежная, дерзкая, веселая, эмоциональная, чувственная, талантливая — и это лишь малая часть того, что можно сказать о певице Славе. В интервью с «Главным» Слава рассказала о том, какая она за пределами сцены, как ее изменило материнство и почему роль сильной женщины в кино ей не подходит.

Лицо с экрана

Блондинка Playboy говорит о плэй-офф и о других незнакомых ей понятиях. В таком образе 10 лет назад Виктория Лопырева появилась на ТВ. Но модель сумела проявила себя как серьезный спортивный журналист и в итоге стала послом чемпионата мира по футболу 2018 года. «Главный» поговорил с Викторией о подготовке к мундиалю и о том, почему дворовые площадки важнее стадионов.

Лицо с экрана

«Мне требовался небольшой отпуск, чтобы впечатлиться», — говорит Максим Аверин вместо «чтобы отдохнуть». Выпустить спектакль нон-стопом всего за три недели и между гастролями сорваться в путешествие по Японии — это в его духе. Об актерском образовании, новом проекте и пустой комнате в своем райдере артист поговорил с «Главным» прямо из страны восходящего солнца.

Лицо с экрана

Накануне российской премьеры «Собибора», которая пройдет в Ростове-на-Дону в кинотеатре «Горизонт Cinema&Emotion», «Главный» поговорил с Константином Хабенским о фильме, ставшей режиссерским дебютом известного актера.

Лицо с экрана

Есть рок-поэзия, есть поэзия серебряного века, а есть творчество Светланы Сургановой. Незадолго до концерта в Ростове легенда русского рока поговорила с «Главным» о рэпе, о преодолении себя и о том, почему так любит бумажные письма.