ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЙ ЧЕЛОВЕК, НЕ ПОЛЕТЕВШИЙ В КОСМОС.

№ 97
Актер Андрей Кайков рассказал «Главному» о важности удачи, хорошего обучения и уважения традиций.
Текст  АЛЕКСЕЙ БЫКОВ. ИЛЛЮСТРАЦИЯ КРИСТИНА ШУРУПОВА.

КТО ТАКОЙ.

Андрей Кайков — актер театра и кино. Родился 25 декабря 1971 года в Брянске. С 1990 по 1994 годы учился в Высшем театральном училище имени М.С. Щепкина. В настоящее время работает в театре «Содружество актеров Таганки». Принимал участие в создании юмористических проектов «Дорогая передача» и «6 кадров».


Вы не раз упоминали, что кино и театр для вас в первую очередь — работа.

Мы же говорим о профессии! Актерское искусство, разумеется, включает в себя творчество, тем не менее, это профессия, то есть некое ремесло. Существуют различные по своим задачам проекты. Есть те, в которых ты занимаешься исключительно ремеслом, а есть где и только творчеством. Что-то рождается, что-то приходит, что-то придумываешь...


Какие-то роли для вас были большим, чем ремесло?

Еще когда я был студентом, меня позвали на Таганку играть главную роль в пьесе по Салтыкову-Щедрину. Эту роль должен был играть Филатов, а меня позвали на его замену. Это стало и большим, серьезным дебютом, и прекрасной ролью, и опытом.


Многие великие комедийные актеры, например, Александр Демьяненко или Джим Керри часто говорили о том, что хотели бы сыграть другие роли, в серьезном кино. А как у вас?

А с чего вы взяли, что я комедийный актер? На телевидении — да, но в театре я часто играю серьезные, драматические роли. Допустим, Мария Ладо, довольно известный драматург. У нее есть пьеса «Очень простая история». Там мой персонаж жертвует собой, чтобы спасти жизнь другому человеку. Такая вот симпатичная женская история, а какая роль! Жаль, что не у каждого есть возможность приехать в Москву, меня бы знали и с другой стороны... У меня нет мечты сыграть там-то, там-то, там-то... Я просто хочу работать в хороших проектах, вот и все. Что есть — то есть. Мне что-то предлагают — мне нравится — я принимаю участие. А строить какие-то планы, прожекты — такого нет.


А когда поступали в театральное училище, у вас, наверное, были определенные амбиции?

Амбиции есть у каждого. Любой, разумеется, хочет стать первым, хочет стать звездой, думает об этом постоянно. Есть даже пословица такая: «На первом курсе все гении, на втором — таланты, на третьем — крепкие актеры, а на четвертом...» (Смеется). Вот такая байка.


Молодым людям, которые хотят пойти по вашей стезе, на что следует ориентироваться: на кино или театр?

Изначально все-таки театр. Всегда из театра можно уйти в кино. А вот из ВГИКа мало кого берут в театр. Потому что они заточены именно под формат кино. Хотя, с другой стороны, главное — это профессию знать. Тогда будет комфортно и в театре, и на телевидении. Не в том смысле, что легко, но и не плохо.


Что для вас удача?

В профессии очень многое значит удача. Я знаю массу талантливейших актеров, просто потрясающих, но которые, скажем так, не реализованы. Им не повезло. А кому-то менее талантливому повезло. Потому что у нас такая профессия, которая во многом зависит от случая. Не попал в нужное время в нужном место и все...


Какие моменты в вашей жизни вы бы назвали удачей?

Да тот же проект «6 кадров», который дал мне известность и приглашения на другие проекты. Абсолютный случай. Мои коллеги и партнеры по передаче ходили, пробовались. А я этого ничего не делал. Меня просто попросили отправить фотографии — и все. Потому что я сказал: «Не могу пойти». Я снимался тогда в чепухе какой-то. Взяли фотографии — говорят: «Утвержден». Ну, утвержден и утвержден — все. Никто не знал, никто и не думал, во что это выльется. Это и был случай, удача.


Проект, что называется, «взорвал»...

Да-да-да. Причем не «взорвал». Он... Я бы не так сказал. О нас нет горячих новостей в Интернете. Нет никаких скандальных историй. Проект есть, он существует, его уважают. Он популярный, но не такой, чтобы «поп-звезда». Просто работает на хорошем уровне и нравится людям. Это радует.


Звездность, о которой вы говорите, вас, я так понимаю, вообще не привлекает?

Да ну что вы, упаси господи. Нет-нет-нет, ни в коем случае.


По-вашему, известность сильно меняет людей?

Понимаете, я, скажем так, не сразу стал известным. Я через многое прошел. То есть медными трубами меня не испугать. Во-первых, мне это несвойственно. А во-вторых, я уже довольно-таки в зрелом возрасте, уже пройдя некие лишения, стал узнаваем. И уже совсем по-другому отношусь ко многим вещам. Это пена, неинтересно.


Почитаешь интервью с вами — все гармонично, семья, работа. Как вы к этому пришли?

Ну, может быть, это оттого, что я начитан? Интеллигентен? То, о чем вы говорите — смешно для меня. Да и к тому же, что такое моя известность? Это, наверное, потому что меня по телевизору показывают. В космос-то я первым не летал, и «Оскар» я тоже не получал. Я не сделал того, о чем можно говорить серьезно. Так с какого тогда я буду так себя вести?


А кто из современных актеров как раз «полетел в космос»?

Это Миронов, Меньшиков, Машков. Они есть, они старше меня, и действительно занимаются большим, серьезным искусством. Эти люди по делу известны.


Интеллигентность помогает в вашей профессии или вредит?

Я такой, какой есть. Не было мыслей: «Мне мешает интеллигенция. Буду-ка я хамом и быдлом».


Сегодня нередко эпатажное поведение ведет к успеху.

Это глупо, смешно и мне совершенно неинтересно.


Какого рода шоу вам нравятся?

Из наших мне очень нравится в последнее время stand up. Ребята выходят, могут долго рассуждать, причем точно и смешно. Я смотрю с удовольствием. А западные... Не знаю, не интересуюсь. Их не показывают по телевизору, поэтому я и не смотрю. «Бенни Хилл», разве что, отдаю должное классике.


Вы пересматриваете свои работы?

Нет, никогда не пересматриваю. Мне не нравится. Я просто не люблю на себя смотреть.


Не было идеи создать свое шоу?

Нет, никогда. А зачем? У меня есть профессия, я ей и занимаюсь. Я вообще не придумщик. Не могу писать, сочинять что-то. Я исполнитель.


С тех пор, как вы учились, изменились ли театральные училища?

Понимаете, к сожалению, уходит такое понятие, как «школа». Остались немного тех, кто действительно учит профессии. Дело в том, что когда поступал — было 15 человек на курсе. Педагоги работали с каждым. А сейчас 40. Преподаватели некоторых по именам не знают. Что может дать педагог для 40 человек? Тяжело. К сожалению, идет девальвация профессии. Есть конкурс, большой, но сейчас много платных мест, поэтому при наличии финансовых возможностей можно поступить. Может быть, талантливые люди тоже поступают, но старые понятия уходят, к сожалению... Играешь в каком-нибудь спектакле вместе с молодыми. Они не работают в театре, работать тяжело, денег хочется. Но есть некоторые театральные традиции, которыми, как нас учили, нельзя пренебрегать. Допустим, в верхней одежде на сцену выходить или в обуви грязной. Есть негласные правила, которые нужно соблюдать. Это воспитывает, возвышает, создает некую кастовость. А тут занавес еще не закрылся — а ты со сцены уходишь. Это нехорошо... Я бы памятники ставил провинциальным актерам. Я не знаю, как они работают, за что работают? Это фанатичные люди. Потому что это не дает им ни славы, ни денег. Тем не менее, они работают, стараются, они делают это. Мы были в Таганроге. Прекрасный театр, роскошный, и там есть традиции, люди все знают о своем театре, говорят: «Там сидел Чехов». Или: «У нас перебирали сцену и там то-то нашли, там се-то нашли». Вот это театр.


Вы часто посещаете театр как зритель?

Стараюсь ходить чаще, но часто не получается, к сожалению. Но некоторые знаковые постановки я всегда стараюсь посещать. 

№ 97 Апрель 2014 г.

Лицо с экрана

Нежная, дерзкая, веселая, эмоциональная, чувственная, талантливая — и это лишь малая часть того, что можно сказать о певице Славе. В интервью с «Главным» Слава рассказала о том, какая она за пределами сцены, как ее изменило материнство и почему роль сильной женщины в кино ей не подходит.

Лицо с экрана

Блондинка Playboy говорит о плэй-офф и о других незнакомых ей понятиях. В таком образе 10 лет назад Виктория Лопырева появилась на ТВ. Но модель сумела проявила себя как серьезный спортивный журналист и в итоге стала послом чемпионата мира по футболу 2018 года. «Главный» поговорил с Викторией о подготовке к мундиалю и о том, почему дворовые площадки важнее стадионов.

Лицо с экрана

«Мне требовался небольшой отпуск, чтобы впечатлиться», — говорит Максим Аверин вместо «чтобы отдохнуть». Выпустить спектакль нон-стопом всего за три недели и между гастролями сорваться в путешествие по Японии — это в его духе. Об актерском образовании, новом проекте и пустой комнате в своем райдере артист поговорил с «Главным» прямо из страны восходящего солнца.

Лицо с экрана

Накануне российской премьеры «Собибора», которая пройдет в Ростове-на-Дону в кинотеатре «Горизонт Cinema&Emotion», «Главный» поговорил с Константином Хабенским о фильме, ставшей режиссерским дебютом известного актера.

Лицо с экрана

Есть рок-поэзия, есть поэзия серебряного века, а есть творчество Светланы Сургановой. Незадолго до концерта в Ростове легенда русского рока поговорила с «Главным» о рэпе, о преодолении себя и о том, почему так любит бумажные письма.