МИХАИЛ ТУРЕЦКИЙ: САМАЯ СИЛЬНАЯ ЭРОГЕННАЯ ЗОНА МУЖЧИНЫ — ЭТО ИНТЕЛЛЕКТ.

№ 86
После успешного концерта на сцене Дворца спорта художественный руководитель популярной арт-группы Михаил Турецкий рассказал «Главному» о секретах популярности его проектов, источниках вдохновения и о том, что такое «искусство до мурашек».
Текст  Марии Иентш. ФОТО  из архива героя публикации.

Кто такой.

Михаил Борисович Турецкий родился 12 апреля 1962 года в Москве в еврейской семье выходцев из Белоруссии. Окончил Московское хоровое училище имени А. В. Свешникова, затем с отличием дирижерско-хоровой факультет института имени Гнесиных, учился в аспирантуре, параллельно занимаясь симфоническим дирижированием. В 1989 году Михаил основал «Мужской камерный хор» Московской хоральной синагоги. В 2003 году хор приобретает современное имя: арт-группа «Хор Турецкого». Также Михаил является основателем женского музыкального коллектива «Сопрано 10». В 2010 году за заслуги в области искусства Михаилу Турецкому присвоено почетное звание — народный артист Российской Федерации, в 2012-м награжден Орденом Почета «За большой вклад в развитие отечественного музыкального искусства». Женат вторым браком, четверо дочерей.


О «примитивном колхозном» на телевидении. Есть такое мнение, что у нашего телезрителя в одной руке бутерброд, в другой руке пульт, а ноги у него в тазу. И он не хочет напрягаться — он хочет просто смотреть в телевизор и плыть по течению. И как только нас заставляют

о чем-то задуматься, во что-то вникнуть — с точки зрения обывательского «телесмотрения» — это уже не проходит. Я же возражаю! Считаю, что надо прилагать определенные усилия и давать пищу для размышления, нежели показывать один и тот же контент. Конечно, идти по пути наименьшего сопротивления легче всего. Но я буду и дальше бороться за просвещение нашего общества.

О спросе на качественную музыку. Он есть! И тогда встает вопрос расширения аудитории. А она уже довольно большая. Вы видели на нашем сегодняшнем концерте зал Дворца спорта? Он полон! И уже сегодня я могу проконкурировать с тем самым «примитивным колхозным». Безусловно, определенная работа сделана. Раньше своим искусством собрать полный зал того же Дворца спорта было просто невозможно. Прогресс есть! Только в Ростов-на-Дону мы приезжаем в десятый раз.


О популярности. Мы держим довольно стабильный уровень вот уже, можно сказать, лет десять. Наш коллектив в постоянном творческом поиске. Но находиться на пике популярности — это самое сложное и опасное. Ведь что дальше? Дальше ты свалишься вниз!

Популярность — это волнообразное движение. И главное здесь — плыть. Мы плывем красивым стилем: где-то гребем, где-то немножко ныряем, где-то приподнимаемся над волной... Моя задача — это приехать через год в ваш город и снова удивить публику. Вот как сейчас говорят: «Опять удивили, опять все иначе, ни одного похожего концерта!» Это и есть популярность.


О сложностях. Бывает, что мы каждый день даем концерты. И сегодня перед выступлением у нас была двухчасовая репетиция. Некоторые просто не верят, что перед каждым концертом — даже если это небольшой город, мы два часа репетируем, выстраиваем живой звук, оттачиваем все до мелочей. Ведь у нас нет второго шанса произвести первое впечатление. Бродвейские мюзиклы, например, выстраивают все в одном зале и потом работают в нем год. Им намного легче! А нам надо в отдельном, новом зале сегодня сразу все выстроить: шоу, программу, звучание, свет, атмосферу, настроение... И это очень тяжелая задача. Конечно, было бы проще петь под фонограмму. Но тогда не будет эффекта присутствия — будет отстраненное искусство, а у нас искусство живое. Искусство до мурашек. И я это сам вижу! Например, когда на концерте где-нибудь в восьмом ряду сидит женщина лет тридцати и показывает подруге свои руки — и я понимаю, что она говорит о «мурашках». И я продолжаю петь именно ей, конкретно ей — и в этот момент очень хорошо чувствую ее энергию! Это крутая штука.


О новом жанре на эстраде. «Создал новый жанр на эстраде»... Так сказала вице-премьер правительства России Ольга Голодец. Да, я ищу какую-то новую форму музыкальной исповеди. Я ее нахожу, я постоянно пытаюсь сделать ее более интересной и яркой. Но когда работаешь один, у тебя вариантов немного. А я работаю группой, и здесь, как в шахматах: два в шестьдесят четвертой степени — множество вариантов развития! Конечно, сложно идти путем первопроходца. Но зато все, что сделают идущие по твоему пути, будет уже вторично. А ты двигаешься, открываешь, ошибаешься, набиваешь синяки... Мне и моему коллективу всегда будет, что петь. Главное — чтобы были силы и настроение.


Об источнике сил и вдохновения.

Некоторые артисты утверждают, что на концертах черпают энергию из публики. Я же не черпаю энергию из зала — я отдаю энергию этому залу. А черпаю ее из космоса. И когда происходит этот энергообмен с космосом, то появляются и вдохновение, и адреналин, и уверенность — то, чем ты занимаешься, нужно людям! Никогда не чувствую себя усталым после удачного концерта. Еще черпаю силы в природе, в спорте. Силы — это музей, чужое творчество, картины. Силы — это дети, можно от них подпитаться немножко. А вообще, пока я работаю на внутренней батарейке. А она генетически очень сильная! У меня мощная генеалогическая ветвь — пятьдесят поколений несмешивающихся с другими

нациями евреев. Думаю, именно генетика дает все эти силы. Знаете, у моей мамы все родственники погибли в Холокост — абсолютно все! Думаю, именно за это мне вот такой карт-бланш.


О финансовой составляющей в творчестве. Когда мне предлагали творить, я никогда не спрашивал, сколько за это заплатят, занимался творчеством для души. Конечно, как человек с практичным складом ума понимал, что профессия музыканта не кормит. Я был уверен,

что для зарабатывания денег буду заниматься чем-то другим, а музыкой — для души. И поэтому, когда мне предложили заниматься музыкой, у меня не возник вопрос, сколько это будет стоить. И когда тебя этот вопрос не волнует, тогда деньги и приходят. Конечно, дальше я стал задумываться и о финансовой составляющей, потому что у меня большая ответственность перед огромным коллективом — да и перед своим будущим. Я понимал, что должен быть рациональным — ведь во мне видят вожака. А вожак должен привести свою стаю в то место, где есть корм. И тогда всплыли все эти вопросы: сколько стоит? Куда ехать? Что делать дальше? Да, путь был нелегкий. Но сейчас могу сказать, что коллектив хорошо себя обеспечивает. У нас нет спонсоров — и это

показатель.


О женских коллективах на эстраде. Современные женские коллективы на нашей эстраде сами ударяют по своей репутации — посмотрите даже на названия! Выставили свои прелести напоказ — и пошли на сцену. У нас же другой подход. Я считаю, что женщина может завоевать сердце мужчины элегантностью — и для этого ей не обязательно раздеваться. Должна быть загадка. А это — глаза, стройная фигура, красиво упакованная в дорогой костюм. Именно это завораживает и возбуждает — не животное в мужчине возбуждает, а его сознание. Для нормального мужчины самая сильная эрогенная зона — это интеллект. Да, на рынке много предложений — и примитивных, и более утонченных, есть для извращенцев, есть для умных, есть для глупых. А проект «Сопрано 10» — для людей с интеллектом. К его участницам нельзя подойти и спросить, можно ли провести вечер и сколько это стоит. Шансов нет. Завоевать их, наверное, можно, а вот купить нельзя. Банальность начинается тогда, когда у женщины есть цена, которую можно сразу объявить. 

№ 86 Апрель 2013 г.

Гости

Подписчиков в ее «инстаграме» больше, чем у Дональда Трампа. Ольга Бузова, телеведущая, певица, актриса, рассказала «Главному» о любви, ненависти и о том, каково быть самой маленькой и в школе, и в шоу-бизнесе.

Гости

С кинорежиссером и поэтом-песенником Валерием Полиенко «Главный» поговорил о Таганроге, кино и музыке.

Гости

Накануне премьеры «Трех сестер» в ростовском драмтеатре «Главный» поговорил с постановщиком спектакля, разумеется, о Чехове, а также о советской цензуре и Владимире Высоцком.

Гости

С фирменным «наждачным тембром», будто простуженный в Питерских подворотнях, он поёт в
образе этакого оторвы в шляпе порк-пай из секонд-хенда. Накануне ростовского концерта Billy's Band фронтмен Билли Новик рассказал «Главному» о темной стороне своего «алкоджаза», о риске застыть в вечности в нелепой позе, о любви к космологии и белому шуму.

Гости

Как сыграли СКА и «Нефтчи» в 1971 году? Кто забил гол в ворота московского «Динамо» в 1960-м? Не заглядывая в справочник, на этот вопрос, пожалуй, сможет ответить лишь один человек — Нерсес Акопов.