1
из

Рынок, на котором бывал Пушкин

№138
«Главный» изучил историю Нахичеванского базара.
Текст Сергея Медведева. ФОТО Сергея Медведева и из архивов

Автор выражает благодарность Александру Овчинникову (www.rostov-bereg.ru) за помощь в подготовке материала

 Удивительно, почему до сих пор художник Мололкин (певец Нахичеванского базара) не нарисовал на рыночном заборе картину типа «Пушкин читает стихи продавцам лавашей». Нет здесь и таблички, рассказывающей о визите поэта. Между тем, известно, что летом 1820 года Александр Сергеевич действительно проезжал через эти места. Более того, это, пожалуй, единственное место в городе, о котором можно сказать: поэт здесь был.

Одна местная газета не так давно проследила маршрут передвижения поэта по Ростову-Нахичевани. «Затем Пушкин поехал в Нахичевань по маршруту Театральная площадь — ул. Советская — площадь Свободы. Поэт заглянул на Нахичеванский рынок и выехал в сторону Аксая».

Можно было бы добавить — «по проспекту имени Шолохова». Между прочим, в Ростове Пушкина впервые увидели на углу Чехова и Социалки — как раз там и был въезд в крепость Димитрия Ростовского.

Как пишут потомки, влекомый жаждой новых ощущений и познания, Пушкин долго бродил по базару, поражаясь его восточной пышности, оригинальности лиц и одеяний людей. Может, так оно и было. Нам не известно.

Отметим, что датой основания рынка считается 1781 год, то есть организованно торговать в этом месте начали лишь спустя два года после того, как крымские армяне переселились на Дон.

 Академик Анатолий Демидов, князь Сан-Донато (Анатолий купил себе этот титул) так описал город (1837 год): «Нахичеван — город замечательный по своей странной наружности, свидетельствующий, впрочем, о господствующей здесь торговой деятельности. Народонаселение Нахичевана отличается смышленостью и ловкостью к торговле. Хотя Нахичеван находится не в таком счастливом географическом положении, как Ростов, зато жители несравненно способны к торговым сделкам, нежели ростовцы. Из глубин этой пустыни, почти не посещаемой, они содержат настоящие торговые отношения со своими соотечественниками, живущими в Астрахани, Лейпциге и Малой Азии. В доказательства их ловкости достаточно сказать, что они владеют почти всею торговлей Донского бассейна. По причине своих многочисленных базаров Нахичеван обратился в богатое складское место, способное, в случае необходимости, наводнить товаром все окрестные ярмарки. Искусные нахичеванские ярмарки не преминули скупить и все вина, доставляемые донскими виноделами; они разводят его под именем Южной России и сбывают под именем шатолафита и госотерна. Многочисленные магазины небольшого города наполнены прекрасными, шелковыми тканями и разными восточными, преимущественно персидскими товарами. Улицы здесь прямые, и так же, как и дома, содержатся в большой чистоте. Мы остановились в доме городского головы, Артемия Павловича Халибяна, который принял нас чрезвычайно радушно и приветливо. Здесь нам не понравилась только чрезвычайная дикость женщин, простиравшаяся до того, что мы едва имели случай увидеть, и то вскользь, огромные косы красавиц, расположенные на голове, и их шелковые платья».

 Женщины ему, видите ли, показались дикими. Демидов слыл дамским угодником: в 1840 году он женился на племяннице Наполеона I Матильде Бонапарт. После того как муж несколько раз высек ее, привязав к кровати, она добилась развода.

 Но вернемся в Нахичевань. Вот что пишет о городе и рынке французский геолог Гомер де Геле, посетивший эти места в 1840 году: «И вдруг видишь — встает перед тобой город Нахичеван, белый город, город армян с его преогромным базаром, где замечаешь сверкание солнца в стеклах местной самодовольной архитектуры, и особенно на красивых азиатских лицах, которые встречаешь, продвигаясь вперед. Обошли все околотки этого восточного города и все торжки с той предупредительностью, что встречаешь в воспоминаниях о Константинополе.

Лавки ломились от самых разнообразных товаров. Мы увидели, что армяне — прекрасные мастера по обработке серебра. Они показали нам несколько изготовленных ими седел для кавказских князей. Одно из них было изготовлено из синего архата, украшено черной эмалью, покрыто серебряной фольгой, к нему прилагались серебряные шпоры и серебряная уздечка. Как в Константинополе, в Нахичеване каждый товар имеет свой отдельный прилавок. Продавцы на рынке только мужчины. Нахичеванцы находят источники для дохода, и, где бы они ни поселились, своим присутствием сразу дают толчок к развитию торговли. И так, среди безлюдной донской степи поднялся город Нахичеван — типичный торговый город, и со всех сторон, даже с расстояния 25 миль, приезжают сюда за покупками. Лишь армяне способны так прекрасно вести торговлю. Ничто не ускользает от их внимательного взора. Нет во всей Новороссии ни одной ярмарки, на которую не привозили бы свои товары нахичеванцы. Одежда и оружие кавказцев также составляют одну из главных отраслей торговли. Они поддерживают тесные связи с кавказскими городами. Что касается обычаев нахичеванцев, то они так же, как и у армян, проживающих в других местах Армении, могут сменить страну проживания, форму одежды, однако их нравы и обычаи не подвержены никакому изменению».

Сначала торговля велась на свежем воздухе и под открытым небом. Потом на Гостиной и Базарной площадях появились деревянные здания лавок и магазинов. В 1870-е годы по проекту городского архитектора Василия Сазонова были построены два ряда кирпичных торговых лавок. Но, видимо, такие лавки были не всем по карману, а может, их было мало.

В газете «Южный телеграф» за 1908 год можно прочитать: «Торговцы съестными продуктами на базарной площади просят управу разрешить им устроить над их рундуками парусиновые навесы, так как во время дождей продукты подвергаются порче». На рынке и близлежащих территориях торговали всем: от овощей до гробов.

Вот что писала газета «Приазовский край» в 1912 году: «Жалоба. На площади имени гр. Л.Н. Толстого находится торго-вый корпус, где преимущественно сосредоточены конторы похоронных процессий. Между владельцами контор создалась конкуренция, и под ее влиянием приказчики усаживаются у входа в лавки и предлагают прохожим покупать по дешевым ценам гробы. На некоторых, в особенности нервных и мнительных, это производит удручающее впечатление. Более же спокойные просят долж-ностных лиц городского управления принять меры к устранению этого ненормального явления. Не лишне отметить, что в этом корпусе, специально приспособленном для торговых целей, стали селиться владельцы лавок с своими семействами и рабочими, устроили печи, и прочее, что недопустимо арендным договором и что представляет опасность в пожарном отношении».

 В 1912 году было решено, что Нахичеванский базар, по примеру ростовского Старого, должен обзавестись крытым павильоном.

 В июне 1912 года «Приазовский край» сообщает: «Начаты предварительные работы по сооружению грандиозного здания городского рынка. Произведены уже нивелировочные и начальные земляные работы. Управа просит дирекцию трамвайного общества перенести в другое место свой павильон, т.к. место, на котором он находится, необходимо городу для склада строительного материала».

 Автором проекта этого грандиозного здания стал уже упомянутый городской архитектор Василий Васильевич Сазонов. Как я понимаю, строительство шло не очень гладко: то не хватало денег на строительство, то качество работ не удовлетворяло власти. По имени подрядчика Матосова в городе даже появился термин «матосовщина». Как я понимаю, подрядчик был человеком нервным, он даже заявил об отказе от подряда. При условии, что город возвратит ему залог и возместит уже произведенный расход. 

 Вот что пишет «Приазовский край» (1913 год, 22 декабря): «Заявление Матосова. Строитель городского рынка г. Матосов, вручив управе ключи от сооруженного здания рынка, подал через нотариуса заявление городскому голове о том, что после принудительной передачи ключей, он слагает с себя ответственность за будущую судьбу рынка, т.к. управа, вступив в фактическое владение рынком, не составила приемного акта».

 «Южный телеграф» (январь 1914 года): «Управа обратилась к подрядчику по постройке крытого рынка и холерных бараков Матосову с требованием предоставить все расписки на получение денег за холерный барак, до окончательного расчета за постройку последнего. В противном случае Управа обещает взыскать с Матосова всю обусловленную контрактом неустойку».

«Приазовский край» (февраль 1914 года): «Открытие рынка. Расчеты с подрядчиком закончены. Вчера состоялось открытие рынка. В воскресенье будет совершено освящение здания».

«Южный телеграф» (19 февраля 1914 года): «Вчера состоялось открытие городского крытого рынка. Покупателей была масса».

«Южный телеграф» (26 февраля 1914 года): «Подрядчик по постройке крытого рынка г. Матосов подал в управу заявление о том, что многие из работ не были предусмотрены городом. Например, ему не хватило железа для крыш. Поэтому Матосов просит ему выдать 13 тыс. руб. дополнительно за крытый рынок и 3 тыс. руб. за холерный барак. Управа поручила архитектору г. Дурбаху дать разъяснение по этому заявлению». Увы, Матосову пришлось принять условия властей.

«Южный телеграф» (1 марта 1914 года): «Позавчера состоялось заседание особой комиссии, под председательством гласного Жученкова для рассмотрения претензии подрядчика г. Матосова о вознаграждении его за достройку крытого рынка. Притязания подрядчика признаны неосновательными и "смехотворными". Вместо искомых им 13 тыс. руб. Решено выдать только 1,5 тыс. руб., а всего, с прежде оставшимися за городом, 3.600 руб.».

№ 138 АПРЕЛЬ 2018 г.

Имя улицы

«Главный» изучил историю Нахичеванского базара.

Имя улицы

«Главный» продолжает изучать быт старого Ростова и его окрестностей. На очереди — музеи.

Имя улицы

«Главный» выяснил, как в Ростове появились первые кредитные организации.

Имя улицы

«ГЛАВНЫЙ» РЕШИЛ СОСТАВИТЬ КРАТКУЮ ИСТОРИЮ РАСКОПОК В РОСТОВЕ И БЛИЖАЙШИХ ОКРЕСТНОСТЯХ.

Имя улицы

«Главный» продолжает исследовать коммунальные проблемы столетней давности. На очереди — телефонная связь.